Производственная комедия

Фоменко поет шансон, а группа "Чайф" поет в лифте.

15 марта 2008 в 10:27, просмотров: 930

Для нас, простых обывателей, радиоэфир кажется чем-то обыденным и повседневным. Отбивки станций стали настолько же привычными, как пожелания "доброго утра" или "приятного аппетита". Кажется, что различные программы и конкурсы рождаются в воображении радийщиков сами собой; что у диджеев не бывает плохого настроения и просто бытовых накладок; что оборудование функционирует бесперебойно, несмотря ни на какие случайности. Одним словом, "воины прямого эфира" кажутся нам, смертным, существами, познавшими Великую Истину и получившими контроль над обстоятельствами.

Разумеется, это не так. Форс-мажоры жизнь подбрасывает с радостью и готовностью, в частности, не без помощи конкурентов. Одним из ярчайших примеров таких "засад" можно считать заблаговременный выпуск передачи с аналогичной злободневной тематикой. Например, на "дружественном" нам сайте прямого конкурента собираются провести онлайн пресс-конференцию по вопросам, скажем, президентских выборов. И за 20 минут до начала выясняется, что конференция с аналогичной тематикой ведется на нашем сайте… уже как 20 минут. Опоздали. "Прощелкали". Встает вечный вопрос: "Что делать?" Отказаться от программы нельзя, ибо, как говорится, "шоу маст гоу он". Остается срочно за 20 минут искать новую, не менее злободневную тему. Именно в такой переплет попадают сотрудники радиостанции "Как бы радио".

Тут-то нам, слушателям, открывается та самая Великая Истина – каждый экспромт должен быть хорошо подготовлен. Не один десяток звонков, заключенные договора, приглашенные гости, оплаченная реклама. На это требуется определенное время – никак не 20 минут. И все же ребятам с "Как бы радио" удается легко и непринужденно, с улыбками победителей на лицах выкрутиться из самой, казалось бы, безвыходной ситуации. И не только выкрутиться, но и заслужить похвалу начальства. Зрителей ожидает масса курьезов. Николай Фоменко поет шансон "Вязаный жакет". Группа "Чайф", застрявшая в лифте, исполнит акустическую версию песни "Никто не услышит". Алексей Кортнев, на самом деле, крутит роман с красоткой Ноной. А Олег Скрипка вместо речи в поддержку животных, погибающих на терпящем бедствие лайнере, высказывается в поддержку российских туристов, которых притирают в Конго. И, что характерно, все это лицедейство начинается весьма невинно:
- Тему, ребята! Тему!
- Пингвины-извращенцы снова терроризируют Палестину…
- Всемирный день воздержания…
- День открытых дверей в Бутырском изоляторе…
- О! Марафон неизлечимо больных!
- Больных чем?
- Перхотью!
- Ищите, ищите! Может быть произошло что-нибудь плохое… Это было бы хорошо…

Съемочная группа постаралась на славу – смех в зале во время показа практически не стихал. На днях состоялась пресс-конференция, посвященная выходу фильма, и я не смог не спросить, были ли на съемочной площадке отклонения от сценария, спровоцированные актерами.

Дмитрий ДЬЯЧЕНКО, режиссер картины:

– Если вы заметили, фильм по своей атмосфере больше приближен к реальности, нежели спектакль. Сценарий менялся только с той точки зрения, чтобы результат был похож на жизнь. Мы сами для себя придумали название проекта – "Производственная комедия". Это жизнь реальных людей, как нам кажется, которые под влиянием обстоятельств попадают в комичные ситуации. Если бы заранее придумали какой-то абсурд, мне кажется, это бы не совсем получилось.

Михаил КОЗЫРЕВ, музыкальный продюсер фильма:

– Многое зависело от участия музыкантов. У многих из них были диалоговые куски. У кого-то они получились блестяще – собственно они-то и вошли в фильм. В частности, у "чайфов" сцена в лифте, которая в спектакле существует только в виде телефонных переговоров, вылилась в полноценную сюжетную линию.

Леонид БАРАЦ, актер:

– Я хочу сказать, что зашел в зал во время сеанса только на пять минут. Вы как раз смеялись над разговором Камиля с мамой и пропустили мою любимую фразу, прозвучавшую на корабле. Там капитан говорит: "Так, отходим. Закрыли уши. Стараемся не бзд*ть". Вы ее пропустили, потому что все смеялись… Вот здесь в контексте она не хороша. А там – хороша.

Камиль ЛАРИН, актер:

– Предлагаю приходить на каждый показ картины и пояснять прямо во время сеанса: "Внимание! А вот сейчас будет моя самая любимая…"

Трейлер к фильму


Отрывок из фильма: героиня Амалии Мордвиновой, на дух не переносящая корабельную качку


Отрывок из фильма: Николай Фоменко, поющий шансон



Партнеры