Увидеть Москву и… уцелеть (ФОТО)

"Нулевой километр" взлетел на "Последнем уик-энде".

15 октября 2007 в 10:10, просмотров: 608

Павла Санаева можно без зазрения совести назвать кинематографическим бардом – он одновременно выступает и режиссером, и сценаристом. Довольно громко он заявил о себе, сняв в 2005 году триллер "Последний уик-энд". Однако немногие знают, что эта бесспорно самодостаточная картина была лишь "взлетной полосой" для другого проекта Павла, который в самое ближайшее время должен появиться на экранах кинотеатров. Фильм называется "Нулевой километр".

Бюджет картины составил 2,3 миллиона долларов. Шесть лет назад, когда Павел был готов начать съемки, они оценивались в 1,2 миллиона, а таких денег дебютанту никто не давал. На свои деньги он снял к фильму 20-минутный видеопилот. Когда его пилот увидели в Госкино, сказали: "Ну, вообще-то прикольно. Больших денег мы, конечно, не дадим. Но готовы дать 500 тысяч на дебют – напиши что-нибудь подешевле". И так появился сценарий "Последнего уик-энда", который был заточен под упомянутую сумму. В распоряжении режиссера былИ камера, пленка, съемочная группа… и все. Ничего из того, на что расходуется львиная доля бюджета, не было. Никаких декораций – автомобили и молодые актеры (для многих из которых это была первая работа). По словам Павла, появление "Последнего уик-энда" было во многом обусловлено именно желанием снять "Нулевой километр". Но после успешного триллера снимать заурядную мелодраму, где будет банальное "люблю – не люблю", для Павла было уже неинтересно. Поэтому он полностью переписал сценарий – сюжет был разбавлен конфликтом…

Конфликтной ситуацией Санаев избрал сюжет, к которому все чаще обращаются российские кинематографисты: тему "слияния города и деревни", тему борьбы за выживание провинциалов в столице. Героями "Нулевого километра" становятся Костя и Олег – двое ребят, приезжающих в Москву из Мурманска. Костя (Александр Лымарев) стремится стать клипмейкером. Пока он снимает свадьбы на любительскую камеру, но искренне верит, что со временем сможет пробиться к мэтрам, которые, несомненно, оценят его непризнанный талант. Олег (Иван Жидков) расценивает столицу как гигантскую свинью-копилку, где бешеные деньги не зарабатывает только ленивый. Его цель – вырасти в "статусе" (определение которого он сам дает весьма размытое), разбогатеть и тем самым привлечь внимание пафосных московских красавиц. Он искренне верит, что наличие шикарного костюма, ключей от BMW и толстого кошелька откроет ему все двери, включая сердце той единственной, которую по-юношески искренне ищет.

Ребята не учитывают одного – бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И мышеловка незамедлительно захлопывается. Костя выясняет, что видеооператоров в Москве хоть пруд пруди и что внимание заказчиков во многом определяется наличием богатого спонсора. Олег добивается своего, но понимает, что большие деньги дурно пахнут, а любовь действительно нельзя купить.

На прошедшей недавно пресс-конференции по поводу выхода фильма на большие экраны я не мог не задать режиссеру вопрос: "Не кажется ли вам, что сюжет о завоевании столицы провинциалами становится чересчур популярным?" Павел Санаев ответил на этот вопрос так:

"Знаете, это совпадение. Ведь когда я писал сценарий, не было еще "Кремня", "Тисков" и "Глянца". Мне кажется, что дело здесь даже не в том, что кто-то на кого-то сориентировался или решил попасть "в струю". Эта струя определяется сама собой. Это можно отследить даже по голливудским тенденциям цикличности. Например, в один год выходит несколько фильмов-катастроф подряд. На следующий год, допустим, выходят пачкой мюзиклы. Потом сразу "Троя", "Александр" – пришло время исторических фильмов. Это некое цикличное развитие кинопроцесса. Так получается, что люди улавливают какие-то токи из воздуха и одновременно начинают делать что-то подобное. В этом нет ничего странного. При этом фильмы-то совершенно разные. Тот же "Кремень", с моей точки зрения, история более жесткая и жизненная. "Глянец" показывает гламур в негативном свете. А "Нулевой километр" – местами гламур демонстрируется в позитиве, но как искус. Как искушение. В этом, мне кажется, главная разница между этими картинами".



Партнеры