Андрея Мерзликина привело в кино простое любопытство

Андрей Мерзликин: «Благодаря кризису и санкциям я крайне мало снимаюсь, поэтому сижу дома с детишками»

7 декабря 2015 в 21:24, просмотров: 3951

Многие кинематографисты приуныли: кризис, нет денег на съемки – нет работы. Но актеру Андрею Мерзлликину жаловаться не приходится. Премьеры у него идут одна за другой. К тому же, он считает, что это – не главное в жизни.

Андрея Мерзликина привело в кино простое любопытство
фото: Сергей Иванов
Андрей Мерзликин

- Андрей, вы так много сегодня снимаетесь. Продюсеры, режиссеры, наверное, буквально рвут вас на части. В этом году вышли «Елки лохматые», «Единичка», «Родина», сейчас в прокате сразу два фильма с вашим участием – «Зеленая карета» и «Училка», скоро стартует «Норвег».

- Да, год выдался плодотворным. С годами накапливаются фильмы счастливого эквивалента, этапные, их часто показывают. Неплохо, если они находят отклик у зрителей. Двенадцать лет назад появился фильм «Бумер», семь лет назад – «Качели», потом – «Брестская крепость». Если зритель подустал от артиста, часто появляющегося на экранах ТВ, то в следующем году премьер будет значительно меньше, и все мы отдохнем друг от друга. В этом году я нигде не снимался, хотя, возможно, к зиме что-то и изменится.

- А вас нет в соцсетях?

- Я завел себе Инстаграм, пользуюсь им для обратной связи с моими зрителями. Они могут написать мне, оставить свое мнение о фильмах. Я практически всегда отвечаю. Это короткая форма, но она позволяет мне быть более адекватным человеком в моей профессии. Так что я социально активен в сети.

- Вы поехали представлять «Зеленую карету» и «Училку» в другие города. Так они вам дороги?

- Появилось свободное время и возможность встретиться, поговорить с людьми, ответить на вопросы. Я сам решил представить наши картины зрителю, зная, как тяжело продвигается в прокате и в освещении российское кино. Наши фильмы о человеческих отношениях и взаимопонимании. С надеждой и со светлым концом. Не чернуха и безнадега. А еще у нас в конкурентах зарубежные «Сойка-пересмешница», «007», «Виктор Франкенштейн». На московской премьере «Зеленой кареты» узнал от Артема Виткина, что сценарий он написал 10 лет назад и предполагал, что главную роль сыграет Владимир Машков. История практически невыдуманная, случилась на самом деле. Я дважды отказывался от роли, боялся проекции на свою жизнь, а в третий раз согласился. И не жалею – роль интересная, объемная, такие редко актерам сейчас попадаются.

Одновременно вышла «Училка». Многие пугаются, увидев на афишах Ирину Купченко с пистолетом. Параллельно идет «Черная месса» - никого не пугает. И буквально в каждом городе нас спрашивают: «Как вы смели назвать учительницу – это же святое! – «училкой»?» Режиссер говорит, что мы так привлекаем внимание. А если честно, то после показа фильма форуму учителей в Анапе, прочитали у них на сайте отзыв, в котором говорится, что фильму удалось изменить этимологию смысла слова «училка»… Оно стало более уважительным. Ирина Купченко около 14 лет не снималась в кино, но, прочитав сценарий, сказала: «Я хочу сыграть эту роль». А вот и образования в разных городах и областях не рекомендуют смотреть фильм школьникам. Понимаете? Не посмотрев фильм, судят по обложке (пистолет на плакате) и трейлеру. Вот вам и поддержка российского кино.

- Говорят, вы хороший семьянин. Первый и единственный брак – в 33 года, трое детей. Как считаете, мужчина должен жениться в зрелом возрасте, крепко встав на ноги? В этом залог счастливого семейного уклада?

- Упаси меня Бог – давать советы. Это точно не про меня. Из меня советчик – из рук вон какой плохой. Не знаю никаких «рецептов», формул жизни, как следует поступать. У меня все это с Божьей помощью. Точно знаю, что советами сыт не будешь, а вот чужим опытом жить можно и нужно, формировать свою личность. Опытом родителей, тех людей, которые оказывают на тебя влияние.

- У ваших детей такие нераспространенные имена: Серафима, Евдокия, Федор… По церковному календарю называли?

- В этом никакого придуманного алгоритма не было. Мне нравилось имя Серафима, я хотел так назвать дочь. А супруга хотела назвать сына Федором. Ну и прекрасно, назвали. Имя Евдокия пришло в совместном обсуждении. Безусловно, сверялись с церковным календарем, это важно для нас.

- Вы много времени уделяете своим детям?

