Декреты против лизоблюдов

Стоит ли верить в «майские указы» президента?

5 августа 2013 в 19:46, просмотров: 8723

Все слышали, но мало кто смыслит в сути эпических «майских указов» президента Владимира Путина. Т.н. оппозиционные апологеты свободы, пользуясь неразберихой в обывательских умах, давно и прочно присвоили указам статус невыполнимых. Не будем столь категоричны — посмотрим на содержание нового бюрократического кодекса, взбаламутившего сонную и безмятежную жизнь погрязшего в коррупции, разврате и роскоши российского чиновничества, а после решим, как нам к указам относиться.

Декреты против лизоблюдов

Популизм и расчет

7 мая 2012 г. вновь избранный Президент России подписал 14 указов, 11 из которых имеют непосредственное отношение к социально-экономической жизни страны, а 3 можно отнести к «техническим» (поручение «старому» правительству функционировать до формирования нового кабинета, утверждение программы повышения квалификации инженеров и единовременные выплаты ко Дню Победы).

В те дни первые президентские декреты остались незамеченными. «Сетевые хомячки» увлеченно обсуждали столкновения на Болотной и постили фотографии пустынной столицы, будущие чинуши «советовались» о своей судьбе с неформальными хозяевами и всевидящими гадалками, народ же по большей части пребывал кто на дачах, кто на курортах. Прошляпили, одним словом. А зря.

Президент, по Конституции определяющий «основные направления внутренней и внешней политики государства», с одной стороны, заранее накинул оселок на еще не утвержденных министров, с другой — утвердил критерии оценки своей собственной работы, несоответствие которым в перспективе будет означать пустое времяпрепровождение на посту главы государства. Поясним сказанное на отдельных примерах, но прежде еще раз уточним — задачи поставлены не перед нами, а перед правительством.

Указ №596 «О долгосрочной государственной экономической политике». К 2015 г. — увеличение объема инвестиций не менее чем до 25% ВВП. К 2018 г. — рост производительности труда в 1,5 раза к уровню 2011 г.; увеличение объема инвестиций не менее чем до 27% ВВП.

Указ №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики». К 2013 г. — доведение средней зарплаты педагогических работников дошкольных учреждений до средней зарплаты в сфере общего образования региона. С 2013 по 2015 г. — создание ежегодно до 14,2 тыс. рабочих мест для инвалидов. К 2018 г. — рост реальной зарплаты в 1,4–1,5 раза; повышение средних зарплат врачей, преподавателей вузов и научных сотрудников до 200% от средней по региону.

Указ №598 «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения». К 2018 г. — снижение смертности от болезней системы кровообращения до 649,4 случая на 100 тыс. населения; от новообразований (в т.ч. злокачественных) до 192,8 случая на 100 тыс. населения; в результате ДТП до 10,6 случая на 100 тыс. населения; младенческой смертности до 7,5 на 1 тыс. родившихся живыми.

Указ №599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». К 2015 г. — увеличение доли повысивших квалификацию работников 25–65 лет в общей численности занятого населения этого возраста до 37%; повышение затрат на исследования и разработки до 1,77% ВВП; рост доли публикаций наших исследователей в мировых научных журналах, индексируемых в базе WEB of Science, до 2,44%. К 2016 г. — обеспечение 100% доступности дошкольного образования для детей 3–7 лет.

Указ №600 «О мерах по обеспечению граждан РФ доступным и комфортным жильем и повышению качества жилищно-коммунальных услуг». К 2018 г. — снижение средней процентной ставки по рублевой ипотеке до уровня не более 2,2 процентного пункта свыше инфляции; увеличение количества выдаваемых ипотечных жилищных кредитов до 815 тыс. в год; снижение стоимости квадрата жилья на 20% путем увеличения ввода жилья эконом-класса.

Популизм? Едва ли. По Ожегову, популизм — это политика, апеллирующая к широким массам и обещающая им скорое и легкое решение острых социальных проблем. Есть ли в указах апелляция к широким массам? Конечно, есть. Но с другой стороны, к кому президент должен обращаться?

Есть ли в указах обещания? Нет, хотя, признаться, жаль. Задачи поставлены перед правительством страны со 144-миллионным населением. А чем еще должно заниматься правительство? Бюджет пилить? В коррупцию вляпываться? На телеэкранах красоваться? Все это оно и без указов делает.

Возможно ли «скорое и легкое решение острых социальных проблем»? И здесь мимо. За 20 лет люди привыкли решать свои проблемы самостоятельно, и если уж пеняют на власть, то делают это скорее по привычке, нежели с надеждой. Поможет — спасибо, нет — сами справимся. К тому же речь в указах идет о решении проблем всего общества, нежели трудностей отдельных его членов.

