Наш человек в Венеции

Член жюри кинофестиваля Юрий Арабов: “Не буду ставить палки в колеса”

26 августа 2008 в 16:46, просмотров: 688

Сегодня начинает работу 65-й Венецианский кинофестиваль, который также известен под названием “Мостра”. Нам есть за кого поболеть: в основном конкурсе фильм Алексея Германа-младшего “Бумажный солдат”, в программе “Горизонт” — картина Михаила Калатозишвили “Дикое поле”. Нам есть на кого надеяться: в жюри “Мостры” — известный сценарист Юрий Арабов. Перед отъездом в Венецию Юрий Николаевич дал интервью “МК”.

— Обычно я отказываюсь от членства в жюри наших фестивалей и даже на них не езжу. Особенно “Кинотавр” — не столько кинофорум, сколько площадка для выяснения отношений. А на международных фестивалях, в том числе и на Венецианском, собираются люди, связанные только профессией.

— В Венеции вы окажетесь впервые. Не обидно, что вместо прогулок по городу придется смотреть кино?

— Немножко обидно. Но раз приглашают, нужно честно отработать. Кроме того, в конкурс взята российская картина — Алексея Германа-младшего “Бумажный солдат”. И, если картина мне понравится, я, конечно же, буду продвигать ее.

Если не понравится, хотя бы не буду ставить палки в колеса. Что тоже важно — и что сплошь и рядом бывает на наших фестивалях, когда одну группу кинематографистов отлучают от кино, а другую — привечают. А причин при этом ни для того ни для другого нет. Судить фильмы — вещь изначально пристрастная и необъективная, в жюри ведь собираются люди с разными вкусами. В данном случае это будут уважаемые люди под председательством Вима Вендерса. Я уверен, не будет таких критериев оценок, как было, допустим, на Берлинском фестивале по отношению к нашему с Сокуровым фильму “Солнце”, когда председатель жюри сказал, что картина очень темная, поэтому она не может рассчитывать на приз.

— Темная — в каком смысле?

— В самом прямом. (Смеется.) Темное изображение. Надеюсь, в Венеции таких формулировок не будет, фестиваль будет более справедливым, что ли.

— Вы сильно радовались, когда в 1999 году взяли в Каннах приз за сценарий фильма “Молох”?

— Я тогда в Каннах не был и услышал об этой премии в передаче Киселева “Итоги”. Программа шла с прямым включением, и Киселев довольно иронично спросил корреспондента: “Фильм Сокурова, наверное, опять ничего не получил?” Тот ответил: “Как раз получил”. Это было так смешно, что я расхохотался. Было ощущение не то чтобы радости, а как будто выпил бокал хорошего шампанского. Какая уж особая радость от шампанского? Некоторое возбуждение было. Кроме того, призы никакого духовного смысла не имеют. Каннский приз и другие прочие я рассматриваю как охранную грамоту, чтобы тебя не сожрали твои коллеги-кинематографисты. Вот и весь смысл премий — для меня.

— Как думаете, для зарубежных режиссеров, в частности тех, кто выставил свои фильмы на конкурс в Венеции, приз фестиваля тоже является охранной грамотой?

— Думаю, тоже. Мир стоит на стереотипах. Приз может быть случайным: есть масса посредственных картин, получивших призы, и много хороших, которые ничего не получили. Те, кто получает приз, попадают в некую систему стереотипов под названием “хорошее кино”. Коли есть у фильма приз — значит, надо посмотреть. Не получил ничего — смотреть не стоит. На самом деле ставки высокие: борьба за истеблишмент, борьба за стереотип. А стереотипов два вида — артхаусный и коммерческий. На таких фестивалях, как Венецианский и Каннский, действует стереотип арт-хауса, который предполагает продуманную эстетику и чисто кинематографические заслуги, в основном касающиеся режиссуры, операторской работы и монтажа. В коммерческих картинах — стереотип острой интриги и экшна. Я считаю, что и то и другое плохо. На мой взгляд, настоящее искусство, которое рассчитывает на долгую жизнь, — как трава, пробивающая асфальт. Оно взламывает оба эти стереотипа. Но фестивалей для такого кино еще не придумали.

КТО МОЖЕТ ПОБЕДИТЬ

Хоть прогноз на распределение наград в день открытия фестиваля дело неблагодарное, но у Германа-младшего и его ленты “Бумажный солдат” шансы на победу есть. В Венеции любят и ценят российское кино. Достаточно сказать, что именно директор фестиваля Марко Миллер открыл в свое время Алексея Звягинцева с его “Возвращением”. Впрочем, у Германа серьезные конкуренты — режиссеры Даррен Аронофски (“Рестлер”), Кэтрин Бигелоу (“Передряга”), Джонатан Дэмме (“Рейчел выходит замуж”). Из дебютных картин Венеция ожидает сюрприза от ленты “Горящий самолет” Гильермо Арриаги, в прошлом сценариста “Вавилона” и “21 грамма”.

МЕЖДУ ТЕМ

1. Ведущей церемонии открытия Венецианского кинофестиваля впервые станет российская актриса Ксения Раппопорт.

2. Среди гостей фестиваля — Джон Малкович, Натали Портман, Андриано Челентано, братья Коэн, Такеши Китано и Вим Вендерс.

3. Фильм открытия — новая комедия братьев Коэн “После прочтения сжечь”, об отставном агенте ФБР и его скандальных мемуарах.

4. На церемонии открытия будет устроена презентация эксклюзивных часов WatchCouture, созданных модельером Альбертой Феррети. Часы выполнены из белого золота и дополнены обвивающей запястье атласной лентой вместо традиционного металлического браслета. Часы выпущены в единственном экземпляре, имя знаменитости, которая станет их обладателем, пока засекречено.

5. Гости фестиваля Джордж Клуни и Брэд Питт, как предполагается, сделают отпечатки своих ладоней в гипсе, после чего эти “звездные ладони” будут проданы на благотворительном аукционе.





Партнеры