Борис Веригин: «Бросил шайбу в судью с подачи Игоря Ларионова»

Великий хоккейный тренер Аркадий Чернышев прозвал его Волкодав

15.01.2014 в 15:27, просмотров: 5611

Первый секретарь обкома КПСС Василий Конотоп, приезжая на хоккей в Воскресенске, кричал: «Краб, молодец!» Болельщики скандировали: «Боря, давай!»

Борис Веригин: «Бросил шайбу в судью с подачи Игоря Ларионова»
фото: Сергей Глебов

Это все о Борисе Веригине. У него не было громких титулов. Но тем не менее он был одним из самых популярных хоккеистов 1970–90-х. Мы встретились с ним на днях в Воскресенске на торжестве, посвященном 60-летию «Химика».

Исполнилось, к слову, 60 лет и самому Борису Веригину. К этой дате он был награжден знаком отличия «За заслуги перед Воскресенским районом», а под сводами Ледового дворца «Подмосковье» подняли именной вымпел.

Борис Юрьевич работает с мальчишками в СДЮСШОР, играет в матчах ветеранов. Внешне не сильно изменился. Такой же плотно сбитый, без пивного животика. Лишь прическу стал носить «под Котовского». Говорит, что так удобнее.

— Борис Юрьевич, давайте вернемся к самым истокам. Напомните, где вы начинали играть в хоккей? Как попали в «Химик» к тренеру Николаю Эпштейну?

— Николай Семенович в 72-м возглавлял и юношескую сборную СССР. А я играл за «Спутник» из Нижнего Тагила во второй лиге первенства страны. Кто-то из помощников Эпштейна меня приметил и порекомендовал. Он приехал на один из матчей и, видимо, тоже, остался доволен моей игрой, скорее жаждой к игре. Вырос-то я на Урале, на морозе в 25–30 градусов. Чтобы не окоченеть, надо было на катке быстро бегать (улыбается). Вот, наверное, Эпштейну и понравилось, что на площадке я сную туда-сюда, успеваю и в нападении сыграть, и в защиту прибежать, — вызвал в юношескую сборную. Кстати, я стал первым тагильцем, который сыграл на международной арене в официальном турнире. Позже за сборные СССР и России выступали Сергей Шепелев, Владимир Зубрильчев, Сергей Гусев, Александр Радулов.

Моими партнерами в юношеской сборной были Владимир Мышкин, Виктор Дорощенко, Сергей Капустин, Петр Природин, Владимир Попов. Они и за взрослую сборную Союза играли. К сожалению, мы заняли второе место, а в те времена это считалось провалом. Проиграли шведам решающий матч, у них лидерами были Хёгюста, Валтин, Эриксон. Никогда не забуду, как плакал в раздевалке. Эпштейна после поражения из сборной убрали, но в «Химик» он меня позвал. У него из команды в то межсезонье 72-го были серьезные потери в защите, причем в «Спартак» ушла лучшая пара Юрий Ляпкин — Александр Сапёлкин. Да еще туда же и Сергей Николаев. Эпштейн еще на первенстве Европы перевел меня из нападения в оборону. И в Воскресенск взял уже как твердого защитника. Бросил меня, 19-летнего, в самое пекло. Но ничего, выдюжил.

— Известно, что вы в «Химике» Ларионова порой жестко воспитывали…

— Игорька-то? Да ну как жестко… Нормально, как и остальных молодых. То, что Ларик талантлив, было видно сразу. В команду он пришел с длинными волосами, шейка тоненькая. Смазливенький паренек. На девочку похож. Старший тренер Юрий Иванович Морозов попросил меня за Игорем присмотреть, поддержать. Играли мы в одной пятерке. Иногда он вдруг остановится в игре, выпадет на время. Тяжело, конечно, в 17 лет с мужиками играть. Но на возраст скидок не было. Поэтому приходилось «пихать» Ларика: давай, мол, молодой, работай, не замерзай! Что было, то было. Игорь не обижался, понимал, что все от добрых намерений идет. Однажды он мне помог даже судью расстрелять…

— …Вот как! Любопытно! Расскажите.

— Играли со «Спартаком» в Воскресенске. Дворец, естественно, забит народом под завязку. Мы считались грозой столичных команд. То ЦСКА кусанем, то у «Динамо» отберем очки, то «Спартаку» врежем…

А ту памятную игру прислали судить Юрия Карандина. Это был самый известный арбитр в стране. Ему даже НХЛ доверила судить первый матч клубной серии 1975/76 между «Рейнджерсом» и ЦСКА. Но с первых минут нашей игры со «Спартаком» Юрий Павлович начал «Химик» откровенно «убивать». Одно удаление организовал, другое — счет уже 0:2. Тут я не выдержал. Подъезжаю к Игорю Ларионову, который на вбрасывании стоял: «Выиграешь шайбу — отбрось сразу мне и убегай. Я в судью стрелять буду». Ларик на меня немного с испугом посмотрел, но ничего не сказал. Выиграл он вбрасывание и как на блюдечке мне шайбу преподнес. Я и пульнул в Карандина… Тот еле успел пригнуться. Понял, что я намеренно щелкал, удалил меня на десять минут за недисциплинированное поведение. Потом и на заседании спортивно-технической комиссии меня вызвали, прорабатывали, дисквалификацию влепили на пять игр или десять, уже точно не помню. Горячий был...

— «Химик» уже несколько лет находится вне элитного хоккея. Представляю, как вы переживаете…

— Да, это боль в сердце! Играет воскресенская команда в Молодежной хоккейной лиге. Это, конечно, хорошо. Но это не то, что заслуживает Воскресенск с его хоккейными традициями. Вроде ведутся разговоры на серьезном уровне о том, чтобы «Химик» заявить в Высшую лигу. Когда точно, не знаю. Со своей стороны буду готовить ребят в воскресенской СДЮСШОР, передавать им тот бойцовский дух, которым всегда отличался «Химик». Моя команда ребят 2000 года рождения недавно выиграла международный турнир в Дмитрове в честь 95-летия великого тренера и основателя детского соревнования «Золотая шайба» Анатолия Тарасова. На базе «Химика» создали сборную Московской области, готовимся к Спартакиаде учащихся России. Я весь в хоккее. И этим счастлив.



Партнеры