"Они будут медленно умирать…"

Уволенный детский трансплантолог Михаил Каабак дал «МК» эксклюзивное интервью

19.11.2019 в 20:23, просмотров: 28864

Увольнение врача-трансплантолога Михаила Каабака и его коллеги Надежды Бабенко из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД) стало резонансным. Он успешно проводил пересадки почек детям с небольшим весом. Родители нуждающихся в операции детей создали петицию «Дайте детям шанс на жизнь!», в которой, в частности, говорится, что более 75 малышей без жизненно необходимой трансплантации медленно умирают дома...

«МК» разбирался в ситуации.

СПРАВКА «МК»: Все дети, которым нужна трансплантация почки или печени, получат лечение в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей в полном объеме – так пресс-служба Минздрава прокомментировала сообщения об увольнении из НМИЦ здоровья детей «единственного в России врача-трансплантолога Михаила Каабака», который проводил пересадку почек грудным детям весом менее десяти килограммов, а также его коллегу Надежду Бабенко.

В связи с появившимися сообщениями СМИ о затруднениях с операциями по трансплантации для детей Минздрав сообщил следующее:

«Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова" Министерства здравоохранения Российской Федерации входит в число ведущих мировых клиник по профилю трансплантологии. Специалисты Центра успешно пересаживают органы детям, независимо от массы тела и возраста, начиная с 4 месяцев и 3,5 кг массы тела. Общий опыт таких трансплантаций – более 1000, только с начала текущего года - сделано свыше 120. Наиболее частой является трансплантация печени (дети от 3,5 кг) и почки (дети от 6 кг). Кроме того, НМИЦ им. Шумакова – единственная клиника в стране, выполняющая трансплантации почки и печени одновременно, в том числе детям с массой тела существенно меньше 10 кг.

Что касается детского хирурга Каабака М.М., то до недавнего времени он осуществлял свою деятельность в НМИЦ здоровья детей Минздрава России на условиях внешнего совместительства и был оформлен на 0,25 ставки. За весь период работы М.М.Каабака проведена 21 операция с его участием.

Подчеркнем, что клинические рекомендации и протоколы разрабатываются профильным экспертным сообществом и утверждаются коллегиально на всероссийских совещаниях и конгрессах.

В НМИЦ здоровья детей продолжают работу высококвалифицированные специалисты, обладающие достаточным научным и практическим опытом работы в сфере трансплантологии. Проводится предтрансплантационная подготовка пациентов на 2020 год.

В целях дальнейшего развития трансплантации почки у детей НМИЦ ЗД тесно сотрудничает с российскими и международными лидерами в области трансплантации, взаимодействуя, в частности, с «Национальным медицинским исследовательским центром трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова» Минздрава России.

Каждому ребёнку, которому необходима операция по трансплантации печени или почки, в соответствии с медицинскими показаниями, лечение будет проведено в полном объеме высокопрофессиональными специалистами страны».

Мнение самого детского врача Михаила Каабака – в эксклюзивном интервью корреспонденту «МК».

- Расскажите, пожалуйста, о самом маленьком вашем пациенте!

- Этот ребенок, которому мы сделали пересадку почки, весил 6 килограммов, он был достаточно большой по возрасту, старше двух лет. Он не смог набрать вес, требуемый для таких операций в институте Шумакова. Ребенок максимум добрался до 7 с половиной килограммов, но потом вернулся к шести по причине сопутствующей патологии. Он был успешно прооперирован, донором стала его бабушка. Несколько месяцев назад наш пациент уехал на реабилитацию домой, в Кемеровскую область. Мы не теряем этих детей из виду, есть электронный ресурс, на котором мы контактируем.

- При трансплантации детям вы использовали почки взрослых людей. Но существуют же пределы…

- Хирургам удается выполнять операции и более маленьким детям весом меньше килограмма, когда это необходимо. Проблема в том, что надо взрослую почку пришить малышу. Физиологические пределы адаптации взрослой почки к организму маленького ребенка, в основном, связаны с биомеханической совместимостью сердечно-сосудистых систем. Знаете, какое артериальное давление у взрослого человека? А у годовалого ребенка давление примерно 60 на 20. Если у взрослого человека давление снизится до таких цифр, то его почка прекратит работать. Просто потому, что не хватит крови.

