Жулики купили свободу на деньги режиссера Назарова

Слишком мягкий, по мнению прокурора и потерпевшего, приговор получили недавно по решению служителей Фемиды трое проходимцев

22.06.2011 в 22:15, просмотров: 4020

Аферисты, которым удалось трижды обвести вокруг пальца руководителя Государственного музыкального театра национального искусства Владимира Назарова, отделались условным сроком.

Жулики купили свободу на деньги режиссера Назарова

Как уже писал “МК”, 55-летняя уроженка Кабардино-Балкарии Рита Тасаева, ее 50-летний земляк Магомед Ахматов и 42-летний москвич Виктор Камалдинов взяли в оборот Назарова еще в январе 2008 года. Тогда жулики сумели выманить у жертвы 50 тысяч долларов под предлогом покупки за мизерную цену земельного участка в самом центре столицы. Затем аферисты уговорили театрального режиссера заплатить им 750 тысяч долларов за победу в аукционе по продаже офисного здания в Денежном переулке и вновь обманули. В третий раз доверчивый деятель искусства отдал мошенникам 400 тысяч долларов за здание на Большой Татарской улице и снова остался не у дел. Осенью 2009 года операм из отдела по борьбе с экономическими преступлениями удалось выйти на след мошенников и задержать их. Как рассказал начальник отдела следственного управления при УВД по СЗАО Константин Дьяченко, жертвой мошенников стал не только народный артист России Назаров, но и один из столичных бизнесменов, которому аферисты обещали победу при участии в тендере по покупке земельного участка за 150 тысяч долларов, а затем скрылись вместе с деньгами. В ходе следствия Ахматов отказывался давать показания, а Камалдинов свою вину отрицал и утверждал, что его задержание является лишь затеянной стражами порядка провокацией. Кстати, Камалдинова отпустили до суда под залог в 1 миллион рублей. Не исключено, что эти деньги были частью средств, похищенных у Назарова.

Как стало известно “МК”, Хорошевский суд на днях приговорил аферистов к условным срокам: Тасаеву — к 4 годам с испытательным сроком в 5 лет, Ахматова — к 5 годам, а Камалдинова — к 3,5 года. Впрочем, гособвинитель и потерпевший намерены обжаловать приговор.