“Наша новая школа”

Средний возраст российского педагога — 47 лет, в Европе — лет на 10 меньше

24.06.2010 в 16:17, просмотров: 1945
Пожилые учителя не уходят на заслуженный отдых, молодые не хотят работать в школах. Старенькие, но все же не вечные Марьиванны не всегда находят общий язык с великовозрастными детьми. Современные подростки позволяют себе не только грубить педагогам, но и поднимать на них руку. Случай в Иркутске, когда 80-летнего учителя физкультуры избили ее же ученики прямо на уроке, потряс всю страну. И вот тогда в той же Иркутской области стали в массовом порядке уходить на пенсию возрастные педагоги, и в других регионах всерьез задумались над этой проблемой. Но курс на омолаживание российских учительских кадров невозможен без желания выпускников педвузов работать в школе. А желание не возникнет, пока молодой преподаватель не будет иметь возможности на кусок хлеба намазать масло...
“Наша новая школа”
фото: Александр Корнющенко

Молодая моя столица


— Только 5% выпускников педагогических вузов идут преподавать в школе. Сложная кадровая ситуация — это хроническая общесистемная проблема российского образования. Она по-прежнему характеризуется сохранением большой численности преподавателей пенсионного возраста. Задачи повышения престижа учительского труда не теряют актуальности и остаются в числе приоритетов правительства, — заявил вице-премьер Правительства РФ Сергей Иванов на заседании коллегии Минобрнауки.


По словам Сергея Борисовича, в планах Минобра — потратить в этом году на образование 44% ВВП, что значительно больше, чем все расходы на оборону. Но это в планах, а пока образовательные реформы хорошо легли только на столичную денежную почву. Здесь ситуация отличается в корне, программы по привлечению молодежи работают уже три года. Нет недостатка в молодых кадрах, средняя зарплата 35 000 рублей плюс социальные льготы.


В московские школы сейчас не устроиться, везде полный штат. Молодых специалистов больше, чем учителей пенсионного возраста. В первые три года работы выпускники педагогических вузов получают 40% надбавки к зарплате. Отличники с красным дипломом — 50%, рассказывает пресс-атташе московского Департамента образования Александр Гаврилов. К тому же молодым учителям дают подъемные 20 000 рублей и частично компенсируют проезд в общественном транспорте. Есть программы и по обеспечению жильем.


Иная ситуация складывается в регионах. Средний возраст российского педагога равен примерно 47 годам, тогда как в Европе, скажем, учителя в среднем лет на 10 младше. По официальной статистике Курской области, из 12 524 учителей 16,3% — пенсионеры, у 54% стаж более 20 лет, и только 8% работают не более пяти лет. В Белгородском регионе количество работающих пенсионеров превосходит практически в два раза число молодых специалистов. Примерно аналогичная картина складывается в Орловской и Липецкой областях, а также на большей части, если не на всей, территории России.


Первой зарплаты хватило на тортик


Михаил Гончаров всегда мечтал заниматься наукой и преподавать. С отличием закончил два вуза и пошел работать в школу.


— Наконец моя мечта сбылась. Я проработал педагогом 6 лет. Первой зарплаты как раз хватило на небольшой торт. Потом с годами увеличивал количество часов, максимум было 42. По вечерам и выходным вел платные спортивные секции. Все вместе получалось около 13 тысяч рублей. Постепенно появлялось состояние нервного истощения. Это сказывалось на работе и личной жизни. Я решил: хватит, и написал заявление об увольнении, — рассказывает бизнесмен Михаил. Сейчас у него собственное дело. Как он говорит, средств хватает на все, хотя желание учить и вести научную деятельность не пропало.


История довольно показательная. Дипломированные специалисты находят себя в банковском деле, страховании, туристском бизнесе и торговле. Большинство из них хотели бы преподавать в школах, но при отсутствии стабильности, нормальной заработной платы и жилья боятся приходить в средние учебные заведения.


— Я очень хочу заниматься с ребятами, мне правда нравится. Но на что жить? На 3—4 тысячи? А между тем нужно ездить на работу, чем-то питаться, одеваться, платить за квартиру, отдыхать.

Специальность педагога выбрала по призванию, очень люблю детей и хочу работать с ними. Но, увы. Сейчас устроилась в крупный холдинг переводчиком, преподаю язык сотрудникам компании, по выходным учу студентов. Мне интересно, нравится, хотя желание работать в школе никуда не делось, — делится переживаниями выпускница Курского государственного университета Анна Ботвиньева.


В белгородском департаменте образования, культуры и молодежной политики “МК” признались, что и в их области проблема с педкадрами стоит так же остро.


— Молодежь не идет не только в школы, но даже на некоторые профильные специальности в самих вузах. А после окончания, естественно, стремится устроиться на работу с нормальным доходом.

Отсутствие жилья, доступной ипотеки, большие нагрузки и неоправданно маленькая заработная плата — все это причины кадрового голода, — объясняет 1-й заместитель руководителя белгородского департамента Игорь Шаповалов.


Своим опытом с “МК” поделилась директор омской общеобразовательной школы №34 Валентина Ящина.


— Из 39 человек педагогического состава пять молодых. Им, конечно, тяжело, стимула работать нет. Ставка 3600 за 18 часов, ну и надбавка мэрии идет тысяча рублей. Разве на это можно прожить? Никаких подъемных нет, льгот и квартир — тоже. Есть местные и федеральные конкурсы, но это все единичные случаи. Кому-то одному из учителей дадут 50 000 или 200 000 рублей в качестве гранта, но это совсем не массовое явление. Да и попробуй еще получи этот грант. А как всем остальным жить прикажете? Что это — неуважение или отсутствие потребности в нашей работе? — удивляется Валентина Вильевна.


