“Широкие штаны — вот они, но мы не клоуны!”

“Бумбокс” совершил стремительный захват территории со стороны Украины через Рунет, который сошел с ума по: “Болеть, глотать драже, комментить твой ЖЖ, настроение держать на восьмом этаже”.

5 марта 2008 в 17:29, просмотров: 1475

 На кассе московского клуба, где прошли последние два концерта группы, забытая советская табличка: “Билетов нет!” Перед концертами полные залы кричат на взводе. При этом украинский “Бумбокс” прост: вокал Андрея Хлывнюка, гитара Андрея “Мухи” и безумные скретчи диджея Валика. Хлывнюк не любит определять стиль музыки, которую они делают.

— Фанки-грув? Да фанки нет у нас. Это хип-хоп с вкраплениями других музыкальных стилей: поп, может быть, джаз, немного рока, украинских корней и эмоций.

— Самая популярная песня у вас “Та4То”. Слово принципиально выглядит, как будто было послано в СМС?

— Это скорее звонок, я не люблю эсэмэсок. “Та4то” по-украински будет звучать “та, що”, а в звучании “та, что” к четверочке больше подходит. Это пошло из Нью-Йорка 70-х годов, когда сленг начал меняться и упростились слова. Язык меняется, интернет-язык — тем более, это не эсэмэсочный язык. А насчет строчки “комментить твой ЖЖ” — так это просто так родилось… Песня — целостный продукт, она не делится на строчки. И я не веду “ЖЖ”.

— А что главнее: музыка или текст?

— Эмоция и то, насколько ты веришь исполнителю. Затаскали такие слова, как “любовь”, “скучать”, “небо”, “земля”, “огонь”, “вода”… Они не утратили значения, но ты не веришь многим людям, которые об этом поют.

— Если сравнивать с музыкой ваш стиль жизни, какой он?

— Рок-н-ролл, когда серая реальность отходит на второй план. Ты не смотришь телевизор, не забиваешь голову всяким говном, а делаешь то, что ты любишь, и оно в ответ любит тебя. А пьянки, девки и наркотики — это  на любителя. Я, например, уже пару лет не пью даже пива. Недавно развязался, выпил рюмку водки — не понравилось, я опять передумал. Надо быть очень здоровым и глупым человеком, чтобы, играя каждый день концерты, с перелетами, изменениями часовых поясов, жрать наркотики.

— Удивительно, Украина намного меньше России, но крутых музыкальных команд там едва ли не больше.

— Может, мы не гонимся за форматом. Многие делают музыку, думая о том, будут ли ее крутить по радио и сколько нужно денег, чтобы стать звездой. А мы просто музыку любим и играем ее, какую хотим. В наших двух странах, если тебя не крутят, значит, ты альтернатива, а если крутят — ты попса. Подстраиваешься ты под формат или нет, тебе все равно не избежать ни того, ни другого.

— Вас крутят.

— В России мы быстрыми темпами и без смены материала становимся попсовой группой. То, что сейчас происходит с группой “Бумбокс” здесь, два года назад было на Украине. Когда болванки дошли до людей, какая-то радиостанция закрутила группу, в Интернете люди посмотрели первое видео, стали приходить на концерты, это была альтернатива. Когда все каналы начали крутить клипы и большинство радиостанций — ставить определенную песню, это стало попсой.

— Какая это была песня?

— “Вахтерам”. Песня, совершенно не являющаяся лицом группы, понравилась людям — это круто. Мы не собирались вставлять ее в альбом “Family бiзнес”, считали слишком простой. Но без нее терялась целостность материала. И мне непонятно, почему в российской прессе нам создают имидж таких веселых украинских парней в цветных кепках и широких штанах. Широкие штаны — да, вот они, но мы не клоуны! Если послушать альбом или сходить на концерт, то будет совсем другое мнение.

— Какая песня — лицо группы?

— Сейчас — “Диагноз” (больше известная как “Меломания”. — Прим. А.Ж.). Это в принципе манифест такой, в который входит большая часть наших месседжей. И это, безусловно, любовь к музлу, к разной музыке — от Агилеры до “Every time I die”, от Билли Холидей до Курта Кобейна.

— Но чувствуется в вашем хип-хопе некий рок-н-ролльный протест. Вот песня про бобик, например.

— “Bobik” — это о серьезном через смех, адаптация песни Питера Тоша “I Shot the Sheriff”. Из уважения к нему, к Бобу Марли, к Эрику Клэптону, которые ее исполняли. Это очень идейная песня, потому что в наших странах  самый высокий уровень раскрываемости преступлений. (Герой песни оправдывается перед майором милиции, что он “не клав у мiлiцейськiй бобiк”. — Прим. А.Ж.) Потому что под пытками люди признаются в чем угодно. И в каждом участке сидят два-три морячка из фильма “Мама, не горюй”. Я не против милиции, она нужна. Но “основа любого права — презумпция невиновности”, цитируя “Утомленные солнцем” — гениальный фильм. И я бы не сказал, что мы борцы или политическая группа, наше мнение субъективно.



    Партнеры