Из будущего о прошлом… с любовью!

Свой среди чужих, чужой среди своих.

11 февраля 2008 в 08:55, просмотров: 1049

Горько осознавать, что современная молодежь постепенно начинает забывать о Великой Отечественной войне. На улицах Москвы устраивают демонстрации пронацистские группировки. Молодые ребята носят свастику на рукавах и вскидывают руки в приветственном жесте. Боевые ордена и медали стали предметом торговли. Ветераны войны в бессильной злобе сжимают кулаки от такого чудовищного кощунства, понимая, что не смогут противостоять представителям "Гитлерюгенд".

Есть еще одна прослойка. Они не ходят на демонстрации, но и к Великой Победе относятся с пренебрежительным равнодушием. Это не их поколение, не их война, не их победа. Куда важнее более злободневные вопросы, в том числе – финансовые. Четверо молодых людей, придерживающихся именно таких взглядов, промышляют так называемым "черным старательством" – раскапывают братские могилы и продают найденную на солдатских скелетах амуницию. Колорит ребят вызывает невольное недоумение: "Бывает же такое!" Лидер следопытов по прозвищу "Борман" (Данила КОЗЛОВСКИЙ) – самый начитанный и много знает о Великой Отечественной войне. "Чуха" (Дмитрий ВОЛКОСТРЕЛОВ) – любитель компьютерных игр и ни на минуту не расстается с верным ноутбуком. Воинственного рэпера, голову которого украшают мириады дрэдов, друзья называют "Спирт" (Андрей ТЕРЕНТЬЕВ). И, наконец, не менее воинственный скинхэд, которому друзья дали вполне характерный псевдоним "Череп" (ЯГЛЫЧ). Как ни странно, но этих молодых людей со столь разносторонними интересами удерживает в одной обойме общее дело.

Во время проведения очередных раскопок друзья находят полузасыпанный блиндаж, а в нем – сейф с военными билетами… на свои имена! Ничего не понимающие ребята списывают галлюцинации на паленую водку и решают освежить головы в ближайшем озере, чтобы наваждение исчезло. Ныряют и переносятся во времени в 1942 год. Теперь им предстоит доказать советским солдатам, что они не дезертиры и встать на защиту Родины с оружием в руках плечом к плечу со своими дедами.

На самом деле, за незамысловатым фантастическим сюжетом кроется глубокая человеческая драма, которая изменит мироощущение ребят раз и навсегда. "Борман" возненавидит свое прозвище, а "Череп" будет пытаться избавиться от вытатуированной свастики любым способом. Там, где жило снисходительное равнодушие, поселилось уважение и бесконечная признательность.

На пресс-конференции после показа создатели картины поделились своими впечатлениями от съемок.

Андрей МАЛЮКОВ, режиссер фильма

– Расскажите о своем отношении к вашему детищу.

– Сама по себе задача очень интересная – переход во времени. Она, может быть, не единичная, но очень любопытна. Кроме всего прочего, наши герои переживают поистине экстремальные приключения. Я думаю, что придумай сейчас кто-нибудь такой аттракцион, он пользовался бы бешеной популярностью.

Так вот, для меня главное было то, что герои принесут с собой из будущего. Главное – их глаза до того, как они попали в прошлое, и после возвращения. Это не значит, что "плохие мальчики из будущего попадают к хорошим парням из прошлого". Они просто очень разные. У них разная энергетика, живут они по-разному, и сердца у них разные. Когда наши современники возвращаются и видно, что у них что-то поменялось во взгляде, значит, мы справились.

– Как были организована имитация боевых действий? Техника, форма, оружие…

– Это монтаж. В "Грозовых воротах" техники и оружия было в порядки больше. В фильме "Мы из будущего" экипировка у нас была достаточно скромная. Костюмов было, по-моему, 20 или 30. Я должен был бы, конечно, сейчас слукавить и сказать: "Вы знаете, у нас была такая массовка", но на самом деле нет. Это лишь изощренное искусство монтажа.

Борис ГАЛКИН, исполнитель роли старшины Емельянова

– Сценарий действительно очень хороший, не считая нескольких моментов. Это юность моего отца, моей матери, зрелость моих дедов, которые воевали. Когда я читал сценарий, понимал, что это поклон и благодарность уходящему поколению. Тема святая.

