Загадка второго тура

Кто из кандидатов в президенты способен закрутить интригу?

23 февраля 2012 в 18:48, просмотров: 3175

Пока социологи не видят возможности второго тура президентских выборов, однако в последние агитационные недели ситуация может резко измениться. Нечто похожее уже происходило на декабрьских выборах, когда «на флажке» резко прибавили «Справедливая Россия» и некоторые другие партии, а проценты «Единой России» пошли на убыль. Политологи размышляют о возможности второго тура и о том, кто из теперешних кандидатов мог бы в него войти.

Загадка второго тура
фото: Геннадий Черкасов

Прежде чем в этом разобраться, давайте посмотрим, как каждый из кандидатов выглядел бы в поединке с Путиным один на один.

«Представим себе второй тур Путин — Жириновский, — говорит политолог Олег Кудинов. — Избиратели Миронова пойдут голосовать за Жириновского? Нет, потому что среди них много интеллигенции, рабочей аристократии — людей, вся жизнь которых связана с трудом, реальным сектором. Их может не устраивать Путин, но на клоунаду Жириновского они не попадутся. Коммунисты пойдут за Владимиром Вольфовичем? Тоже нет, конечно, как и прохоровцы. То есть в паре Путин — Жириновский, первый побеждает с оглушительным преимуществом».

«Похожая ситуация и в других парах, — продолжает политолог. — Зюганов во втором туре автоматически лишается демократических протестных голосов. Болотная за него не проголосует, а просто не придет на выборы. В кругу менее антипутинских избирателей повторится ситуация 1996 года, когда люди, в первом туре голосовавшие против непопулярного президента Ельцина, во втором — пришли, чтобы проголосовать уже против Зюганова. Проблема Зюганова еще и в том, что он не знает, как распорядиться властью, которая на него, не дай Бог, упадет. Выполнять традиционные программные лозунги: отнять и поделить — он не станет, потому что давно уже стал частью того правящего класса, у которого обещает что-то отобрать. Проводить прежний путинский курс на сохранение статус-кво — не сможет просто потому, что не знает его механизмов. И главное, он панически боится ответственности.

Если во второй тур выходит Прохоров, то он попадает под двойной бойкот. Левые протестные голоса ему не достаются, красная глубинка никогда не станет поддерживать „куршевельского олигарха“. Но и Болотная, хоть Прохоров туда и ходит, относится к нему настороженно. Не случайно во время последнего шествия на него свистели и шикали, что он тормозит колонну. А тут еще олигарх напугал неформальную, но довольно многочисленную „партию курящих“, пообещав ввести налог на курение».

«Дальше идет пара Путин — Миронов, — говорит Кудинов. — Кто может в этой ситуации отдать ему голоса? Обиженная Болотная способна это сделать, потому что голосовать за кого-то надо, а антирейтинг у Миронова практически нулевой. У разношерстной протестной публики он не вызывает раздражения или ненависти. Поэтому второй тур с Мироновым — это возможность консолидации общества.

По идеологическим причинам за него могут проголосовать и коммунисты. Хотя Миронов и не предлагает „отнять и поделить“, по многим вопросам его программа схожа с коммунистической. Он призывает перераспределять между гражданами доходы от природных богатств, повысить налоги для самых богатых и снизить или отменить для самых бедных». Многие люди, голосуя за Миронова, надеются на проведение социальных и политических реформ.

Во время прошлых выборов «Справедливая Россия» продемонстрировала максимальный прирост результата за счет протестного голосования как справа, так и слева. И сейчас социологи, показывая 3–4 процента твердых сторонников Миронова, не отрицают, что есть еще 15–17% тех, кто допускает возможность голосования за него.

А гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин видит еще одну новую группу избирателей, которые могут примкнуть к Миронову. Это люди, которые хотели голосовать за Медведева и теперь обижены, что президент-модернизатор отодвинут в сторону. Они не против власти, но в пику Путину готовы проголосовать за кого-то еще. И что же может произойти в результате победы этого «кого-то еще»?

«Зюганов долго у власти не продержится. Страна очень быстро встанет против него, — уверен гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин. — Жириновского я даже рассматривать не хочу».

