Междоусобица оппозиции

Спад митинговой активности перессорил организаторов митингов

12 марта 2012 в 19:00, просмотров: 2244

Уличные протестные акции, пошедшие на спад, обнажили серьезные противоречия в оппозиционной среде. Былые товарищи по митингам — некоторые оппозиционные лидеры — стали обвинять друг друга в провале протестного движения и открещиваться друг от друга.

Междоусобица оппозиции
фото: Кирилл Искольдский

С резким заявлением выступил сопредседатель незарегистрированной партии ПАРНАС Владимир Рыжков. Он заявил, что оргкомитет протестных митингов не имеет никакого отношения к несанкционированным акциям координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова. Именно Удальцов и группа его сторонников, напомним, были инициаторами несанкционированных акций после митинга на Пушкинской площади и на Новом Арбате. Еще Рыжков пожаловался, что в отношении того, что происходит после проведения разрешенных акций оппозиции, нужно задавать вопросы не оргкомитету, а «отдельным политикам или гражданам». Правда, спустя время Рыжков взял свои слова обратно, заявив, что СМИ его неправильно поняли и оргкомитет протестных митингов якобы не отмежевывался от действий Сергея 
Удальцова.

Впрочем, своих слов обратно не взял лидер «Яблока» Сергей Митрохин, который резко оценивает инициативы координатора «Левого фронта». «Такие нелепые мероприятия, которые он все время предпринимает, просто будут отпугивать людей от участия в митингах», — сказал Митрохин. По его словам, на субботнюю акцию на Новый Арбат пришло меньше людей, чем на Пушкинскую площадь 5 марта, «во многом и из-за той потасовки, которую спровоцировал Удальцов». «Ничего хорошего в этом нет», — считает лидер «Яблока».

Тем временем эксперты и политики обсуждают, во что обернется этот раскол оппозиции и как он скажется на российской политической системе в целом.

«События в среде оппозиции развиваются по очень благоприятному для страны сценарию: оппозиция раскалывается, вычленяя из своей среды и жестко критикуя провокаторов, — подчеркнул генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. — И сегодня становится очевидным, что эти провокаторы, делающие ставку на эскалацию насилия, вооруженное сопротивление власти, не делают погоды в протестном движении, не являются в нем 
большинством».

«Раскол начался еще на шествии по Якиманке, когда было сформировано несколько колонн протестующих, продолжился он на Пушкинской площади, где одни деятели оппозиции выступали в политическом формате, публично заявляя о своих требованиях, другие — экстремистскими методами. Этот тренд еще более закрепился 10 марта на митинге на Новом Арбате», — считает Орлов.

«Оппозиция на наших глазах раскалывается на кластеры, — уверен Орлов. — Первый кластер составляют те, кто будет участвовать в легальной политической деятельности, создавать политические партии, и их дальнейшая активность будет связана именно с этим. К этому кластеру можно отнести Владимира Рыжкова и Сергея Митрохина. Для них важна легальность и законность тех действий, которые они предпринимают. В этой связи их критика в отношении Сергея Удальцова закономерна. Второй кластер — те, кто будет встраиваться в различных форматах в консультационные и общественные советы, будут экспертами. Третий кластер — радикальная оппозиция, собственно, к ней принадлежит Удальцов».

«То, что мы видим в оппозиционном стане, закономерно, ведь нынешняя оппозиция — это набор совершенно разных по своим идеологическим взглядам и воззрениям людей, — считает первый замсекретаря Президиума Генсовета „Единой России“ Андрей Исаев. — Уверен, что в дальнейшем будет наблюдаться распад протестного движения именно по этим причинам, как следствие — на их митинги будет приходить все меньше людей, что мы уже отчетливо видим. Они вернутся в свое обычное состояние „Стратегии — 31“, выходя с соответствующими лозунгами раз в месяц на площадь. Это, на мой взгляд, для оппозиции серьезный моральный, внутренний крах».

Более резок в своих оценках был политолог Виталий Иванов.

«Я не считаю, что у оппозиции происходит раскол, поскольку считаю, что расколоться может что-то монолитное, представлявшее какую-то целостность, — заявил Иванов. — Но в оппозиции с самого начала была рыхлая коалиция, которую и коалицией можно назвать с трудом. Это была тусовка, в которой никто друг другу не доверял, в которой все друг друга ненавидят, где каждый пытался воспользоваться другим в своих целях. Оппозиционеры регулярно объединяются друг с другом против своих недавних общих товарищей, подвергают своим внутренним репрессиям, обрекают на „нерукопожатость“, отлучают от „Эха Москвы“ и „Новой газеты“. Это их нормальное состояние. Они борются не столько с „кровавым путинским режимом“, сколько друг с другом. Поэтому говорить о расколе неправильно, в таком состоянии они пребывали всегда. Они ругались меж собой, ругаются и будут ругаться. В ходе кампании „За честные выборы“ они пытались сдерживаться, но кампания закончилась, и оппозиционеры возвращаются к своим привычным занятиям — грызть друг друга поедом. Даже если бы нынешняя власть куда-то вдруг делась и ей на смену пришла бы оппозиция, они бы начали грызть и стрелять друг в друга, такова эта компания экзальтированных, жуликоватых 
товарищей».



Партнеры