Гипотеза про ослабление коронавируса в жару отвергнута

"На главный путь передачи заразы температура воздуха практически не влияет"

В Москве и центральных областях России прогнозируется настоящая жара — около 30 градусов выше нуля. Пришел тот сезон, которого долго ждали во время пандемии COVID-19: многие специалисты предсказывали, что горячее солнце «сожжет» коронавирус. И все будет в порядке. О резонности этого тезила мы побеседовала с профессором-инфекционистом Николаем Малышевым.

"На главный путь передачи заразы температура воздуха практически не влияет"

- Да, некоторое время назад ряд специалистов надеялись, что высокая температура ультрафиолетовое излучение ослабят коронавирус, - отмечает эксперт. - Но на данный момент мне подобная статистика не известна. Ведь жара в разных странах мира продолжается уже значительное время. Например, в Китае сейчас жарко. Но вторичным вспышкам вируса это не мешает. 

По мнению инфекциониста, надеяться на самопроизвольное, от летней жары, снижение активности коронавируса не приходится. Раньше, в начале эпидемии, много писали об этом, но гипотезы начала весны-2020 уже отвергнуты.

- Ультрафиолетовое солнечное облучение обеззараживает поверхности, это правда, - продолжает Малышев. - Но поверхности, судя по всему, играют не столь большую роль при распространении инфекции. Ключевой путь передачи коронавируса от человека к человеку — воздушный, подразумевающий близкий контакт. А на этот путь передачи инфекции температура окружающего воздуха практически никак не влияет.

Таким образом, из трех возможных сценариев самопроизвольного затухания вируса остаются два. Во-первых, это предположение о мутации возбудителя, высказываемое большинством вирусологов (вирусу «невыгодно» убивать собственного носителя, потому со временем COVID-19 будет у большинства заболевших протекать бессимптомно или в легкой форме). Во-вторых, это теория коллективного иммунитета — впрочем, опровергаемая достаточно распространенными случаями вторичного заражения.

Наконец, существует и сценарий «победы» над коронавирусом — речь о изобретении вакцин и лекарств, гарантированно вылечивающих этот недуг. Правда, не все специалисты уверены, что эта вакцина пригодится. «Нынешний коронавирус больше всего похож на вирусы SARS-1, вспышка которого была в 2003 году, и MERS (эпидемия 2013 года) – геном этих возбудителей идентичен на 95%, - рассказала «МК» доктор медицинских наук, вирусолог Надежда Юминова, участвовавшая ранее в создании отечественных противовирусных вакцин. - А обе упомянутые вспышки быстро закончились: несколько месяцев и всё. Вакцины тогда приготовили, но они не пригодились. Сейчас мы очень спешим, белых пятен еще очень много, методы диагностики не совсем отвечают тому уровню качества, который нам нужен. А поскольку мы хотим создать не какую-нибудь, а хорошую вакцину, я считаю, что время ее выпуска в свет еще не настало». 

Для создания полноценной, качественной вакцины требуются клинические испытания нескольких ступеней, рассказывает Надежда Юминова. Вначале препарат тестируется in vitro (то есть на лабораторной культуре), затем in vivo (на животных), потом на добровольцах-взрослых, затем — с сугубой осторожностью — на детях. После этого можно обсуждать применение вакцины. Но, возможно, за это время успеет сформироваться коллективный иммунитет популяции — ведь сама по себе инфекция не такая уж тяжелая.

Разговоры о том, что вакцина может оказаться непроверенной или что под видом вакцины нас могут «чипировать», непрофессиональны. «Вакцины перед сертификацией проверяют крайне серьезно, - подчеркивает Надежда Юминова. - И все-таки России хорошо бы иметь свою вакцину, производство которой курируем мы сами, а не тот же Билл Гейтс. Это вопрос национальной безопасности. Да, мы должны получить свою вакцину и не должны сомневаться в качестве отечественной вакцины — в силах российских специалистов сделать ее действительно хорошей».  

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28305 от 8 июля 2020

Заголовок в газете: Градус не крадет вирус