ОТ «ВОЗВРАЩЕНИЯ» К «ИЗГНАНИЮ»

Владимир Мишуков: «Предчувствие» - еще далеко не само чувство. И какое оно - ещё не понятно.

5 мая 2008 в 23:49, просмотров: 2188

Одним из самых ярких событий фотобиеннале стала выставка «Предчувствие» Владимира Мишукова, автора фотоальбомов   "Возвращение", "Культ семьи" и необычной серии "Синдром любви", где известные деятели культуры сфотографированы с детьми с синдромом Дауна. В новой экспозиции Мишуков представлен как фотограф, приглашенный «летописцем» на съемочную площадку к Андрею Звягинцеву. Он работал на обоих фильмах режиссера - «Возвращении» и «Изгнании». Как оказалось, съемочная площадка была фотографу Мишукову не в новинку. Прежде чем укрыться по другую сторону объектива он успешно начинал свой творческий путь в актерской профессии. О чем и рассказал корр. «МК».

-  Владимир, как началось ваше сотрудничество с Андреем Звягинцевым?

- Мы в разное время учились в ГИТИСе. Но у нас был общий Учитель - Владимир Наумович Левертов. Помню, Андрей приходил к нам на дипломный спектакль. И по-настоящему мы познакомились уже после окончания института. Встретились, когда Андрей снимал рекламу. Я ему даже  чем-то помогал. Потом работали вместе на телевидении: делали разные промо-ролики. Когда Андрей вместе с оператором Михаилом Кричманом снимали сериал «Черная комната», я приходил к ним на площадку, и делал снимки просто для себя. До съемок «Возвращения» в одной короткометражке Андрей собирался использовать мои черно-белые фотографии, которые я  тогда  просто снимал на улице. Однажды Миша Кричман предложил мне сделать обширную фотосессию с Татьяной Друбич для картины Жени Сердюковского. Фильм тот до сих пор еще не вышел. Фотографиям в нем отводилось значительное место. Так что, моя первая работа  фотографа в кино началась именно тогда. 

- Звягинцев – закрытый человек. Как же вы попали к нему фотографом на съемочную площадку?

- Он меня сам пригласил. По сюжету картины, герои ведут дневник. В финале должен звучать закадровый голос, читающий  записи, сделанные во время путешествия. Видимо, Андрею это показалось недостаточным и он определил место для фотографии. Я снимал с точки зрения мальчиков-подростков. Это было интересно и давало большой творческий простор.

- Если другие режиссеры пригласят, пойдете?

- Скорее всего, нет. 

- Как бы вы определи свою задачу на площадке?

- Моя задача: наблюдать, созерцать, если хотите. Пропускать через своё нутро происходящее перед глазами. Ведь, фотография - это мой субъективный взгляд, сопряжённый с моими чувствами, мыслями, опытом. Фиксируя процесс съёмок фильма и то, что вокруг него, я неизбежно создаю образ, почти мифологический.  

- Сложно ли этот образ найти и зафиксировать? Вы ведь не боевик снимали…

- Некоторые сцены в «Изгнании» подолгу снимались. Например, семейный пикник - 8 рабочих смен. Можете себе представить? Но это тоже интересно, погружаешься в какой-то определенный ритм, в одно пространство. Высматриваешь, выискиваешь. Важно оторваться от, уже предложенной авторами, структуры. А то, что вы видели – лишь малая часть всего снятого. «Предчувствие» - еще далеко не само чувство. И какое оно - ещё не понятно.

-  А как вы себя вели на съемочной площадке?

- Тихонечко. Каждый там сосредоточен на своем. У каждого своя задача. И очень важно не мешать. Мне потом Костя Лавроненко сказал, мол, сидишь-сидишь, готовишься к сцене и вдруг чувствуешь, что кто-то за тобой все время наблюдает. Я же глазастый, все время смотрю. (Смеется).

- Если судить по выставке, то снимать актеров вам показалось интереснее.

- Нет. Это просто кадры так отобраны. Есть целая серия с оператором Михаилом Кричманом – хоть целую выставку про него делай. Марию Бонневи снимать одно наслаждение: она красивая. Много кадров, где Андрей в состоянии почти страдания. (Улыбается). 

- По образованию вы - актер. Это помогло на площадке?

- Я ученик Владимира Наумовича Левертова, обучение которого     было основано на системе Станиславского, на наблюдении за людьми, за природой человека. На первом-втором курсе мы учились не играть, а слышать, видеть, ходить, говорить, быть самим собой в неестественных, на тот момент, условиях сценической площадки. Ты прислушиваешься к собственной природе, анализируешь свои действия и партнёра. Это один из способов познания мира. Для фотографирования – просто грандиозный опыт.   

- Обратно в профессию не тянет? Хотя бы во время работы со Звягинцевым?

-  Андрей - один из немногих у кого я бы согласился сниматься как актер. Еще бы с удовольствием пошел к Герману старшему. Не знаю, насколько бы смог соответствовать Кире Муратовой, но и к ней бы тоже пошел… К Светлане Проскуриной, к Алексею Попогребскому - конечно. Хотя для этого нужно будет выключаться из всех своих фотопроцессов, а это непросто.

- Не жалеете о брошенной профессии?

- Недавно пересматривал фильм «Фантазии Фарятьева». На втором курсе ГИТИСа вместе со своей однокурсницей Наташей Назаровой (сейчас она пишет хорошие сценарии) мы делали самостоятельный отрывок из этой пьесы. И вот сейчас мне показалось, что мы смогли бы сделать это убедительнее.

- А что с новыми выставками, и фотоальбомами?

- Вы уже ждете? (Смеется). Всё в процессе. Зреет. Накапливается. 

- Как оценил Звягинцев вашу выставку?

- Андрей не принадлежит к числу людей, которые сразу и вслух выражают свое мнение. Видимо, эмоции бывают такими сдержанными потому, что люди давно уже оценили достоинства друг друга. Хотя несколько моих фотографий он захотел повесить дома на стенку.

- Вы назвали выставку предчувствием альбома. Каким он будет?

- Красивым, надеюсь.



    Партнеры