Документалисты умирают от малярии и истязают себя перед камерами

В Москве побывали режиссеры Северной Европы и Ульрих Зайдль

25 апреля 2014 в 17:53, просмотров: 1897

В московском Центре документального кино открылся I фестиваль документального кино стран Северной Европы North Way. В его программу вошли очень разные фильмы из пяти стран — Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии, Швеции.

Документалисты умирают от малярии и истязают себя перед камерами
Кадр из фильма "Оптимисты"

У нас пока мало известны имена документалистов Северной Европы, хотя кинематографических титанов этой богатой во всех смыслах территории - Бергмана, Триера, Каурисмяки - особо представлять не надо. Теперь у московских зрителей будет возможность не только посмотреть неизвестное ей кино, но и пообщаться с документалистами лично. В день открытия показали экспериментальный фильм «Мой скарб» режиссера из Финляндии Петри Лаукканена, который решил круто изменить свою жизнь. В течение года он отказывался от всех благ так называемого общества потребления. Все, что с ним происходило в это время, он фиксировал на камеру. Конечно, это не радикальный шаг покойного Герца Франка, который снимал то, как его оперировали, но в любом случае предельная степень обнажения и бесстрашия. В рамках фестиваля представят несколько серий фильма «Мост», после чего состоится дискуссия о феномене скандинавских сериалов. Впервые в России покажут документальный фильм «Оптимисты» - историю необычной волейбольной возрастной команды, состоящей из дам от 66 до 98 лет. «Экспедиция на край света», удостоенная спецприза студентов на фестивале научного кино «360 градусов», рассказывает о путешествии геологов, археологов, художников и фотографов к берегам Гренландии, куда добирается редкий турист. «Большие парни теряют бананы» - о конфликте рабочих банановой плантации в Никарагуа с крупнейшей мировой компанией, специализирующейся на производстве овощей и фруктов.

В тот же день, когда стартовал фестиваль North Way, в Москву приехал австрийский режиссер Ульрих Зайдль, некогда документалист, ставший знаменитым еще до появления своей трилогии «Рай», «Собачьей жары» и других картин, сделанных на стыке игрового и неигрового кино. В Москве показали его документальный 16-минутный фильм «Метр в кепке», снятый в 1980 году. Он рассказывает о человеке, чей рост не превышает 140 сантиметров. Это повседневная жизнь лилипута, его работа и досуг, к которым люди высокого роста всегда испытывают странное любопытство. «Метр в кепке» показали в Музее современного искусства в рамках презентации книги Зары Абдуллаевой «Зайдль. Метод». После чего герой дня больше часа отвечал на вопросы публики. Делал это очень основательно, не так, как случается с нашими кинематографистами. Да и сам факт выхода книги о нем в России — большое для него событие. Она состоит из двух частей — текстов на русском и немецком языках. Зара Абдуллаева очень темпераментно проанализировала творчество Зайдля, привлекла к работе даже Киру Муратову, о которой несколько лет назад написала монографию. Ульриху Зайдлю задавали вопросы о том, как должен работать режиссер, какими принципами руководствоваться в сложных политических реалиях. И он отвечал, что важно быть верным самому себе. Накануне, 23 апреля, пришло трагическое известие о смерти его коллеги - австрийского документалиста Михаэля Главоггера, с которым Зайдля связывала дружба и совместная работа. 54-летний режиссер отправился в Либерию снимать свой новый фильм. А он никогда не искал легких путей, всегда отправлялся в самые напряженные точки мира. И вот теперь в Африке заболел малярией, а лечили его там от тифа. Михаэль Главоггер был сценаристом и оператором собственных фильмов, многие из которых получили главные премии важнейших мировых фестивалей. Его картины «Мегаполисы», «Смерть рабочего», «Слава блудницы» показывались и в Москве. Режиссер ушел из жизни во время съемок, буквально на рабочем посту. На недавнем Берлинале он представлял 3D-проект «Соборы культуры», одна из частей которого, касавшаяся Российской Государственной библиотеки, была сделана именно им. Жизнь Главоггера — страшный ответ на вопросы, адресованные Зайдлю, - о том, как должен жить и снимать режиссер. Ульрих рассказывал собравшимся о том, как долго австрийское кино вообще не воспринимали всерьез, его просто никто не знал, а потом все изменилось. Сам Зайдль заканчивает работу над фильмом «Подвал», в котором попытается исследовать, что значит в жизни австрийца этот самый подвал, или погреб, и что с ним связано в его сознании.



Партнеры