Захват Елены инопланетянами

Актриса Лядова: «Еще чуть-чуть, и вы начнете забывать, как вас зовут»

10 января 2012 в 18:02, просмотров: 9916

На первый взгляд Елена Лядова кажется высокомерной. На второй – тоже. На вопросы отвечает односложно. Колкости пропускает мимо ушей. Комплименты – тем более. Сидит себе напротив, пьет кофе чашку за чашкой и загадочно улыбается. Одобрительно или с издевкой – не поймешь. Карьеру в кино Лена начала со вторых ролей, но у первых режиссеров – младшей сестры в фильме «Космос как предчувствие» Алексея Учителя, старшей – в «Солдатском декамероне» Андрея Прошкина. И там, и там она отбивает у сестер ухажеров. В первом случае – Евгения Миронова, во втором – Александра Яценко. В «Елене» Андрея Звягинцева ей тоже приходится бороться за любимого, только на этот раз – родного отца. И опять: проводя на экране минимум времени, Лядова умудряется сообщить своей героине столько энергии, противоречий и горечи утраты, что если не сразу, то спустя время четко становится понятно, кто здесь на самом деле главная Елена. Хотя сама актриса особого значения этой роли не придает. Опять высокомерие? Нет, скорее такое редкое в наших краях чувство собственного достоинства.

Захват Елены инопланетянами
фото: Геннадий Авраменко

«Елена» получилась быстро и легко»

— Елена, вас просто невозможно было поймать в последнее время.

— Что делать: работа, личная жизнь. За-ня-тость.

— Что за работа?

— Что-то доделываю. Озвучиваю уже отснятый материал. И начала работать на новой картине у Александра Велединского «Географ глобус пропил» по роману Алексея Иванова. Съемки проходят в Перми.

— Это один из тех фильмов, которые у нас теперь называются социально значимым проектом и получают отдельное финансирование от государства?

— Я в эти детали не вникала.

— А разница с обычными съемками есть? Может, у вас там гримваген двухкомнатный, полы в гостинице с подогревом?

— У меня всегда условия неплохие.

— Как вам Пермь? Говорят, там теперь живет все современное искусство.

— В Перми холодно. Но я там была пока всего два дня, так что с современным искусством, кроме бара в фойе гостиницы, ознакомиться не успела.

— Роль у вас большая?

— Да, главная женская роль.

— Наконец-то!

— Почему наконец-то? Я считаю, что я достаточно обласкана материалом. У меня много ролей, и совсем маленьких среди них не было. Были и главные — в «Собаке Павлова» Екатерины Шагаловой, «Братьях Карамазовых» Юрия Мороза.

— В «Братьях Карамазовых» все-таки нельзя выделить основную женскую роль. Хотя Грушенька, безусловно, один из самых интересных персонажей. Уже не просто Сонечка Мармеладова...

— А такая — успешная Сонечка, да? (Смеется.)

— К слову, о Достоевском. После «Елены» много говорили, что это русская классическая литература наоборот. Что Звягинцев вывернул наизнанку тип маленького человека.

— А как же герой Смердякова в «Карамазовых»? Это и есть маленький человек, который решается на преступление. Это тот же герой, что и персонаж Надежды Маркиной.

фото: Лариса Камышева
С Андреем Звягинцевым.

— Елена за своих детей борется, поступает согласно инстинктам. Смердяков все же личность достаточно неприятная.

— Он сам и есть свое дитя, которое он защищает.

— Хорошо, я еще раз попробую задать этот вопрос. У вас есть своя версия того, что происходит в фильме Андрея Звягинцева «Елена»?

— Мне кажется, в картине все настолько внятно и понятно, что не знаю, какая тут еще нужна моя версия.

— Тогда так: вы в этом противостоянии на чьей стороне?

— На стороне героя Смирнова. В какой-то степени. В любом случае, я ему больше сочувствую, чем героине Надежды Маркиной.

— Вам сложно дались эти съемки? Например, эпизод разговора с отцом в больнице?

— Да нет, скорее незаметно. Атмосферу на площадке режиссер создал хорошую. Андрей Сергеевич выступил как прекрасный партнер. Сценарист написал отличный диалог. Чудо-оператор все снял. Что еще надо? Получилось быстро и легко. Не в муках, нет.

— Когда вы впервые увидели картину?

— В Каннах. И она меня сразу впечатлила, задела.

— А Канны?

— Остались задним фоном. Канны и Канны. Небольшой французский городок с большим мероприятием раз в году. Помню, что была суета с платьем для ковровой дорожки. Все-таки не каждый день на нее выбираешься. Хотелось выглядеть симпатично. Вот и все мои переживания по поводу Канн.

— В таком случае чем Канны отличаются от того же «Кинотавра»?

— Оба фестиваля важны и значимы, но их значение имеет разные масштабы. «Кинотавр» — мероприятие национальное, а Канны — международное. Но перед показом сердечко стучит одинаково, что там, что здесь. А вот после премьеры «Елены» в Каннах состоялась вечеринка, на которой я увидела полный свет «Кинотавра». Практически филиал. То же море, те же лица. Только до Сочи лететь ближе.

— А как же весь цвет мирового кинематографа, спешащий каждый год на Лазурный Берег?

— В детстве меня какое-то время волновал своей спичкой в зубах Сильвестр Сталлоне. Вот с ним я бы встретилась, но он, по-моему, в Канны не ездит. И с Микки Рурком, конечно.

— Он же приезжал в Москву — посмотреть, как выглядит местный СИЗО. Вполне в форме мужчина.

— Еще ого-го, ничего себе перчик, да? (Смеется.)

«Актрисой стала от лени»

— Вы родились в Тамбовской области?

