Прохоров — вне политики?

Бывший лидер «Правого дела» возвращается в свою обычную жизнь

13 октября 2011 в 20:44, просмотров: 3582

Что важнее для олигарха: делать политику или делать бизнес? Особенно если первое, мягко говоря, не вполне получается, а второе — априори выходит очень неплохо (и из него хотя бы теоретически следует возможность принести стране пользу, что, опять же теоретически, должно бы являться и целью прихода в политику)? Судя по всему, на примере Михаила Прохорова можно наблюдать этот непростой процесс определения приоритетов.

Прохоров — вне политики?

На днях экс-лидер «Правого дела» перед студентами Московского международного университета фактически объявил о своем уходе из политики. Причина — не амбиции, не обиды, а элементарная невостребованность. По мнению Прохорова, ни общество, ни политическая система не готовы к появлению крепкой либеральной партии (хотя скорее просто не нуждаются в ней, помня 90-е годы).

Не исключено, что склонный стратегически мыслить Прохоров учитывает повышенную нервозность кремлевских чиновников, связанную с их личными ближайшими перспективами в результате «пересменки» Медведев-Путин. Далеко не факт, что все из нынешних певцов и даже князей «сувенирной» демократии сохранят свой статус. А правительство и вовсе будет перетряхнуто дважды — после формирования новой Госдумы (по обещанию президента) и после инаугурации В.В.Путина.

Раздражать в подобной ситуации пока еще вершителей политических судеб просто опасно, причем для кого бы то ни было. Существует угроза совершить по-настоящему необратимую ошибку.

Кстати, интересно, что если, отказываясь от своей партии в здании президиума РАН, он был исключительно бережен лишь по отношению к лидерам отторгнувшей его политической системы, то в беседе со студентами своего рода корректность проявилась и в отношении к его тогдашней филиппике в адрес замглавы администрации президента Владислава Суркова. Очевидно, что отвертеться от вопроса о Суркове без потери лица было невозможно. И Прохоров ответил: «Я от своих слов никогда не отказываюсь, но не всегда получается». Вывод: Михаил Дмитриевич фактически признал, что о дружбе с Владиславом Юрьевичем, естественно, не может быть и речи, но и войны не будет. Проявив, видимо, умение не поддаваться эмоциям и не загонять ситуацию в тупик.

Разумеется, некорректно проводить прямые параллели между политикой и бизнесом, однако будет вполне логично указать также на сходство политической невостребованности и такого бизнес-понятия, как отсутствие спроса. В этой ситуации выбор очевиден: к чему стучаться в закрытую дверь? В самом деле: иллюстрированный каталог отечественных партийных деятелей (если бы таковой задумали издать) — смело можно не переиздавать многие годы; нынешние функционеры имеют все шансы «пересидеть» брежневских геронтократов, а сокровенные убеждения допущенных к столу партийных лидеров определяются, по всей видимости, даже не руководителями, а анонимными клерками администрации президента.

Прохоров в первую очередь, что ни говори, все-таки бизнесмен — и не сохранился бы в этом качестве в России 2000-х, если бы не был всецело лоялен власти. Но для бизнеса общей лояльности все еще часто достаточно — и в этом его отличие от разрешенной политики, в которой «короткий поводок» и «ручное управление» являются, похоже, категорическими условиями даже простого существования, не говоря уже о сколь-нибудь заметном успехе.

Сейчас, когда названные им сроки давно прошли, нет сомнений: Прохоров вовсе не хотел быть оппозиционером, но неумолимая логика современной отечественной политической системы поставила его в позу, в которой человек хотя бы с ошметками собственного достоинства просто не мог промолчать — и тем самым вычеркнуть себя из ее списков.

Как справедливо указали «источники» в администрации президента, Прохоров перепутал правила сохранения в бизнесе и среди разрешенных политиков. Вероятно, именно в этом корень его провала: он всего лишь полагал, что имеет право распоряжаться своим проектом и самим собой.

Похоже, сейчас «поставленный в график» (по его словам) на встречу с руководством, Прохоров продолжает размышлять над своим положением — но, как бизнесмен, склонен ко все более прагматичным подходам. Чего стоит объяснение ухода из, как казалось, собственной партии: «Можно было встать, разорвать рубаху, но результата не будет».

При этом посильный вклад в развитие политического процесса бизнесмен уже внес: и в докладе В.В.Путина на съезде «Единой России», и в ее программных документах виден целый ряд положений «прохоровских манифестов». Это перекликается с уверениями Прохорова, что его основной заботой стала подготовка программ, которые, вероятно, когда-то кому-то понадобятся. Если и не ему, то новым правым; и почему не правым из партии власти?

Существует и еще один момент. Продолжение «крестового похода» Прохорова больнее всего ударило бы не по нему самому (Михаил Дмитриевич ведь, практически, «памятник»), а по его соратникам куда меньшего калибра. Господин Ройзман и госпожа Пугачева уже получили разоблачительные сюжеты на ТВ, и очередь явно скоро бы дошла и до глав региональных отделений правой партии. Что ж, отвести удар от положившихся на него людей — не самая плохая мотивация. Как в общечеловеческом смысле, так и с точки зрения, опять же, прагматика-бизнесмена: ведь люди — самый ценный ресурс.



Партнеры