Поющее сердце Игоря Офицерова

Заслуженный артист России помнит слова всех своих песен и хранит под кроватью автомат Калашникова

26 января 2016 в 18:55, просмотров: 3837

Кто в 70-х не отплясывал на дискотеке под шлягеры «Кто тебе сказал?», «Облака в реке», «Люди встречаются, люди влюбляются», «Листья закружат»? Концерты экс-солиста ансамбля «Поющие сердца» Игоря Офицерова и ныне проходят при полных залах. Отправляясь на гастроли, он нашел время, чтобы ответить на наши вопросы.

Поющее сердце Игоря Офицерова
фото: youtube.com

— Вы из музыкальной семьи?

— У нас была казачья семья. Несмотря на то что никто не знал музыкальной грамоты, песни раскладывали на три голоса и никто не фальшивил. Я хотя и имел хороший голос от природы, о музыкальной карьере не помышлял. Сидел как-то с ребятами в парке, пел под гитару, когда вдруг рядом остановилась женщина. Подозвав к себе, сказала: «У вас, молодой человек, талант. Вам надо учиться. Я готова с вами работать». Преподаватель музыкального училища по вокалу Белла Наумовна Тененбаум, немка по национальности, и стала моей наставницей на долгие годы.

— В армии не пришлось бегать кроссы — вас взяли петь в военный ансамбль?

— Я служил в воинской армии №55107 в Ставрополе, где был ансамбль «Звездочка». Между прочим, довольно серьезный коллектив, мы в Северо-Кавказском округе постоянно брали призовые места. А что касается кроссов, для меня не проблема была пробежать 10–15 километров. И даже был на распутье: думал, спортом мне дальше заниматься или музыкой. Музыка пересилила. Что касается армии, то первые полгода службы мне не делалось никаких поблажек. Я служил будь здоров!

— Кто открыл дорогу на большую сцену?

— Я учился в музыкальном училище, а вечерами пел в ресторане, который на тот момент считался одним из самых лучших в городе. Однажды в фойе ко мне подошел незнакомец, который оказался руководителем ансамбля «Ребята с Арбата» Виктором Векштейном. Он тогда как раз создавал ансамбль «Современник», который потом изменил название на «Поющие сердца», и собирал коллектив музыкантов. Я услышал: «Все, через три дня едем в Москву». У него тогда работал мой земляк — трубач Саша Тимофеев, которого я хорошо знал, и если бы не он, я, наверное, никуда не поехал.

— С ансамблями объездили полмира?

— Работая в «Поющих сердцах», мы стали москвичами, нас приняли в Москонцерт. Мы стали лауреатами сначала Всероссийского, а потом и Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Началась активная гастрольная жизнь. С ансамблем мне довелось побывать во многих странах мира. А самой популярной песней, которую я записал, была «Кто тебе сказал?» Вячеслава Добрынина.

— Наверняка поклонники дарили подарки — не вспомните самый необычный из них?

— Несколько лет назад Михаил Тимофеевич Калашников подарил мне автомат. Он лежит у меня под кроватью, завернутый в полиэтилен. У него ствол запаянный — это подарочный вариант.

— Вы по-прежнему активно гастролируете. Как принимают зрители культовые песни прошлых лет?

— Очень хорошо, нередко вскакивают с мест, пританцовывают, поют вместе со мной. А вообще люблю песни, где можно показать красоту и мощь голоса, где можно проявить актерские способности.

— У вас есть любимая песня?

— Да, это «Священная война». Помню, шел какой-то военный фильм. Действие происходило в военкомате. Там маленького мальчика поставили на табуретку и попросили спеть. И он детским голоском начал выводить: «Вставай, страна огромная…» Меня прямо озноб прошиб. И до сих пор я не могу без волнения слушать эту песню. Это просто невозможная, сильная по энергетике вещь.

— Расскажите о ближайших гастролях.

— 28 января мы втроем — я из «Поющих сердец», Володя Преображенский из «Синей птицы», Толя Кашепаров из «Песняров» — отправляемся по малым городам России. Будем выступать в Бологом, Высшем Волочке… Без музыки я уже не могу. Если нет поездок, дома по три-четыре часа в день пою.



Партнеры