- Но вам удалось найти способ решить эту проблему!

- Врачи пытались разгонять сердечно-сосудистую систему ребенка для того, чтобы повысить артериальное давление. Но не всегда с этим справлялся детский организм. Дети иногда умирали. Нужно было искать выходы, и мы путем подбора медикаментов, не вслепую, а целенаправленно пришли к той схеме иммуносупрессии (применение препаратов, ослабляющих иммунитет, чтобы избежать отторжения донорского органа. – Е.С. Для малышей весом ниже 9 килограммов эта схема безальтернативна. Без нее сделать пересадку невозможно.

- Сколько в России таких детей?

- Совсем немного. Ежегодно появляется около 50 человек. До нас доходит около 20 детей. Десять пациентов мы успешно прооперировали в начале 2019 года. Пересадку ждут всего 17 детей, 10 из которых весом меньше 9 килограммов. Что будет с этими детьми, мне не очень понятно, потому что придется делать трансплантации 2-3 раза в неделю. Пока лишь одного мальчика с весом 12 кг прооперировали несколько дней назад в институте Шумакова. Этого ребенка мы готовили к операции полтора месяца. Нас это очень тревожит, потому что, по моему мнению, программы детской трансплантации в России деградируют. В частности, в 2017-м году на всю страну было сделано 105 пересадок почек детям до 18 лет, в 2018-м эта цифра снизилась до 89, а по состоянию на середину ноября этого года меньше 50.

- Высказывались претензии к препарату.

- На словах – да, но в документах указано, что нас увольняют для того, чтобы делать больше и лучше трансплантаций. Мы начинали в 2006-м году. По этой схеме вылечили более 350 детей, а последняя версия нашего протокола работает уже 6 лет. Сейчас готовится очередное обновление, которое, как я полагаю, будет, скорей всего, еще более успешным. Но прежде чем приступать к этому, надо разрешить текущий кризис. На будущий год Научный центр здоровья детей запросил 10 квот – и это вместо 40, которые предполагали мы. Кто сегодня управляет системой планирования детской трансплантации при заболеваниях почек, мне не понятно. Впечатление, что никто. Мы не верим в злую волю, что кто-то нарочно желает причинить вред детям. Скорей всего, это некий хаос, отсутствие управления.

- На Западе используют такие протоколы?

- Да, но там проблема не стоит так остро, потому что можно пересаживать органы умерших детей, там нет этой физиологической преграды. У нас это возможно с согласия родителей, юридических препятствий нет, но я не могу назвать ни одного состоявшегося случая. Такая практика отсутствует.

- Повысится ли выживаемость, если это будет возможно?

- Не обязательно. У очень маленьких детей почки недостаточно зрелые, у тех, кто постарше, почки, конечно, намного лучше, чем у пожилых взрослых, но большого значения на выживаемость это не окажет. Зато поможет решить огромную проблему трансплантации сердца и легких. Сейчас такие пациенты вынуждены обращаться за помощью за границу.

- Вы сейчас где-то работаете?

- Нет, мы нигде не работаем. Занимаемся детьми, которым не смогли сделать операцию. Покупаем теплую одежду их родителям. Они ведь не рассчитывали зимовать в Москве. Пристраиваем их в различные больницы, решаем бытовые проблемы, потому что пока лишены возможности решать медицинские задачи.

Комментарий Национального медицинского исследовательского Центра здоровья детей (НЦЗД):

Михаил Михайлович Каабак в нашем центре работал на 0,25 ставки. Для того, чтобы программа развивалась , взяли опытного специалиста на полную ставку. Сейчас идет предтрансплантационная подготовка пациентов и в следующем году, в соответствии с квотами Минздрава и госзаданием будут проводиться операции. Но надо понимать, что ведущим центром, где проводятся такие операции, является «Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова». Ни один ребенок не останется без помощи. Это наша общая задача. Каждому ребёнку, которому необходима операция по трансплантации печени или почки, в соответствии с медицинскими показаниями, лечение будет проведено в полном объеме высокопрофессиональными специалистами.

Читайте также: Российский Минздрав прокомментировал увольнение детского трансплантолога