— Да, в районном городе Моршанске, который известен своей табачной фабрикой. Она производила на всю Россию «Приму», «Космос» и «Беломорканал». Моршанскую «Приму» знают все курильщики. А некоторые из моих знакомых до сих пор курят «Беломор».

Но я там прожила недолго. В первый класс я пошла уже в Одинцове, под Москвой. Детство было прекрасное и счастливое: детский сад, каникулы у бабушки, поездки на море с родителями, подарки на Новый год. Я уже тогда лезла во все конкурсы и показы мод. Хотелось развлекать, танцевать, наряжаться. И после школы выбрала самый простой способ существования — актерство.

— Ничего себе самый простой!

— Мне тогда так казалось. Математику не надо сдавать. Сочинение не писать. А перспективы бумажной писанины и изучения точных наук меня пугали.

— То есть актрисой стали от лени?

— Думаю, да.

— Студенческие годы были такими же прекрасными, как и школьные?

— У нас получился очень дружный курс. Но в театральном студенчестве все, кто живет на одном курсе, становятся друзьями. У нас тесная связь. Все мы в одной каше варимся, в один душ ходим, в одной общаге живем.

— Один душ на этаж?

— Один душ на подъезд. В подвале — мужской и женский. На три кабинки и с одним работающим краном. Чисто теоретически одновременно могут помыться трое, но практически — только один. Остальные в очереди.

— Похоже чем-то на русское кино.

— Так что мы были вынуждены дружить. И круглосуточно проводили время вместе. Личного пространства тоже не было. Если какие-то романы и возникали, то опять же среди однокурсников.

— И все в том же душе.

— Недалеко.

— То есть у вас богатый личный опыт, чтобы опираться на него при работе над ролями?

— Не самый богатый.

— Жизнь сильно изменилась после «Космоса как предчувствие»?

— Возможно, это послужило толчком для кого-то, чтобы узнать, что есть такая актриса Елена Лядова. Но звезды с неба не посыпались. Все так же последовательно развивалось. Практически одновременно с «Космосом» я снялась в «Солдатском декамероне» и в «Собаке Павлова», а потом на некоторое время наступило затишье.

— Что же вы делали?

— Тратила время на себя, но и без дела не сидела. Работала в театре. Заполняла пробел в кино телевизионными работами.

— У вас есть ощущение, что после «Елены» все словно началось заново? Что закончился один период и начался другой, более значимый? Это ведь пока самая удачная ваша роль.

— С чего вдруг это самая удачная моя роль? Может, какое-то общественное мнение обо мне сейчас изменилось, но я для себя ничего нового в «Елене» не сделала. На телепроектах я работаю не хуже. Так же честно и так же трачусь. Единственное отличие состояло в том, что на «Елене» мои способности интересовали оператора и режиссера. А это мало кому интересно, понимаете?

— Андрей вас со сцены прямо называет: великая актриса.

— Он доволен тем, что я делаю. Я чувствую это. Он не из тех, кто замалчивает свое мнение. И мне безумно приятно, что Андрей такой.

«А за политикой я слежу»

— Родители что говорят про ваши фильмы?

— Им нравится, как я играю. Это важно для любых родителей, если их дети могут сделать что-то сами, добиться чего-то. Особенно в той области, которая от них далека. Мне кажется, они уважают меня. Маме нравится картина «Елена».

«Может, какое-то общественное мнение обо мне сейчас изменилось, но я для себя ничего нового в «Елене» не сделала».

— А когда приходит новость о большом серьезном проекте, с кем первым делитесь этой радостью?

— С агентом. Потом с мамой.

— То есть вы с ней часто советуетесь?

— Не то чтобы советуюсь — делюсь.

— Что привезли родителям в подарок из Канн?

— Себя живую и здоровую.

— И в красивом платье.

— Да меня в обычной жизни платья не очень интересуют.

— А что же? Неужели футбол и политические дебаты?

— Футбол нет, а за политикой я слежу. Стараюсь вникнуть.

— То есть политически вы подкованы?

— Я понимаю, что происходит.

— Правда? Расскажите мне тогда. А то я уже совсем ничего не понимаю.

— Не понимаете? Это же тотальный захват Земли инопланетянами.

— Вот в чем все дело!

— Еще немного, и вы начнете забывать, как вас зовут.

— Если вы продолжите надо мной издеваться, так и произойдет.

— Никакого издевательства! Наоборот, говорю совершенно открытым текстом. Более того — инопланетянам даже лететь никуда не надо. Они уже и так давно здесь и ходят среди нас. Еще чуть-чуть — и совсем уничтожат.

— Спилберг же снял фильм «Инопланетянин» — там у него совершенно чудесный персонаж.

— Он просто верит в хороших инопланетян.

— Хорошо, а голосовать вы ходили?

— Да.

— А в лучшее будущее нашей страны верите?

— Конечно, верю! Куда же мы без веры.

— Что-нибудь загадывали на Новый год?

— Все мы надеемся, что с 1 января все станет намного краше.

— Вы же говорили, что и так довольны собственной жизнью.

— Значит, я ожидаю, что буду довольна ею еще больше.

— Есть мысли, что для этого нужно сделать?

— Есть мысли, но я вам о них не скажу.

— Понятно: семья, дети. И роль у Ларса фон Триера.

— Я же сказала: не скажу! На то они и личные мечты.

— И как вы коротаете время в ожидании своей мечты?

— Как и все: хожу в кафе, кино, встречаюсь с друзьями, сплю дома, убираюсь, готовлю.

— Вкусно?

— Неплохо.

— И еще пьете много кофе.

— Да, кофе я люблю. Стараюсь не ходить в те места, где его плохо готовят. Хотя я бы не назвала себя большим знатоком...

— Хватит с вас того, что вы в курсе, что творится в стране.

— И правда, достаточно.



Партнеры