– Как вы считаете, имеют ли современные фильмы о Великой Отечественной такой же "потенциал", как, например, фильмы Бондарчука, Быкова, Ростоцкого?

- Да, безусловно! Эта тема неисчерпаема. Время всегда сложное, а судьбы те же. Если Володя Высоцкий пел о том времени "Здесь нет ни одной персональной судьбы, все судьбы в единую слиты", то для потомков, историков все наоборот, каждая судьба персональная. Я приезжал в деревеньки, маленькие города, и каждому жителю было что рассказать – ребенком ли он прошел через войну, был ли в оккупации… Каждая такая история достойна отдельной повести, отдельного рассказа, отдельного фильма. И оторваться от этих историй невозможно. Мы хотели объехать несколько городов. Но приехали только в Псковскую область и застряли там на месяц. Невозможно уехать. Поскольку темы настолько самобытные и неповторимые. Что может быть интереснее живой правды, того, что было на самом деле? Поэтому я считаю, что это особый период жизни страны, который должен быть осмыслен и переосмыслен. Я пример приведу (вряд ли об этом кто-то помнит и знает) – в первое же лето войны мы уже начали выигрывать. Было два основных боевых рубежа – "Красногвардейский" (Великие Луки) и Гатчина. Это два направления – Москва и Питер. На этих рубежах в течение месяца операция "Блицкриг" захлебнулась, несмотря на то, что мы несли чудовищные потери – расстреливались полки. Германское командование не предполагало, что немецкие войска будут остановлены. За этот месяц нашему командованию удалось передислоцировать сибирские и дальневосточные части на защиту Москвы. Не будь этого, Москва и Питер были бы захвачены. Отдельная история по масштабу произошедшего, где судьба каждого человека достойна отдельного сценария.

– Тема, разумеется, безразмерная. Но будет ли он востребован в наше время. В фильме проскальзывает убежденность советских солдат в том, что люди в нацистской форме никогда не будут ходить по улицам Москвы. К сожалению, это все есть…

– По счастью, их меньшинство, на самом деле. Теми, кто сносит памятники героям Великой Отечественной войны, правит гордыня и некая личностная заносчивость. Главное – держаться своей правды. Ведь недаром говорят "победа не с тем, у кого сила, а с тем, у кого правда". Поэтому рано или поздно история все расставит на свои места. Я в этом абсолютно убежден.

Что вы можете сказать о съемках?

– Организация немного хромала. Человек, который должен был заниматься планированием процесса съемок, никак не мог прийти в согласие с самим собой. Однажды я попытался подсказать, как сделать так, чтобы не выпали из картины какие-то сцены, чтобы все было последовательно снято. В ответ я услышал сакраментальную фразу, которая меня повергла в ужас – он сказал: "Я пьесу плохо знаю". Это было выше крыши. А в остальном…

Условия работы были максимально приближены к военным. Не просто к боевым, а к военным. На съемках полностью выкладывались все. Особенно четверка. У каждого из их героев есть судьба, есть характер, есть тема, которые ребята по-актерски глубоко через себя пропустили. Великолепно. К сожалению, некоторые из сцен не вошли в картину – жалко, очень уж колоритные персонажи. Я счастлив, что этот труд не пропал даром. Я, к собственной радости, смотрел кино, как обычный зритель, и сопереживал всему, невзирая на то, что сам снимался в картине.

– Вы считаете, ребята справились с поставленной задачей? Ведь они о войне знали лишь понаслышке.

– Безусловно. Фильм получился очень достоверный, убедительный, реалистичный. Огромную заслугу ребят нельзя недооценивать – они через свой внутренний мир протащили противоречия между нашим миром и миром Великой Отечественной войны. Отсеяли что-то в своей природе чувств. Это знание они передают в зрительный зал. Я убежден, что сердца молодых людей откликнутся на это откровение. Может быть, появится какая-то аналогия со своей судьбой. Самое главное, зритель сможет пережить все тяжкие вместе с героями. Этот очень важный творческий акт заложен в картине – некий магнетизм, который втягивает в историю и держит до самых титров. Зритель проходит путь героев от первого кадра до последнего.