По мнению Игоря Бунина, Прохоров инициирует появление в политической жизни молодых волков менеджмента. Но Прохоров никогда не был во власти, не очень понимает, как она устроена и что с ней делать. Ему нужен опыт чиновника, а его нет. Бизнес и власть работают по-разному. Кроме того, Прохоров никогда или очень давно не жил среди обычных людей, плохо понимает их проблемы. Он всегда был в элите, только не властной, а бизнесовой.

«Миронов, наоборот, — уверен Бунин, — может осуществить некий синтез оппозиции и путинской элиты. Прекратить противостояние в обществе между Болотной и Поклонной. Миронов сам из питерской элиты, поэтому ему не сложно будет договориться с другими ее группами. Но при нем появятся во власти и новые люди. Часть бывшей оппозиции пойдет наверх».

По мнению политолога, фигура Миронова была бы наиболее компромиссна. Но это — тот случай, когда на гребне компромисса стоит не слабый, а сильный человек, проявивший себя как боец. «Что самое главное в нем: он был в высшей власти, потом по идейным соображениям отказался от нее, вышел из элиты и оказался простым человеком, — вспоминает Бунин. — Или, другими словами, оказался в пустыне, как Моисей. Прохождение через эту пустыню было недолгим, он начал новую борьбу, чтобы снова вернуться во власть в качестве депутата, лидера фракции. И победил, вернулся. Но за это время, что он пожил обычной жизнью, он увидел новых людей, приобрел новое понимание реальности. Это — большой плюс. При этом он знает, как власть работает, держался за эти рычаги и в случае победы не получится, что он впервые сел за руль незнакомой машины».

«Миронов в своей кампании делает ставку на позиционирование себя как компромиссной, коалиционной фигуры, — говорит президент фонда „Петербургская политика“ Михаил Виноградов. — Он действительно не вызывает раздражения у сторонников других оппозиционных кандидатов: Зюганова, Жириновского, Прохорова. Причем взаимная неприязнь у избирателей этих троих довольно велика, но на Миронова она не распространяется. Поэтому в случае попадания Миронова во второй тур его шансы мобилизовать сторонников остальных кандидатов выше, чем у всех остальных. Важно и то, что у него выстроены нормальные личные отношения с Зюгановым и Жириновским. Не случайно на днях они подписали совместное заявление о том, что их притесняют в телеэфире, чтобы отнести его президенту. Миронов накануне выборов ничем таким ужасным себя не запятнал: не дрался с женщиной, не устраивал оргий в Куршевеле, не раскисал перед вторым туром выборов. Зато проявлял волю. Когда его поставили перед выбором: остаться у власти, изменив своим убеждениям, или потерять кресло спикера Совета федерации, он выбрал убеждения. То есть он не разрывал мосты с избирателем».

С Виноградовым согласен и президент исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаил Тульский: «Антирейтинг Сергея Миронова ниже, чем у всех остальных. А кроме того, он политически занимает центристскую позицию. Может быть, лево-центристскую, но она не отталкивает ни левых, ни правых. Этим он отличается (на фоне замыливших глаз Зюганова и Жириновского) от Прохорова, за которого левые никогда не пойдут. Поэтому стать объединяющей фигурой он не может. Зюганов тоже с этой ролью не справится, либералы за Зюгановым не пойдут. А Жириновский пользуется популярностью у устойчивой узкой группы».

Почему же в таком случае рейтинги «объединительного» Миронова пока невелики? «Появление в эфире Жириновского и Зюганова менее опасно для власти: их рейтинги от количества эфира практически не зависят. У них свой достаточно устоявшийся электорат. А вот для Миронова и Прохорова частота появления в телеэфире очень важна, — говорит Тульский. — Но несмотря на то что власть хочет перекинуть голоса неопределившихся от Миронова к Прохорову, я думаю, Миронов Прохорова опередит».

Что же Миронов должен сделать, чтобы в своем фирменном стиле на финише президентской гонки резко нарастить темп и обойти соперников? Просто проявить свои личные качества. Ведь несмотря на то что Миронов — человек, способный к компромиссу, он — и человек, способный к бою.

По мнению Виноградова, проблема большинства оппозиционных кандидатов в том, что они хвалят и продвигают себя, при этом стесняются или боятся остро критиковать власть. А избирателю интересна именно критика. И если Миронов воспользуется своим же осенним опытом, когда он критиковал «Единую Россию» жестче всех, сделал на этом акцент, то это снова повысит динамику роста рейтинга Миронова.




Партнеры