Таланты фигурантов

Эксперты не исключают появления «дела Сажинова»

2 декабря 2012 в 18:37, просмотров: 4225

Дело о хищении $225 млн, выданных компании «Руссагропром» банком ВТБ, получило закономерное продолжение. После ареста гендиректора компании Евгении Кремневой в качестве свидетеля по делу о мошенничестве был привлечен экс-замминистра сельского хозяйства Георгий Сажинов.

Таланты фигурантов

Именно он являлся гендиректором компании «Нутритек», у которой «Руссагропром» приобретал активы, под которые и был получен банковский кредит. Сегодня уже многие полагают, что стоимость активов была намеренно завышена, и похоже, что у следствия есть все основания полагать, что к этому был причастен именно Сажинов. Аналитики и юристы не исключают, что из свидетеля он впоследствии может превратиться в обвиняемого.

Вместе с тем эксперты недоумевают: каким образом фонд «Маршал Капитал», не имевший никаких юридических отношений с компанией «Руссагропром», стал фигурировать в деле о хищении многомиллионного кредита? Напомним, что на прошлой неделе в квартирах тогдашних управляющих фонда Константина Малофеева и Александра Проворотова (в настоящее время возглавляет «Ростелеком») прошли обыски.

«Говорить о мошенничестве можно было бы только в том случае, если бы были предоставлены доказательства каких-то фальсификаций руководства ООО «Руссагропром» — к примеру, фальсификации юридических документов о правах собственности или финансовой отчетности. О них пока не слышно», — рассуждает Сергей Жаворонков, старший эксперт Института экономики переходного периода.

История с получением «Руссагропромом» банковского кредита имела место еще в 2007 году. Тогда компания, будучи новым игроком на рынке, заявила амбициозные планы на развитие: к 2013 году «нарастить производство молока до 1 тыс. т/сутки, земельный банк — до 300 тыс. га, построить суперферму на 10 тыс. коров и зарабатывать до 25% EBITDA». В то время, правда, никаких особых предпосылок к тому у новообразованной компании не было, если только не считать серьезным «активом» ее гендиректора — бывшего замминистра сельского хозяйства Владимира Алгинина. Реализацию наполеоновских планов этот господин решил начать с покупки шести молочных заводов у компании «Нутритек», по случайному (?) стечению обстоятельств возглавляемой также выходцем из Минсельхоза — Георгием Сажиновым. На приобретение этих заводов «Руссагропром» и взял кредит.

Нетрудно догадаться, что никакого обещанного развития у «Руссагропрома» не получилось, в 2008 году компания перестала платить по кредиту, а банк естественным образом получил судебное решение о взыскании заложенного имущества. «Но тут выяснилось, что балансовые активы «Руссагропрома» стоят всего около $40 млн (по другим данным, активы оценивались в 6,3 млрд рублей при обязательствах перед кредиторами в 11 млрд рублей). Обнаружив, что брать нечего, финансисты предположили, что руководства «Руссагропрома» и «Нутритека» специально завысили оценочную стоимость активов, а кредит не собирались возвращать изначально», — рассуждает в своей публикации «Конфликт инвесторов и менеджеров» в «Независимой газете» экономист Никита Кричевский.

Как видно из фабулы дела, ничто не указывает на причастность к возможной афере фонда «Маршал Капитал». Но похоже, что российские правоохранители решили действовать по известному принципу: был бы фигурант, а статья найдется. В далеком 2005 году фонд «Маршал Капитал» действительно пришел в «Нутритек» в качестве акционера и инвестора. Сотрудничество шло весьма успешно. Партнеры учредили инвестиционный фонд «Маршал Милк», а в апреле 2007 года даже провели IPO. «Я убежден, что топ-менеджмент любой компании способен на проведение таких мероприятий, как фальсификация отчетности, подделка документов. В международной практике фальсификация документов со стороны топ-менеджмента компании без уведомления старших партнеров и владельцев — это часто встречающийся факт», — комментирует кандидат юридических наук, вице-президент Молодежного союза юристов РФ Артем Кирьянов.

Во время финансового кризиса 2008 года финансовое положение «Нутритека» всерьез зашаталось: сначала компания провела делистинг, потом, к концу года, произошел первый дефолт по погашению еврооблигаций. В следующем, 2009 году «Нутритек» не сумел погасить купон уже по рублевым облигациям.

Инвесторов из фонда такое положение вещей несколько удивило, и в 2009 году «Маршал Капитал» обратился в подразделение Ernst&Young для проведения аудита компании. В ходе аудиторской проверки вскрылись весьма пикантные подробности. «Обнаружилось, что из компании благодаря «искусному» менеджменту команды исчезло порядка $30 млн. Тут бы «Маршал Капитал» обратиться в правоохранительные органы, но руководство инвестфонда предпочло просто выйти из числа собственников «Нутритека» в 2011 году», — констатирует Никита Кричевский. «Пропажа» $30 млн — далеко не единственное управленческое «достижение» г-на Сажинова и его менеджерской команды. Уже в ходе следствия выяснилось, что Сажинов сыграл не последнюю роль в получении оборудования стоимостью более $30 млн, переданного компании «Нутритек» в рамках госпрограммы «Дети России».

«С учетом его опыта работы в госструктурах в ранге замминистра я предположу, что этот опыт работы позволяет ему манипулировать как представителями органов госвласти, так и представителями частного капитала. Потому что человек знает, как изнутри все происходит, и понимает, как с высокой степенью достоверности можно сфальсифицировать различные документы. Не исключаю, что в ближайшее время появится непосредственно «дело Сажинова», — рассуждает Артем Кирьянов.

Непонятно другое: почему при этом следователи с упорством, достойным лучшего применения, пытаются связать изначально не связанные друг с другом вещи — деятельность инвестфонда, под управлением которого, кстати сказать, находятся многомиллиардные российские и иностранные финансовые, девелоперские и телекоммуникационные активы, и хищение кредита, к которому фонд вообще никак не причастен.

Версию о неслучайности активизации высказывает Сергей Жаворонков: «Что касается Малофеева и Провоторова, которые, насколько я понимаю, юридически были связаны с фирмой-продавцом, а не с не вернувшей кредит фирмой-покупателем, то я полагаю, что муссирование этого дела является следствием конкуренции элитных групп вокруг «Ростелекома» и «Связьинвеста», а «дело «Нутритека» призвано создать информационный повод для руководства государства: «то ли он украл, то ли у него украли, но что-то было».

Если это предположение верно, то в шитом белыми нитками деле все становится на свои места. Тогда понятно, почему следственные органы не торопятся расследовать деятельность Георгия Сажинова, который, вероятно, мог ввести в заблуждение кредитный комитет ВТБ, «подрисовав красивые цифры» в финансовой отчетности. А об аудиторской проверке, которая эти нарушения подтверждает, сегодня вспоминают только эксперты и аналитики, а не следователи.





Партнеры