Жизнь не по лжи

К 90-летию великого русского писателя А.И.Солженицына.

10 декабря 2008 в 11:43, просмотров: 1095

На Международной научной конференции “Путь Александра Солженицына в контексте Большого Времени”, организованной Русским общественным фондом, Академией Наук, Министерством культуры, Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, выступили исследователи из России, США, Англии, Италии, Германии, Японии, Польши, Румынии, Литвы. Два дня анализировалось литературное наследие Нобелевского лауреата с точки зрения филологов, историков, общественных деятелей и религиозных мыслителей. Вдова писателя Наталья Дмитриевна Солженицына получила несколько личных посланий.

 

Личные послания

Из Лондона.                                                    28 ноября 2008 года 

Дорогая госпожа Солженицына!

Двадцать пять лет спустя после нашей памятной встречи мне захотелось написать Вам и воздать честь Вашему поистине замечательному мужу, Александру Солженицыну, по случаю его девяностолетия, до которого он немного не дожил. Свидетель жестокости коммунистического режима, он соединил в себе недюжинную физическую смелость, ясное этическое видение и огромный литературный талант — чтобы высказать неприглядную правду своего времени. Он стал человеком, необходимым своему веку, и заслужил восхищение многих людей во всем мире.

Сегодня, когда вместе с Вами я вспоминаю эту уникальную личность, я более чем когда-либо думаю о его провидческой обеспокоенности проблемами нашего двадцать первого века. Нам нужна будет каждая крупица его мудрости для того, чтобы противостоять тем вызовам, которые встают перед нами. Начиная с разного рода человеческих конфликтов и кончая изменением климата — эти вызовы тесно взаимосвязаны и требуют от нас такого всеобъемлющего ответа, на который способны великие умы, подобные Вашему мужу.

Хочу процитировать заключительные слова из его Гарвардской речи: “Ни у кого на Земле не осталось другого выхода, как — вверх”.

Я шлю Вам мои самые добрые пожелания и самое сердечное соболезнование.

Искренне Ваш    Чарльз

                               (Принц Уэльский) 

Из Нью-Йорка                                                       5 декабря 2008 года

Александр Солженицын был, несомненно, одним из важнейших писателей двадцатого века, а с точки зрения истории — писателем несравненным. Он возвещал правду в эпоху лжи, губительной идеологии и тайных убийств; он был истинным патриотом в империи, где честность была преступлением, а криводушие обеспечивало привилегии; он был писателем, который отдал всего себя описанию истории своей страны. Он был русским человеком, изгнанным с любимой родины, — и всей своей жизнью, пером и личным примером Солженицын с честью служил всем нам.

Поистине, его жизнь — это редкостный пример смелости, сострадания, достоинства, трудолюбия, реализованных человеческих возможностей и бескомпромиссной правдивости. Мне доставляет гораздо больше удовольствия читать Солженицына, даже не соглашаясь с ним, чем читать многих других авторов, чьи взгляды ближе к моим. Его честная убежденность обладает огромной жизненной силой и буквально вдохновляет, вдыхает жизнь в читателя. Мне посчастливилось встречать его и беседовать с ним — и в Вермонте, и в Троице-Лыкове; помимо прочего, я видел в нем мужа замечательной женщины и отца не менее замечательных сыновей. Нам будет его не хватать, но мы будем читать его — и он всегда будет для нас неподдельным голосом своего века.

David Remnick, Editor-in-Chief, The New Yorker.

(Дэвид Ремник, главный редактор журнала “The New Yorker”).

 

Кто же он на самом деле? 

Станислав Говорухин, знаменитый кинорежиссер, первым снял документальный фильм о Солженицыне. О своих впечатлениях он рассказал в Манеже, на открытии выставки фотографий.

После прочтения “Одного дня Ивана Денисовича” у моего поколения был повышенный интерес к личности писателя: какой же он на самом деле? Увидеть бы его живым! Но где? И как…

Я лично уже полвека живу с именем Солженицына. Да не я один. День прочтения его первой книги стал для меня поворотным. “Иван Денисович” вызвал к жизни новую литературу, совсем не похожую на кондовый соцреализм: это и “лейтенантская” проза, с ее жесткой правдой о войне, и книги писателей-“деревенщиков”.

Вся Россия читающая следила за схваткой одного гражданина с этой всепожирающей государственной машиной. И гражданин победил! И это сражение оказало огромное влияние на все общество. Изменился нравственный и политический климат в стране. И это ускорило кончину Совьи Глазьевны, как мы называли на кухнях советскую власть.

Всегда вспоминаю свои счастливые дни, которые я провел в Вермонте, соприкоснулся с великим писателем, был допущен в святая святых — в его творческую лабораторию. Говорят, дружба с великими — это дар богов. Конечно, я не был его другом в житейском понимании. Но я уже был его другом до того, как познакомился с ним лично.

 



Партнеры