ЯГЛЫЧ, исполнитель роли "Черепа"

– Это один из немногих проектов, сценарий которых подкупает своей необычностью. Интересно, как воспримет военные действия 42-го года современный человек. Это была попытка донести до зрителя войну давно ушедших лет глазами современника. Тема Великой Отечественной войны – совершенно особая в кинематографе, и я считаю, что она не должна быть и не будет забыта. Это огромный шрам на лице нашей Родины.

Если говорить о моем герое, то мне было интересно сыграть не просто современного молодого человека, а еще и ярого пронациста. Я попытался сопоставить, как человек будет себя вести по другую сторону фронта. То есть, свой среди чужих, чужой среди своих.

То, что сейчас есть ребята, носящие нацистскую форму – мне кажется, что это плевок в общество. Старики сейчас беспомощны, а обидеть беспомощного – самое простое дело. Если бы всю энергию, которую они вкладывают в борьбу за свое "правое" дело, направить в иное русло, было бы больше пользы.

– Если бы вы действительно оказались в такой ситуации, как описана в фильме. Как бы вы себя повели?

– Ох, не знаю, не знаю. Прежде всего, наверное, попытался бы трезво оценить ситуацию. Хочется, конечно, сказать, что я приложил бы все усилия, что был бы героем. Но насколько это бы получилось…

– Какие-нибудь курьезные моменты на съемках запомнились?

– Когда мы бежали по лесу голышом, мы очень тряслись. Сами понимаете – рисковали буквально всем! Мы так подумали, что неоправданно как-то будет, если мы будем во время бега прикрывать руками "мужские достоинства". И в итоге решили, что будем бежать, как будто одетые. Но после первого же выстрела и второго взрыва все естественно и непроизвольно прикрыли причинные места, так что в полной мере достоверно воспроизвести эту сцену не удалось.

– Не могу не спросить – почему в титрах указана только ваша фамилия?

– Вообще, у меня очень красивые имя и отчество – Владимир Владимирович. Но так уж сложилось за время учебы в институте, потом на работе, при общении с друзьями, дома, что зовут меня по фамилии. У меня два друга, один из них – тоже, как и я, Владимир. Ну так чтобы не путать… Я подумал: "Почему бы и нет. Пускай будет Яглыч". Для меня это не является фамильярностью, несмотря на то, что это фамильярность в буквальном смысле этого слова.

Дмитрий ВОЛКОСТРЕЛОВ, исполнитель роли "Чухи"

- Очень интересный сюжет. Хотя на первый взгляд может показаться, что этот ход уже неоднократно опробован в мировом кинематографе. Но здесь это сделано иначе. История, в которую попадают главные герои – это не частные разборки типа "вот какие у меня были мама с папой и вот как я родился", а что-то намного серьезнее, намного ответственнее. Важно, прежде всего, насколько это меняет наших персонажей.

– Сюжет фантастический, мы понимаем, что история эмпирически не возможна. И все же, если пофантазировать, как бы вы повели себя на месте вашего героя?

– Понятия не имею. Это очень сложный вопрос. В моем герое, разумеется, много есть от меня самого. И в то же время во время съемок себя подстраиваешь. И вроде ты уже не ты. Когда мы бежали голышом по лесу, а все вокруг взрывается – особо играть не приходилось. Но возвращаясь к вопросу, я думаю, мне бы все это далось гораздо тяжелее.

– Вы – пацифист?

– Да. То есть, как… Это очень сложный вопрос. Любая война означает, прежде всего, смерть. Страх, ужас, кровь, пот и смерть. Война страшна, как бы она не называлась – освободительная, не освободительная. Убитые люди. Исковерканные судьбы. Для меня Великая Отечественная страшна особенно тем, как наше же государство относилось к своему народу. Сейчас мы знаем про заградотряды и штрафбаты, мы знаем о потерях Советского Союза за четыре года войны. Да, мы победили, но то, какой ценой мы победили – об этом тоже нельзя забывать. Была ли иная возможность? Сейчас уже нельзя сказать – история сослагательных наклонений не терпит.

Фотогаллерея с кадрами из фильма в высоком разрешении

Трейлер к фильму



Партнеры