Тролли, мумии и тухлые перцы

Что читать нашим детям?

11 декабря 2008 в 17:50, просмотров: 1017

Государство давно уже занято проблемой детского чтения. Придумывают свои программы библиотеки, проводят мероприятия книжные магазины.

Но, открыв некоторые из современных книг, рискуешь выпустить на свет таких монстров, что лучше держать подобные шедевры связанными ремнем, как поступал Гарри Поттер со своим кровожадным учебником по уходу за магическими существами. Необходимо быть предупрежденным заранее. Если открывать книгу — то какую? Что ждет детей на полках и как в этом ориентироваться?

Буратино в шелках и в золоте

В последние годы детская литература издается в таких количествах, что жаловаться на ее нехватку кажется странным. Но если посмотреть поближе — значительную часть составляют переиздания и перепереиздания уже ставших классикой книг. Порой в таком потрясающем оформлении (“Приключения Пиноккио” Карло Коллоди, “Снежная Королева” Ханса Кристиана Андерсена), что замираешь от всех этих атласных переплетов и золотых обрезов, толстой глянцевой бумаги и шикарных иллюстраций. Потом смотришь на ценник — и каменеешь снова, и аккуратно пристраиваешь книгу обратно на полку.

Хорошие книги многим становятся не по карману. Это часто касается и новинок: издательствам удается договориться о выпуске замечательных авторов, но цена порой оказывается слишком высокой — особенно если книга предназначена для малышей и век ее недолог.

“Вредные советы” нашего времени

Есть и более экономичные способы. Привлечь детей можно какой-нибудь бунтарской идеей и жуткими иллюстрациями.

В России пока не появился новый Григорий Остер, зато американские писатели дружно увлеклись “вредным” жанром и основательно переплюнули наши незлобные по сути стихи. “Гадкий Генри” Франчески Саймон (вошедшей, кстати, в десятку самых читаемых авторов Великобритании), “Тухлая школа” и ужастики в бумажных переплетах от Роберта Стайна — все тянет с полок свои паучьи лапки, течет фиолетовой жижей и мерзко хихикает. Полный комплект детского счастья. “Может, хватит?” — спрашивает нагруженная целой стопкой таких книжек мама. “Нет, еще последнего Генри не взяли!” — дочка в розовом пальтишке устремляется к тараканам и мумиям...

Пищит, линяет и скалит зубы

Мумий, к слову, можно теперь разглядывать во всех подробностях. Что дает только книга — так это тактильные ощущения и невероятную радость от выпрыгивающих на тебя рыцарей, расправляющих крылья драконов и кричащих чаек. Детские отделы наводнили книжки-раскладушки с наклейками, кармашками и пластиковыми деталями. Мумия разбирается до замотанного в почти истлевшие бинты коричневого скелетика и внутренностей, спрятанных в сосудах.

Вряд ли фараоны ожидали такого вмешательства в их частную жизнь, но теперь каждый любознательный ребенок может пощупать печень древнего правителя Египта. Замок откидывает подвесной мост, надуваются паруса пиратского корабля, шумит с открытого разворота море. Дети с удовольствием возятся с выдвигающимися клапанами, раскладывающимися картами, извлекают из конвертов волосы единорога и машут волшебными палочками. Правда, сложно назвать все эти конструкции книгами. Текста в них зачастую минимум, а обилие вымышленных фактов о магии и драконах вряд ли чему-то научит ребенка.

Клонировать Алису и Гарри

Количество фэнтези и фантастики растет просто в геометрической прогрессии — феи, тролли, супернатуралисты (герои Йона Колфера и многих других) и загадочные сквозняки (серия Татьяны Левановой) грозятся захватить мир. Или спасти его от сверхъестественных существ. А сами-то они — кто?..

Всех словно охватила жажда писательства. Сколько бы ни говорили, что книги для детей писать куда сложнее, чем для взрослых, это по-прежнему мало кого убеждает. Множатся сюжеты с минимальными отличиями. Сначала все выпускают трилогии. Следом — ведь читатели так просят! — выходят четвертая, пятая, десятая и уже не сосчитать какая книги. Потом они выходят в блестящих обложечках. Дальше — в толстом томе с какими-нибудь бонусами. Затем, например, в виде комиксов — “Артемис Фаул” Йона Колфера принял облик графической новеллы. В общем-то, неиссякаемый источник дохода. Дети тянутся к завлекающим обложкам — и тянут за собой родителей.

Куда бежать?

Среди этих ужасно фантастических и фантастически ужасных полчищ можно для начала ухватиться хотя бы за скромные томики давно знакомых историй. На полки начали возвращаться авторы, которых я уже и не ждала увидеть.

В этом году выпущена “В рассветный час” Александры Бруштейн — продолжение очаровательной, незабываемой книги “Дорога уходит вдаль…”. Выходят в свет Луиза Олкотт, Рут Сойер, Элинор Портер и многие другие писательницы, которых давно потеснили “Прекрасная второгодница”, “Муки ревности в 6 “Б” и прочие детские любовные романы.
Мари-Од Мюрай, Даниэль Пеннак, Ульф Старк — эти имена больше не кажутся чужими, каждый из авторов делится живыми, честными историями, искренность которых обезоруживает.

Наши недетские детские книги

Список авторов станет ненамного больше, если добавить к нему наших детских писателей — Марину Москвину, Екатерину Мурашову, Илью Боровикова… Да и детские ли они?

“Дела и ужасы Жени Осинкиной” Мариэтты Чудаковой с удовольствием читает моя бабушка. Вспоминает, быть может, свое детство. Но вряд ли нужно говорить, что современные дети совсем не такие. Осинкина, решительная, честная, находчивая, начитанная, спортивная, по-пионерски учит читателей не сорить на улицах и придерживать двери в метро. Учит с каждой страницы. Талантливая, но не детская книжка. Скорее — книга воспоминаний.

“Класс коррекции” Екатерины Мурашовой — сильная, почти жестокая история. Слишком напряженная и беспощадная. Издевательства, одиночество, болезнь… Необходима, чтобы разбудить, и чем-то похожа в этом на “Чучело” Железникова. После прочтения — тяжело, пусть финал и дает надежду. Хватит ли у ребенка душевных сил, чтобы ее пережить?..

“Горожане солнца” Ильи Боровикова в начале и вовсе какой-то лингвистически-стилистический пир. Слова, созвучия, конструкции предложений и странность истории погружают в некое гипнотическое состояние. Деревня снеговиков, оживающие манекены, часовщики, обитатели метро, бесконечное путешествие по подземной реке — все сливается в сюрреалистический хоровод. Город — двойник Москвы, памятники — двойники памятников, люди — двойники людей. Все зыбко, нереально, и хочется выбраться из этого потрясающего, но мрачного водоворота. Автору, кажется, хочется того же. К финалу ему будто бы становится немного скучно, упрощается роскошная вязь слов и расплетается запутанный сюжет. Впрочем, тоже не до конца.

Внутренний кризис

О кризисных явлениях в детской литературе сейчас говорится много. Благородной целью преодолеть их задаются порой совсем молодые авторы. Они еще помнят детство. Но все как будто мучают себя. Хоть немного, а пробивается в книги эта задача: надо научить, надо преподать урок морали, надо написать не банально, надо бы уже это закончить… Не могут они пока что отвоевать детей у эльфов и мумий. Говорят, нет сегодня такой темы, на которую современный писатель мог бы поговорить с детьми. Но так ли важна эта тема? Быть может, сейчас авторам просто не о чем — или страшно — говорить с самими собой?..



Партнеры