Чехову 25, и он чудовище

Михаил Угаров: «Снимаю про то, как таганрогский парень приехал в Москву и еще не знает, что он великий писатель»

25 июля 2013 в 20:27, просмотров: 5096

Несколько лет назад известный театральный режиссер и драматург Михаил Угаров (как сценарист работавший в картинах «Рагин», «Дневник убийцы», «Петербургские тайны») шокировал театральную общественность дерзким заявлением: «Ставить сегодня «Трех сестер» безнравственно. Чехову следует отдохнуть». При этом сам писал пьесы на современные темы, в которых нет-нет да угадывалась чеховская интонация, а своих героев погружал в те самые мелочи жизни, хорошо нам известные по сочинениям «замученного театрами» Антона Павловича. Вот и свой первый фильм как режиссер — «Братья Ч» — он взялся снимать о 25-летнем Чехове, его братьях и отце.

Чехову 25, и он чудовище
фото: Светлана Хохрякова
Молодого актера Егора Корешкова на площадке называют Антоном Павловичем Корешковым.

В Тульскую область, где проходят съемки, пришлось добираться около пяти часов на неторопливом мосфильмовском автобусе, совсем уж притихшем на разбитых деревенских дорогах. Вдали от большой жизни, в Никольском-Вяземском, расположена усадьба Льва Толстого, где жил его старший брат Николенька, тот, что выдумал всем известную зеленую палочку. К нему, старому холостяку, наведывались Тургенев, Лесков, сам Лев Николаевич. Они ходили в баню, на охоту, к деревенским девкам. Софья Андреевна Толстая сюда никогда не приезжала. Здесь был мальчишник. Старинный дом не уцелел. Его сожгли крестьяне еще в 1918 году. В 60-е усадьбу восстановили по фотографиям. Сохранилось немало подлинных вещей, которые и предоставили съемочной группе Михаила Угарова. Выделили три комнаты, где теперь обитает совсем другое семейство — Чеховых. Ученица Олега Шейнциса, художница Мария Утробина, привела дом в порядок. Говорят, он был в ужасном состоянии. Кинематографисты вернули ему прежний вид, поставили беседку. Музей (это ведомство Владимира Толстого, а до Ясной Поляны рукой подать) на месяц закрыли на время съемок. Потом все достанется туристам.

В годы войны в усадьбе располагался госпиталь. Поэтому на обелиске, установленном напротив хозяйственных построек Толстых, среди имен погибших немало врачей и санитаров. Пройдешь чуть дальше, увидишь так называемый дуб Болконского, под кроной которого герой романа «Война и мир» размышлял о смысле бытия, глядя в небо. Поблизости — школа, где обучается только 26 учеников, из них четверо первоклассников, один семиклассник и единственный выпускник 11-го класса. Вот в таком антураже и работает съемочная группа.

Сидим возле толстовского дома, среди благоухающих флоксов, разговариваем с авторами фильма под ржание лошадей, пасущихся рядом. То и дело отмахиваемся от мух. В реке Черни, кристально чистой, ледяной и опасной до жути, актеры купаются — по роли и в свободное время, ловят раков. «Я боюсь ее до смерти!» — скажет Михаил Угаров.

Его жена и драматург Елена Гремина написала сценарий «Братья Ч» по письмам братьев Чеховых — Антона и Александра, воспоминаниям Александра и Михаила Чеховых, произведениям самого Антона Павловича. Чехову, по сюжету, 25 лет. Это загадочный скрытный человек. Как скажет Елена, сложилась история младшего брата, ставшего старшим. Тут затронуты драматические взаимоотношения Чехова с Дуней Эфрос (актриса Яна Иртеньева), подругой его сестры. Их женитьба не состоялась. Два сильных характера не сошлись. К тому же Дуня была замужем в тот момент. По словам Елены Греминой, было немало женщин, которые считали, что Чехов их любил. Но фильм не историко-биографический, он про здесь и сейчас, про то, что в каждом из нас есть Антон, Александр и Дуня. Мать Чехова в нем не появится. Сделают жесткую историю братьев и отца.

«Чехов — человек мужского мира».

— Чехов был сексист, — говорит Елена Гремина. — И это история парней. Чехов — человек мужского мира.

При этом женщины двигают ход событий. Особый аспект — отношения к еврейским женщинам. Когда сценарий представляли на «Кинотавре», кто-то посоветовал снимать фильм в Молдавии — там дешевле. Между тем тут важна русская природа, то, что поспел крыжовник и взошла рожь. Один из лучших наших операторов Алишер Хамидходжаев, работающий на картине, делает все, чтобы природа стала участником драматургического пространства. По словам Елены Греминой, Михаил Угаров снимает не благостное кино среди поля ромашек, а злую русскую природу. Алишер в четыре утра ездит снимать туманы и не перестает повторять: «Ниша мертвого кино занята. Мы снимаем живое».

Для Михаила Угарова этот фильм все равно что «Как закалялась сталь» Островского. Он с трудом передвигается, опираясь на сложное приспособление, после травмы, случившейся перед началом съемок.

Молодой актер Егор Корешков сыграет Антона Чехова. Его тут называют Антоном Павловичем Корешковым. Он «обжился» в роли, и теперь его день складывается так:

— С утра я читаю пару-тройку рассказов Чехова, потом сценарий, одеваюсь, плаваю, иногда сам пописываю. Когда живешь в городе, все время куда-то спешишь, а здесь можно сесть и подумать или не думать ни о чем. Это хорошо. Не разбрасываешься, погружаешься в фильм.

— Я Александр Павлович Чехов, — подхватывает актер Артем Григорьев. — Мой брат оказался сложным человеком. Я сейчас к нему не очень хорошо отношусь. Для меня он чудовище. Может помочь, а не делает этого. Для русской души нестерпимо его слушать.

Как-то на съемочной площадке Артем Григорьев выкрикнул: «Антон, ты чудовище!». Но вообще-то тут никто не хочет работать, все хотят чувствовать, страдать, пользоваться деньгами, которые с трудом зарабатывает Антон Чехов, и при этом не очень его любить. Михаил Угаров рассказывает:

— До сих пор мы не догадались, кто такой Чехов. Это самая закрытая фигура в нашей литературе. Мы пытались с Егором Корешковым представить его руки, ноги и не смогли. Можно представить, какими они были у Толстого, у кого-то другого, но только не у Чехова. Он все время ускользает. Наш композитор Александр Маноцков сказал: «Пусть этой тайной страдает зритель». В самом деле, почему мы с Корешковым должны страдать за Антона Чехова?

А дальше режиссер сделал еще одно неожиданное заявление:

— Чехов — это я в свои 25 лет, когда я работал завлитом в театре, писал безумные произведения, в которые никто не верил, родные в том числе. Я вот думаю, как этот таганрогский парень приехал в Москву и обустраивался. В 25 лет он никто, не знает ничего про то, что он великий русский писатель.

В группе установлен сухой закон. И курить можно только в беседке, чтобы не подвергать опасности деревянные постройки. Работают кинематографисты по 12 часов, а потом еще продолжаются индивидуальные репетиции с актерами. Как сказал Сергей Греков, играющий отца братьев Чеховых: «Я приехал сюда дураком, а уеду сумасшедшим. Я изменился на сто процентов». Полное погружение в материал.



Партнеры