На территории страны действуют две основные программы. Нацпроект “Образование”, стартовавший в 2005 году, и образовательная инициатива “Наша новая школа”, внедрение которой началось в сентябре 2009 года. Но, как говорят многие представители местных образовательных структур, федеральные законы предполагают, а региональные власти располагают. Губернаторы решают проблемы на местах, исходя из собственного бюджета, а он у всех разный. Хотя в любом регионе существует местная система льгот или финансовой поддержки. Но этих мер недостаточно, они не помогают всем педагогам, только некоторым категориям.


— Более или менее приличные зарплаты выходят в основном у опытных коллег. И то потому, что есть высокая категория, разряд, стаж плюс пенсия. Новоиспеченным педагогам к зарплате добавляется 50% от ставки в течение первого года. И все равно в конце месяца они на руках имеют всего 6850 рублей. Есть надбавка за классное руководство. Но она тоже не всегда эффективна. Здесь нужно учитывать количество учеников в классе. У меня большая школа, 647 учеников, но не в каждом учебном заведении учится так много детей, — говорит директор средней воронежской школы №11 Лариса Хопрова.


Кстати, хоть мы и привыкли к тому, что в городах всем, в том числе и педагогам, живется чуть лучше, чем в деревнях, сейчас городские учителя с завистью смотрят в сторону своих сельских коллег. Пока одни пытаются существовать на отведенный минимум, для вторых во многих областях ввели хоть какие-то льготы — надо же как-то людей в глубинку привлекать. Так, например, в Курской и Белгородской областях учителям предоставляется бесплатный проезд до места работы, оплачиваются коммунальные услуги, при наличии средств в бюджете молодым специалистам снимается жилплощадь и платятся подъемные. Помогают выпускникам и в Вологодской области. Бывшие студенты, желающие работать в сельской школе, в первый год получат поддержку в размере 50 000 рублей, во второй — 30 000 рублей, третий — 20 000 рублей.


“Нам просто нечем заменить работу”


Старики держатся за места тоже не от хорошей жизни. Маленькие пенсии, неустроенность, бесперспективность существования. Им некуда уходить. Они борются за место, пытаются остаться в живых, еще хоть на какое-то время продлить ощущение своей необходимости.


— Нам просто нечем заменить работу, коллектив. В странах Запада учитель-пенсионер получает достойные деньги. К его услугам развитая инфраструктура, многочисленные возможности: путешествия по миру, клубы по интересам, система образования для ветеранов. У нас одинокая учительница, вышедшая на пенсию, остается совершенно одна в стенах своей комнаты. Подумайте: совершенно одна, — говорит 62-летний учитель истории Людмила Гапеева.


Иркутская учительница физкультуры, которую так цинично ославили на всю страну ее же собственные ученики, потому и не жаловалась, что ее избивают, что боялась увольнения. Боялась, что скажут: значит, не справляетесь вы уже, уважаемая, отправляйтесь-ка на пенсию. А по словам ее дочери, больше всего пожилая женщина боялась остаться без работы и ощутить свою ненужность. Хотя, конечно, ей уже нельзя было работать с подростками.


Между тем к возрасту своих преподавателей с предубеждением относятся далеко не все ученики, да и родители тоже находят положительные стороны в том, что их детей обучают педагоги со стажем и с опытом.


— Предубеждений у меня нет ни против молодых, ни против пожилых учителей. Обобщения по возрастному принципу вообще не конструктивны. Все очень индивидуально. Если педагог настоящий специалист, его возраст заинтересует меня в последнюю очередь. В школе, где учатся мои мальчишки, работает много пенсионеров. Их характеры и предрассудки иногда осложняют ученикам жизнь, это правда, но ничего страшного. Дети должны закаляться в общении с самыми разными людьми. Мои сыновья с первого класса путешествуют в Сети. Их классная руководительница убеждена, что Интернет сродни наркомании. Но ведь дело не в том, что ей за 60, а в том, что компьютера у нее не было, нет, а по уровню ее заработков — и не будет. Практического опыта в этой области взять ей негде, вот она и перестраховывается, — высказывает свое мнение Александр Карпов, отец двух сыновей-близнецов.


— Здорово, когда с учителем интересно. А пожилой он или молодой, не имеет значения. Нам разные преподавали, отношения с классом тоже по-разному складывались. Тут от человека зависит, насколько ему важна и интересна собственная работа, желание донести до нас хоть какие-то знания. Это сразу видно, — говорит Алина Пахомова, ученица старших классов пермской образовательной школы.


Местные бюджеты молодежь не тянут


Проблема есть, и надо ее как-то решать. Профессия учителя не престижна, не популярна и унизительна. Образовательные проекты пока не действуют в полной мере, учителя бедствуют, все больше убеждаясь в ненужности своей работы.


По словам председателя департамента образования администрации города Липецка Анны Шамаевой, нельзя отдавать решения о назначении основной учительской ставки и предоставлении льгот на откуп губернаторов и местных властей. Базовая часть заработной платы должна быть достойной и обеспечиваться только государством.


— В течение первого года работы из липецких школ уходят 75% молодых педагогов. Это понятно, они не могут прожить на 4900. Для решения проблемы не надо изобретать велосипеда. Нужно предоставить жилье и поднять уровень зарплаты. Должно быть политическое решение главы страны. Не иначе! Местные бюджеты не потянут таких сумм в отличие от федеральных. Именно в этом случае в средние учебные заведения придет молодежь. Учитель — стратегически важная профессия, от нее зависит наше будущее, благополучие детей, — объясняет Анна Митрофановна.


Об этих же мерах говорят все региональные главы образовательной отрасли, приплюсовывая доступную ипотеку, хорошую пенсию и введение льгот. Приоритетное участие государства — вот решение учительского вопроса, считают они.