Андрей Соколов нашел себе “няню”

А Настя Заворотнюк освоила вторую древнейшую

4 июля 2007 в 17:59, просмотров: 820

Ранним утром у подножия гостиницы “Пекин” наблюдалось скопление съемочной техники и кинозвезд. Неправдоподобно тоненькая Анастасия Заворотнюк, Валерий Николаев в костюме цвета металлик и лаковых туфлях, Александр Лазарев-младший с непривычно короткой стрижкой на высветленных волосах и с контактными линзами, изменившими цвет глаз. Наконец, главный “адвокат” экрана, вызвавший в народе легкий ажиотаж: “Это Андрей Соколов? В каком фильме он снимается?” Андрей Соколов не снимается, он снимает. Свой полнометражный кинодебют под названием “Артефакт”.

Съемки начали у гостиницы “Пекин”. Теперь же день за днем по улицам Москвы движется кортеж: за черным джипом, установленным на платформе и окруженным киноаппаратурой, следуют гримвагон для актеров и вереница машин со съемочной группой. В салоне джипа дни напролет парятся Анастасия Заворотнюк и Александр Лазарев. Снимается самое начало пути, который пройдет через Москву, Подмосковье, а дальше на юг, в Геленджик. Атмосфера в джипе накаленная. И не только из-за летней жары — знакомство героев начинается чуть ли не со ссоры.

В съемочном перпетуум-мобиле случаются перерывы, во время которых Андрей Соколов отвечает на вопросы “МК”.

— Андрей, почему “Артефакт”?

— Вообще-то главный мотив фильма — движение. Во времени, в пространстве. В чувствах. Постепенно герои осознают, что их путешествие проходит одновременно в двух пространствах. Реальность перетекает в миры фантазий — артефакт. Словом, сюжет “с тараканами”. Мне это нравится.

— Другая реальность предполагает наличие спецэффектов.

— Будет большое количество компьютерных спецэффектов. Но они скорее играют служебную роль. Главное — отношения между людьми.

— Какая роль в вашем фильме отводится Москве?

— Урбанизированное, технократическое пространство, из которого герои уходят к чистоте и природе.

— Автомобиль — равноправный герой?

— Конечно, ведь это роуд-муви. Смотрите, какой красавец! Эту машину я выбрал потому, что очень люблю охоту, а для нее важно надежное средство передвижения. Именно эту машину я брал на тест-драйв и ездил на ней на утиную охоту. Она умница, не подвела.

— Распределяя главные роли, вы делали ставку на звезд?

— И не скрываю этого. С профессионалами проще работать, им не надо объяснять, что кино — это производство. Посмотрите, здесь пятьдесят человек, которые обслуживают двух актеров. И это нормально, так и должно быть.

Анастасия Заворотнюк, героически отработав несколько часов в салоне раскаленного джипа, приветливо спрашивает журналиста “МК”: “Устали ждать? Пять минут отдохну и поговорим”.

— Настя, какие подвиги совершит ваша новая героиня?

— Разбивать машины и летать на “МиГах” точно не будет. Но зрители с ней не соскучатся. Она авантюристка. Вообще “Артефакт” — очень странная история. С одной стороны, это история любви, а если поменять угол зрения, все выглядит абсолютно по-другому. Сюжет привлекателен именно своей неоднозначностью. К тому же продюсер картины — Виктор Глухов, у которого были такие фильмы, как “9 рота”, “Свои”, и еще много серьезных работ. И “Артефакт” интересная работа. Надеюсь, она получится и зрители ее полюбят.

— А кто ваша героиня?

— Журналист. Я непросто отношусь к этой профессии. Но буду ее всячески оправдывать. Моя героиня гламурная, но и конфликтная, уставшая от стрессов, которые сама себе создает. Она будет меняться, становясь то брюнеткой, то блондинкой, то рыжей. Главное — она очень изменится внутренне.

— Большая часть сюжета развивается в автомобиле. Это создает трудности для актеров?

— Оператор Денис Панов — человек творческий, он постоянно меняет ракурсы. Поэтому мы с Сашей Лазаревым можем выйти из машины, размять ноги, передохнуть. А фиксированная позиция — он за рулем, я рядом — дает возможность сосредоточиться на развитии взаимоотношений. В “Коде апокалипсиса” у нас с Алексеем Серебряковым была сцена, когда наши герои взглядами говорили нечто более важное, чем словами. Тогда мне стало ясно: как же я соскучилась по мелодраме! И вот, словно господь сказал мне: “Хочешь? Да возьми, играй!”

— В “Артефакте” вам приходится играть в основном на крупных планах. То есть сдержанно, с минимальной мимикой.

— Я в театре играла лирических героинь, а это означает сдержанную манеру исполнения. Правда, “Моя прекрасная няня” могла что-то поменять, сделав меня характерной героиней. Но мне это глубоко не свойственно.

— Александр Лазарев-младший — хороший партнер?

— Прекрасный. Знаете, в английском языке есть слово handsome, обозначающее именно мужскую красоту. В Саше есть это и еще благородство — от семьи, от воспитания. Он еще в Школе-студии МХАТ был интеллигентным, незаносчивым. И, к счастью, не изменился.

— Можете сказать, как играют любовь?

— По мне, только интуитивно. Спросите сороконожку, с какой ноги она ходит.

— Лицо устает от грима?

— Очень! Тем более в такую жару, в Москве. Вот пришлось грим снять, дать коже подышать. К тому же мне еще фингал рисуют, который, кажется, все газеты осветили.

— Экспедиции в Геленджик ждете — все же море, свежий воздух?

— Не жду. Этот год мне много хорошего принес, но все это происходило далеко от дома. А сейчас часть картины снимается в Москве. Я имею возможность каждый день общаться со своими детьми, гулять, ужинать вместе. Я вообще человек домашний.

— Детей с собой в экспедицию не можете взять?

— Они в это время будут на море, но только в другом месте. Хотя вполне возможно, они приедут ко мне и побудут со мной.





Партнеры