Заместитель главы Минздрава рассказал про обезболивание для онкобольных

Игорь Каграманян: «Если доктор не назначил препарат, нужно прежде всего разобраться, почему этого не произошло»

27.05.2015 в 15:05, просмотров: 10905

Человек не должен терпеть боль, особенно если она невыносимая. И тем более не должен мучиться тот, чьи дни и так сочтены. Однако только за две недели в 2014-м покончили с собой 8 онкобольных. С начала февраля 2015-го в Москве произошло более десяти таких самоубийств. Последний случай — 26 мая покончил с собой физик-ядерщик, 64-летний Алексей Калагин.

Не случайно один из вопросов, который задали президенту РФ Владимиру Путину на прямой линии, касался обезболивающих. И глава государства пообещал: лекарства умирающим больным будут выписывать не по месту регистрации, а по месту фактического нахождения.

Решили ли это проблему и когда, наконец, люди перестанут выбирать смерть, чтобы не мучиться от боли, — об этом наша беседа с первым заместителем министра здравоохранения России Игорем Каграманяном.

Заместитель главы Минздрава рассказал про обезболивание для онкобольных
На фото: Игорь Каграманян

— Игорь Николаевич, покончивший с собой контр-адмирал Вячеслав Апанасенков в предсмертной записке прямо обвинил правительство и Минздрав, сославшись на существующие сложности с получением обезболивающих препаратов. Почему сегодня так остро стоит эта проблема?

— Проблема с получением обезболивающих возникла не сегодня и не вчера. Она существовала многие годы, так как правовая база по таким наркотическим препаратам не менялась примерно с конца 90-х. Сейчас мы просто стали активнее ее обсуждать.

— Ну, если проблема старая и вы о ней знаете, то почему о никак не решаете?

— Решаем. За последние три года изменилось законодательство. Увеличилось количество обезболивающего, выдаваемого по одному рецепту (например, морфина можно выдать разово до 40 ампул), продлен срок действия рецепта, разрешили врачу выписывать рецепт единолично, увеличили нормы запасов, снизили административные требования к помещениям, разработали единые клинические рекомендации по лечению боли и т.д.

Вопрос в том, чтобы теперь каждая поликлиника или больница применяла эти требования единообразно. Я понимаю, что из Москвы всех проблем не решить.

— В том-то и дело — проблема в поликлиниках. Иногда пациенты жалуются, что врачи просто не назначают наркотические обезболивающее. Доктора считают, что оно не нужно или не полагается, даже если человек кричит о боли.

— Безусловно, на врачах лежит большая ответственность за назначение обезболивающих препаратов. И да, не все они достаточно квалифицированы в этом вопросе. Потому теперь проводится обучение главных внештатных специалистов по паллиативной медицинской помощи, врачей-специалистов и лечащих врачей медицинских организаций по теме обезболивания, в том числе у детей. Особое внимание уделяется врачам, оказывающим медицинскую помощь в амбулаторных условиях, то есть в поликлинике.

Минздрав разработал учебный модуль по теме «Терапия острой и хронической боли», который будет включен в программы повышения квалификации и профессиональной переподготовки медицинских специалистов. Вузы и научные организации уже внесли поправки в свои образовательные программы. Кроме того, Московский научно-исследовательский онкологический институт имени П.А.Герцена выпустил методические рекомендации для врачей-онкологов и врачей общей практики «Фармакотерапия боли у онкологических больных при паллиативной помощи в амбулаторно-поликлинических учреждениях здравоохранения». Они представляют собой правила терапии болевого синдрома у больных со злокачественными новообразованиями, разработанные с учетом рекомендаций ВОЗ и Европейского сообщества неврологов.

— Осталось только заставить врачей все это применять... Как это сделать? Вам не кажется, что нужно наказывать тех докторов, из-за которых больные мучаются?

— Если доктор не назначил препарат, нужно прежде всего разобраться, почему этого не произошло. Привлечь к ответственности — это не всегда значит решить проблему. Гораздо важнее сделать так, чтобы все те, кому нужно соответствующее лечение, это лечение получали. Но если врач или организатор здравоохранения «заволокитил», не выполнил своих обязанностей, он, конечно, должен быть привлечен к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения.

И важно не проходить мимо таких случаев. У нас в год в министерство поступает около 80 000 обращений, среди которых немало и жалоб. Работает «горячая линия», можно написать и оперативно получить помощь в решении своего вопроса. Также создана единая «горячая линия» Росздравнадзора (8-800-500-18-35), и такие линии начинают работать во всех регионах. В ближайшее время все региональные телефоны также будут опубликованы, чтобы каждый мог оперативно посмотреть, куда звонить, если вдруг «волокитят» в поликлинике.

А еще пациенты или их родственники, столкнувшиеся с проблемами получения обезболивающих препаратов, могут написать электронное обращение. Для этого нужно заполнить форму «Жалобы о нарушении порядка назначения и выписки обезболивающих препаратов». Эта форма размещена на официальном сайте Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения, в разделе «Обратная связь».

Вообще сам факт того, что мы эту проблему обсуждаем, показывает большую степень открытости медицины в принципе. Ведь раньше все просто молчали. Вы согласны? А проблема была в значительно большем масштабе. Если вы посмотрите статистику самоубийств, то они у нас в стране существенно снизились. По онкобольным тоже.

— Что вы можете сказать по поводу последнего самоубийства онкологического больного в Шатуре? Этим делом занялся даже Следственный комитет.

— Министром здравоохранения РФ Вероникой Скворцовой дано поручение Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения осуществить проверку качества медицинской помощи, которая оказывалась данному пациенту. При этом предварительная проверка минздрава Московской области показала, что данный гражданин получал всю необходимую медицинскую помощь в связи со своим заболеванием, включая обезболивание. Какой-либо задержки с выдачей обезболивающих препаратов не было. Но, повторюсь, будем разбираться.

— Сколько жалоб именно на то, что не дают обезболивающие, поступило на «горячую линию»?

— За месяц на «горячую линию» Росздравнадзора для приема сообщений граждан о нарушении порядка назначения и выписки обезболивающих препаратов поступило около 300 обращений.

— Много... Как часто звонящие жалуются на то, что выписанных лекарств нет в аптеках?

— Не часто. В начале года Минздравом России совместно с производителями лекарственных средств проведен анализ выборки наркотических средств и психотропных веществ, в том числе в неинвазивных лекарственных формах. Анализ данных показал, что медицинские и аптечные организации в среднем выбирают около 70% от заявленной потребности (то есть заказывают больше лекарств, чем реально берут), а по неинъекционным формам — около 40%. Нерационально подходят. А в итоге в аптеке может не быть нужного препарата.

По результатам этого анализа в каждый субъект Российской Федерации было направлено письмо с указанием «болевых точек» региона с требованием обеспечить постоянное наличие лекарственных препаратов, в том числе в неинвазивных лекарственных формах, и их назначение нуждающимся пациентам для обезболивания. Сейчас прорабатывается вопрос о производстве детских лекарственных форм морфина, а также морфина короткого действия.