Миг откровений

Или провокационный прием художников

5 июля 2012 в 20:42, просмотров: 2228

В галерее «Марго-Арт» любопытного зрителя интригует необычайная серия живописных выставок «Шуньята». Воплощение незримых ощущений». Звучит загадочно. Хочется войти, поразмышлять и даже поспорить. Эксперимент всей молодежной группы «РецептАрт» и ее руководителя Николая Сенкевича достоин внимания.

Миг откровений
Николай Сенкевич с женой Ириной.

Николай Николаевич, спокойный мудрец с колючим ежиком седеющих усов, когда-то, на одной из своих выставок, рассказал мне, что первые уроки живописи ему преподал не кто-нибудь, а лама.

— Да, это в Монголии, в 1961 году, где я был с родителями в Улан-Баторе, я познакомился с ламой в буддийском монастыре. Он был художником.

— На давней выставке вы показали дорогую вам вещь — портрет ламы, сидящего у дерева. Чувствовалось: юный Сенкевич проникся уважением к буддийскому монаху.

— Это единственная сохранившаяся моя вещь того времени. Я дорожу этим портретом.

Смотрите фоторепортаж по теме: Серия живописных выставок «Шуньята»
4 фото

— Выставку своих новых работ вы предоставили зрителям вместе с творчеством пяти своих учеников. И назвали ее непонятным словом «Шуньята». Объясните, почему?

— Это санскритское слово многогранно. В переводе — «пустота», «ничто». Нам, европейцам, трудно понять смысл такой «пустоты». Это вовсе не та пустота, которую мы обычно заполняем чем-нибудь. Шуньята — это самодостаточная пустота. Наша выставка посвящена поиску и обнаружению духовных реалий, глубоко заложенных в нашем подсознании. В поиске этих незримых ощущений мы, художники, проделываем свой собственный путь осмысления мира.

Н.Сенкевич «Диктатор».

— Ваша студия называется «РецептАрт». Вы помните «рецепт» буддийского ламы?

— Буддизму он меня не обучал. Но я усвоил мировоззренческие установки ламы: он объяснил мне, как обходить какие-то житейские ситуации, не влезать в конфликты. Вернувшись в Москву, я познакомился с поэтом Леонидом Губановым. В моих глазах он был поэтом крупного уровня. К тому времени я уже знал поэзию Гумилева, Андрея Белого, Саши Черного... И, естественно, я последовал за Губановым в литературное объединение, которым руководила Мария Марковна Шур. Тогда поэты увлекались еще и музыкой «битлов».

Общение наше проходило обычно на кухнях. Споры, стихи, музыка часто сопровождались выпивкой. Так было. В этих компаниях я познакомился с Анатолием Зверевым, Оскаром Рабиным, талантливейшими художниками. Жалко, что я не попытался нарисовать портреты этих независимых и гордых мастеров.

Мне пригодился совет ламы — я никогда не влезал в вечные столкновения, даже конфликты между андеграундом и молодежной секцией МОСХа.

Вот такая выставка открыта до 12 июля по адресу: Давыдковская улица, 3, стр. 2, метро «Славянский бульвар».





Партнеры