Как уберечь свой дом от сноса

«Нельзя строить — значит, нельзя строить»

9 января 2018 в 17:26, просмотров: 7447

Как обладателю частного дома сохранить свое имущество, если рядом решили построить трубопровод или он попал в зону строительства национального парка? Если говорить языком чиновников, то этот дом находится в зоне с особыми условиями использования территории, и до сих пор его, скорее сего, заставили бы снести. В такую ситуацию ежегодно попадали десятки тысяч россиян, многие до сих пор ходят по судам. В ближайшее время у владельцев дач и домов появится защита — закон, разработанный Минстроем России, который предусматривает возможность сохранения объектов в таких зонах и позволит урегулировать спорные ситуации. О деталях законопроекта, который на минувшей неделе прошел обсуждение и получил одобрение депутатами в первом чтении, мы поговорили с заместителем министра строительства и ЖКХ Хамитом Мавлияровым.

Как уберечь свой дом от сноса

— Какую главную цель преследует законопроект, который подготовил Минстрой?

— Проблема использования этих территорий назрела давно, потому что связана с безопасностью пребывания на ней людей и безопасностью самих объектов, которые оказались близко к населенным пунктам. Сегодня режимы этих территорий в должной мере не урегулированы. По каждой из этих зон нужно законодательно зарегламентировать порядок использования территорий.

На наш взгляд, проблему надо разделить на две составляющие. Первая — объект построен в охранных зонах или зонах минимальных расстояний, где нет проблем для безопасности пребывания граждан. Вторая — территории, где размещение жилых домов или объектов капитального строительства невозможно в целях обеспечения безопасности граждан и самих объектов.

— Сколько сегодня зон, в которых отсутствует градостроительное регулирование?

— Проблема в другом — в установленном порядке нет четко обозначенных границ этих территорий. Отсутствует также возможность ведения градостроительной деятельности на этих территориях. Мы выделили 23 зоны для возможного определения режима их использования. В процессе возможно уточнение количества таких зон.

Сегодня, например, мы не трогаем тему охранных зон технически сложных объектов, таких как метро, ведь оно все-таки под землей. При этом есть участки, где этот объект транспорта находится над землей. Но, поскольку там есть установленные строительными правилами четкие ограничения, мы не видим в этих зонах каких-то рисков — понятно, что близко к метро можно строить, а чего нельзя.

А вот в отношении остальных зон необходимо вводить регулирование. Возьмем, к примеру, защитные зоны объектов культурного наследия. Там установлен особый режим использования земель, который ограничивает хозяйственную деятельность на них и запрещает строительство промышленных объектов. При этом есть много случаев, когда объекты культурного наследия были исключены из федерального или регионального реестров, а территория, на которой располагались объекты, так и числится как зона охраны объектов культурного наследия. Вот такие ситуации нужно упорядочить, чтобы правильно развивать эти территории и размещать там объекты инфраструктуры.

Или, например, национальные парки, где имеются особенности использования территорий. Если в какой-то из зон парка строить нельзя, так и надо прописать: здесь ничего строить нельзя.

— А каким образом будет происходить регулирование зон?

— Предлагаемые нами изменения в Градостроительном кодексе предполагают, во-первых, анализ ограничений, связанных с режимами зон охранных объектов, но не связанных с безопасностью граждан. Особенно если объекты уже реализованы. Во-вторых, отобрать не жилые, но используемые в иных целях объекты, а также понять, как и когда были получены разрешения на их строительство.

В границах некоторых зон прописан особый режим их использования, ограничивающий или запрещающий определенные виды деятельности. Но при этом понадобятся уточнения, например, расстояний, на которых могут быть расположены поселения или сельхозугодия от такой территории.

Закон введет четкий порядок, по которому будет устанавливаться такая зона, ее границы, требования к ее предельным размерам, какие ограничения будут действовать в границах зон и т.д.

— Если при уточнении расстояний выяснится, что маршрут трубопровода проходит через поселения или совсем близко с другими объектами, можно изменить его маршрут или все-таки собственнику объекта придется решать вопрос самостоятельно?

— Современные технические решения позволяют повысить безопасность и надежность трубопроводов, а также гарантировать защиту людей, чьи постройки находятся в непосредственной близости к маршруту трубопровода. Но все же примыкающим к таким объектам населенным пунктам нужно уделить особое внимание. На это также направлены изменения в Градостроительном кодексе. Главная их идея следующая: если жилой объект построен без нарушений, владелец получил необходимые согласования и разрешения, при этом если он не знал о том, что его дом построен в зоне с ограничениями, то новый закон защищает его права: должен быть найден вариант сохранения его собственности. Если сохранение объекта невозможно, то предусмотрена компенсация за уменьшение стоимости земельного участка или объекта с учетом упущенной выгоды.

Особо хочу отметить, что законопроектом устанавливается обязанность полного возмещения убытков правообладателям земельных участков и недвижимости, которые расположены в зонах до вступления в силу этого закона.