- Весь этот год я с ними. Благодаря кризису и санкциям я сейчас крайне мало задействован в кино, поэтому сижу дома с детишками, вместе ездим отдыхать. Они даже немного удивлены таким частым присутствием папы дома.

- В театр с ними ходите?

- Конечно. Театр, кино. Школа, секции. Гуляем. Часто смотрим мультики (дети еще маленькие). Недавно посмотрели «Необыкновенное путешествие Серафимы», потрясающий фильм, нам всем очень понравился.

- Может, и школьные собрания не игнорируете?

- Никогда не был сторонником присутствия отцов на классном собрании. Я могу прийти только если сын нахулиганит – например, разобьет окно, тогда я должен нанять стекольщика.

- Бываете ли вы на встречах со своими одноклассниками?

- Нет, никогда. Как только окончил школу, сразу поставил крестик на этом: этап пройден. Нет желания возвращаться туда. Не могу сказать, что скучаю по школьным годам. Бывает, жизнь сводит с одноклассниками, и я искренне рад.

- А как насчет вашей альма-матер?

- ВГИК? Я там бываю. Редко, правда. ВГИК у меня ассоциируется не с географическим положением, зданием, а с людьми, с которыми я учился, с теми знакомствами, что привели меня к дружескому общению, с кем сформировалось мое понимание профессии. Я очень благодарен студенческим годам. Я был уже в осознанном возрасте (получил высшее образование), готовым для создания впечатлений, что-то понимал в жизни. А школьная пора – это рефлексия, процесс выживания среди сверстников. Не думаю, что об этом стоит вспоминать, грустить.ВГИК – это педагоги Юрий Борисович Ильяшевский и Андрей Борисович Голиков, руководитель курса Евгений Арсеньевич Киндинов, столпы, которые помогли мне понять профессию. ВГИК – это студенты, с которыми мы шкодничали, импровизировали, делали ошибки – для того, чтобы понять суть профессии. Наши эксперименты выливались в короткометражные фильмы, и любовь к ним я сохранил до сих пор. И моя раздутая кинобиография отчасти состоит из короткометражек. Снимаюсь у студентов и очень радуюсь этому. Как будто и сейчас во ВГИКе нахожусь.

- В этом году во Владивостоке на фестивале «Меридианы Тихого» вы отпечатали свою ладонь для звездной аллеи. А на мосфильмовской Аллее кинозвезд вашего следа нет?

- Я очень благодарен жителям Владивостока, посчитавшим, что я должен быть у них на аллее. Картина «Зеленая карета», которую я там представлял, дорога мне. Так же, как и их внимание, высокая оценка. А на мосфильмовской аллее я такой чести не удостоен.

- Вы еще в детстве мечтали стать кинозвездой, как какой-нибудь ваш кумир?

- Вообще не мечтал. Любовь к профессии появилась только когда начал в ней работать. А привело меня в нее простое любопытство. Слава богу, что я нашел себя.

- И не было кружков, театральных секций, студийных постановок?

- Никогда. Я и сейчас боюсь их, далек от этого.

- Зовут ли вас в антрепризы?

- Не зовут. У меня есть два спектакля, я их люблю и горжусь ими: «Предательство» Гарольда Пинтера, постановка Владимира Мирзоева в Вахтанговском театре, и «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» по пьесе Тома Стоппарда в режиссуре Павла Сафонова. Большая творческая удача – сыграть в пьесе Стоппарда в переводе Бродского – потрясающий язык, потрясающая драматургия. Переживаю за судьбу этого спектакля – он всякий раз на грани закрытия, тяжело выживать во время кризиса.

- Почему вы ушли из театра Джигарханяна?

- Я отработал там 8 лет. Армену Борисовичу я очень благодарен за школу. Он столько дал мне в профессии! Он так велик во всем. Я всегда любил подсматривать за ним. С ним интересно делать все – от спектакля до беседы, у него потрясающее чувство юмора. «Одинокий клоун», как он говорит о себе, и акцентирует на слове «клоун».А почему ушел? Началась востребованность в кино, я не мог упустить такой шанс, и Армен Борисович меня благословил: «Я никогда не отказывался от ролей, иди и снимайся». Тем более, я тогда уже женился, и было понятно, что кино даст еще и возможность поправить семейный бюджет.

- Теперь вы успешны, востребованы – и еще молоды. 42 года - «золотой» возраст для мужчины?

- Не знаю, я только вошел в него. Вот встретимся с вами лет через 10, и я скажу, золотой он был или нет. Золото возраста определяется зрелостью внутренней. Не востребованностью, не количеством премьер. Профессия для меня – не основной столп, не алтарь моей жизни. Есть премьеры – хорошо, нет их – ну и ладно. Посмотрим, как я запою через 10 лет. Мне даже любопытно.



Партнеры