Американский самурай полюбил казанское небо

Марк Дакаскос: “Мой успех в искусстве оплачен кровью”

21 октября 2008 в 15:59, просмотров: 731

Во время подготовки к съемкам он тренируется от двух до шести часов ежедневно. Из них один час занимается йогой и 2—3 часа любимой бразильской борьбой капоэйра. При этом времени у него хватает на все: сниматься в кино, работать в театре, ставить трюки и вести на ТВ шоу “Кулинарный поединок”.

А еще звезда боевых искусств на голливудском небосклоне Марк Дакаскос, прославившийся ролями в фильмах “Американский самурай”, “Кикбоксер”, “Остров доктора Моро”, “Шанхайский связной” и еще в десятке-другом боевиков, в этом году успел побывать на кинофестивале в Грозном, а сейчас добрался до “Золотого Минбара” в Казани.

— Марк, откуда в вас столько энергии?!

— Я обычный человек, бывает делаю ошибки или позволяю себе прихоти — могу, например, выпить капуччино или бокал вина. Но обычно мои напитки — простая вода или зеленый чай. Каждый день у меня должна быть обязательная растяжка и дыхательная гимнастика. Это необходимо. Чем дольше живу, тем больше благодарен своей жизни, своей работе и своим зрителям. Выходя на сцену или снимаясь в кино, я обязан делать свое дело хорошо, без этого все теряет смысл. Поэтому с энергетикой у меня никаких проблем: я всегда знаю, что выложился полностью, в ответ вижу благодарные глаза зрителей, и это дает мне новые силы.

— Как вам Казань? Что запомнилось?

— Прежде всего люди — такие открытые, такие хорошие! Все мне улыбаются, я улыбаюсь в ответ — это так приятно! А еще в Казани очень красивое небо, хочется взять его на память. Я, когда фотографировал, старался побольше неба забирать в кадр, оно необыкновенное!

— Марк, успех пришел к вам после первой же роли в кино — в “Американском самурае”. А как вы ее получили?

— Как и все, проходил кастинг. Сначала актерский, а потом по восточным единоборствам. В то время у меня еще не было своего самурайского меча, пришлось одолжить его у друга. Диалог я провел блестяще, без проблем и вздохнул свободно, потому что в своем боевом искусстве был абсолютно уверен. Когда я начал быстро-быстро крутить меч (показывает руками), раздался такой общий выдох “а-а-а-х!” и аплодисменты. И тут я чувствую, что с руки капает кровь. Я поранил запястье заостренным концом меча. Каждый самурай привыкает к своему оружию, а этот меч был для меня новым. Но я продолжал улыбаться, стянул пластырем руку и, несмотря на страшную боль, стал показывать свое владение акробатикой. И мне предложили контракты сразу на шесть фильмов! После чего я поехал в госпиталь зашивать свою рану. Получается, что мой успех в искусстве оплачен кровью.

Но самое смешное, что два года спустя, на съемках фильма “Плачущий убийца”, мне стала очень мешать постоянная боль в пораненной руке. Я поехал к врачу, и выяснилось, что тот, кто зашивал мне руку, оставил в ней крошечный осколок кости. Пришлось делать операцию. Посмотрите, что получилось! (Марк с веселым смехом показывает немного искривленное запястье со шрамом).

— Кто вас научил так хорошо владеть своим телом и быть таким грациозным и пластичным?

— Я родился в Гонолулу, мои родители были учителями кунфу, они и есть мои первые сифу, то есть наставники. Став постарше, я переехал в Тайвань, там продолжил занятия кунфу, а еще увлекся капоэйра, бразильской борьбой. В прошлом году я участвовал в Китае в большом сериале, посвященном Брюсу Ли. Там я играл кикбоксера. Вообще меня интересуют все виды боевых искусств, и я всегда с радостью учусь чему-то новому.

— Вы могли посвятить свою жизнь исключительно спорту, но стали артистом. Это всегда было вашей мечтой?

— Никогда не думал и не мечтал о том, чтобы стать актером. В юности я собирался стать буддийским монахом или писателем. Кино возникло в моей жизни почти случайно, но теперь я не мыслю себя без него.

— Но ведь есть еще и театр.

— Да, сейчас я увлечен подготовкой к большому театральному проекту. Это будет грандиозный спектакль в Лондоне, с труппой Шекспировского театра на сценической площадке в 5 тысяч мест. К моим ежедневным занятиям в спортзале добавились уроки по технике речи. Кино на 80% состоит из того, что мы видим, и всего лишь 20% — это слова и речь. Театр — совсем другое искусство, владеть голосом здесь необходимо.

— Что это за спектакль?

— “Король и я”. Когда-то была такая легендарная постановка с Юлом Бриннером. Теперь это предстоит сыграть и мне.

— Марк, юношеская идея стать писателем, похоже, вас не оставляет. Я заметила, что в самолете, по дороге в Казань, вы все время что-то записывали в тетрадь.

— Угадали, я действительно пишу сейчас сценарий и надеюсь когда-нибудь сам его поставить. Это рассказ о моей жизни, становлении и борьбе. Не автобиографический фильм, нет, но все-таки на основе реальных событий. В нем моя благодарность и любовь к родителям. Стремление совершенствоваться вложил в меня мой отец. Он научил меня хорошо драться в спортзале и владеть собой вне его. Иной раз я даже побеждал, выражая таким образом любовь к отцу. Я многое в своей жизни делал для него. Мой будущий фильм — это история об отцах и сыновьях.

— Как опытный боец, что бы посоветовали начинающему, чему в первую очередь надо научиться?

— В первую очередь важно научиться правильно дышать. Когда умеешь это делать, тогда всегда можешь контролировать свое тело и свое поведение. Дети любят много болтать и не думают о дыхании. Один из первых учителей мне сказал: у человека два уха, два глаза, две ноздри, а рот всего один. Значит, надо уметь хорошо слышать, зорко смотреть, правильно дышать и поменьше говорить.

— Вижу, на отсутствие работы не жалуетесь. Но остается ли время для личной жизни, для семьи?

— Когда я возвращаюсь домой после работы, то полностью посвящаю себя жене и детям. Если у меня съемки в Америке, то они, как правило, меня сопровождают. У меня два сына, шести и восьми лет, и дочка — ей два года. Мальчишки очень любят боевые искусства, а вот жена этим совсем не увлекается. Она у меня раньше была воздушной гимнасткой, а однажды тоже снялась в кино, сыграла главную женскую роль в “Плачущем убийце”. Тогда мы и познакомились.

— Марк, вы много путешествуете, снимались во Франции, в Китае, в Японии и даже в Казахстане. Сколькими языками вы владеете?

— Кроме английского я хорошо знаю немецкий, потому что несколько лет в детстве жил в Германии, говорю по-французски довольно свободно. Неплохо знаю китайский. Учу японский — в скором будущем начну работу над большим шоу “Самурай” в Японии. И обязательно выучу русский язык.



Партнеры