Гильотина и надежда

Автор крайне далек от неуемного восхваления поставленных перед правительством задач. И перво-наперво потому, что в этих ориентирах отразились ошибочные теоретические представления президентских советников об экономике как о некой статической данности, константы развития которой (а за основу были взяты итоги 2011 г.) не изменятся как минимум до 2018-го. Никакой экономической летаргии не будет, что блестяще доказывают результаты 2012 г. и промежуточные итоги года нынешнего. Таким образом, первая угроза реализации — теоретическая.

По итогам 2011 г. ВВП страны вырос на 4,3%, 2012 г. — на 3,4%, I квартала 2013 г. — на 1,6%. Не сегодня завтра экономика встанет, что будет означать фактическую перекройку бюджета — поступления от экспорта углеводородов снижаются, налоги, прежде всего подоходный и на прибыль, уменьшаются, многие статьи расходов региональных бюджетов секвестрируются. Не будем забывать и о мероприятиях, провести которые нужно любой ценой, — о зимнем Сочи-2014 или футбольном ЧМ-2018.

Следующая угроза безоблачному выполнению указов — постановочная. Странно видеть в числе приоритетов такие фальшивые мишени, как рост производительности труда, увеличение публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах или снижение средней процентной ставки по рублевой ипотеке до уровня не более 2,2 п.п. свыше инфляции.

О производительности. В 2012 г. наша экономика состояла на 60% из сферы услуг, на 36% — из промышленности, еще 4% приходилось на аграрный сектор. Где должна вырасти производительность? В банковских, страховых услугах, в кафе и ресторанах, в торговле? А может, в производстве комбайнов? Но даже если в том же сельхозмашиностроении производительность все же подрастет, где гарантия, что дополнительный объем продукции будет реализован? И, наконец, главное — как заставить собственников предприятий вкладываться в высокотехнологичные средства производства, увеличивающие искомую производительность, если сегодня любая свободная копейка тут же выводится в офшоры?

О публикациях. Всякий состоявшийся ученый скажет вам, что фундамент его вклада в развитие знаний — книги (монографии), а статьи, пусть даже в ведущих мировых журналах, — лишь довесок, нужный в первую очередь молодым исследователям. Какая разница, сколько публикаций в «мировых научных журналах, индексируемых в базе данных WEB of Science», у Жореса Алферова, если он уже нобелевский лауреат?

Ах, эти статьи рецензируются! Да любое прорывное исследование будет моментально «забанено» (заблокировано) мифическими «рецензентами», поскольку не найдет соответствия их сложившимся, часто ретроградным воззрениям. И потом, почему в перечне президентских задач нет пункта о создании «линейки» российских научных журналов мирового уровня? Почему наши ученые должны публиковаться «там», а не «здесь»?

Об ипотеке. С какого перепугу в президентском указе обозначено, что к 2018 г. средняя плата за рублевый ипотечный жилищный кредит (ИЖК) не должна превышать 2,2 п.п., а не 1 или 1,5 п.п.? В США, например, инфляция в прошлом году составила, по уточненным данным, 2,1%, а 15-летние ИЖК в июне этого года выдавались в среднем под 3,3–3,6% годовых. И почему разработчики привязались к инфляции, а не, скажем, к ставке рефинансирования?

Еще один вопрос — индекс потребительских цен за какой период? За прошлый год или средний за последние 20 лет? Наконец, на каком основании мы переносим прошлую инфляцию на будущее? Чтоб деньги не обесценивались? Но средства Фонда национального состояния или ресурсы Центробанка уже размещаются в рублях ниже инфляции, так почему бы не перенаправить часть денег не на возведение высокоскоростных магистралей, а на решение жилищной проблемы?

Высказанные замечания ценны и полезны, но даже если указы «подкрутят», мы не устраним главную опасность выполнения президентских задач — человеческий фактор, точнее, некомпетентность и непрофессионализм чиновников, ответственных за их решение.

После президентского разноса, устроенного правительству 7 мая этого года, стало окончательно ясно, что достижение «указанных» показателей — вопрос принципиальный, а значит, неприкасаемых не будет. Теперь каждый министерский доклад президенту обязательно подается с гарниром в виде лапши на уши — мол, работаем, стараемся, не подкачаем. Справятся? Вряд ли. Для этого управленческий талант нужен, а не лизоблюдство или усидчивость пятой точки.

Не нужно торопиться с вынесением категоричного вердикта будущему. Никто не знает, что будет с нами и со страной к 2018 году. Хотя многие положения майских указов можно выполнить гораздо быстрее. Без скидок на патологическое скудоумие и алчность российского чиновничества.



Партнеры