— Кто будет возмещать ущерб?

— Если объект, например газопровод, возведен после строительства дома, либо собственник газопровода не довел до общественности информацию о наличии такой зоны, то все компенсации владельцу дома выплачивает собственник газопровода.

Если газопровод возведен раньше, чем был построен дом, и собственник газопровода проинформировал всех о наличии зоны с особыми условиями использования, то финансовые расходы лежат на органе местного самоуправления, который разрешил строительство дома.

Если же дом построен без необходимых разрешений и согласований, то финансовая нагрузка ложится на недобросовестного строителя дома, и он сносит объект за свой счет.

— А давно идут споры по построенным объектам? И как регулировались такие ситуации раньше?

— Проблема регулирования таких территорий назрела давно. Первые соответствующие нормативы появились в 1962 году, когда выяснилось, что определенные объекты угрожают безопасности граждан, проживающих в расположенных рядом с этими объектами населенных пунктах. Было установлено, где можно проживать, а где — только вести сельскохозяйственные работы, но никак не возводить объекты капитального строительства. После этого требования к минимальным расстояниям не менялись, в разное время менялась только трактовка этих расстояний.

— Общественные организации утверждают, что в зону риска могут попасть до 1,5 млн человек. При каких условиях можно оставаться в зоне строительства и эксплуатации промышленного объекта?

— Есть три случая. Первый — когда организация — владелец трубопровода разрешала размещение садовых участков или один из ее руководителей подтверждал, что такое возможно. Второй — когда муниципалитеты без участия этих организаций принимали решение об освоении этих территорий. Третий — когда граждане, не обращаясь в инстанции, самостоятельно добивались сохранения своей недвижимости. Правда, последних случаев мало.

Потенциальных пострадавших, которые могут потерять собственность из-за того, что она оказалась в зоне, где пребывание и проживание несет риск для жизни, далеко не миллион, как говорят общественные деятели. По разным оценкам, таких не более 100 тысяч. Кто-то из них живет в своих домах с оформлением прописки, а другие владеют нежилыми постройками. Когда новые требования будут установлены законодательно, появится возможность провести инвентаризацию, которая покажет, сколько оказалось добросовестных владельцев, а сколько объектов возведено с нарушениями.

Мы предлагаем такой механизм: если земельный участок гражданина оформлен до 1 марта 2018 года, то, поскольку ранее не всегда требовалось разрешение на строительство, признать возведенные на нем строения самовольными невозможно. Если граждане представят в срок все необходимые документы, это станет предпосылкой признания законных прав спорного объекта.

— Но ведь строительство трубопроводов не всегда означает снос всех домов вдоль его маршрута?

— Если есть возможность не трогать жилой объект, то компании должны представить предложения, чтобы режимы в зонах действовали примерно на тех же условиях, как и при «дачной амнистии». Если нет оформленных документов или они оформлены с нарушениями, а объекты уже построены, их снос неизбежен.

— Если строение сохранить невозможно, вопрос компенсации будет решаться в судебном порядке?

— Сегодня ни сетевые компании, ни муниципалитеты, ни власти федерального уровня не могут компенсировать ущерб без решения суда. Наш законопроект предполагает, что если согласие сторон было достигнуто в рамках мирового соглашения, без суда, то после проведения оценки компания может предложить собственнику компенсацию. Если гражданин согласен с ее размером, судебного разбирательства можно избежать. У госкомпаний или бюджетной организации не будет риска возникновения неоправданных трат, а граждане смогут оперативно получить компенсацию.

— Как граждане узнают, попадает ли их жилье под снос или они имеют шанс его сохранить?

— На это направлен еще один наш законопроект, которым мы вводим общественные обсуждения по градостроительной деятельности. Он предусматривает более открытый механизм информирования населения о градостроительных проектах муниципалитетов, населенных пунктов, территорий, где могут быть размещены объекты транспортного хозяйства.

Все вопросы и предложения можно будет направить в письменной форме в адрес органа местного самоуправления, в том числе и через Интернет. Для граждан, не имеющих доступа к Интернету, муниципальные образования будут проводить планшетное размещение информации о градостроительном проекте, в том числе и о режиме регулирования зоны. Это относится как к уже построенным, так и к планируемым к созданию объектам.

— А компании готовы сделать все возможное, чтобы сохранить возможность проживания людей на территориях рядом с промышленным объектом?

— Мы находимся в постоянном диалоге со всеми крупными государственными компаниями — «Транснефть», «Газпром», — они видят, что предложения, которые мы выносим на обсуждение, позволят им цивилизовано и безопасно для населения внедрять свои проекты. Кроме того, компании понимают, что средства, которые придется потратить на ликвидацию возможной аварии на своем объекте, окажутся во много раз больше затрат на обеспечение безопасности своих линий.

Лучшее в "МК" - в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram



Партнеры