Как страшное борется с ужасным

Сергей Мавроди: «Схема финансирования Навального позволяет обходить закон»

8 августа 2013 в 16:50, просмотров: 7309

Истинные источники финансирования избирательной кампании кандидата в мэры Москвы Алексея Навального заинтересовали не только депутатов Госдумы, видных политиков, блогеров и Генеральную прокуратуру. За ситуацией следит даже известный российский предприниматель Сергей Мавроди. Основатель крупнейшей в стране финансовой пирамиды знает толк в различных схемах с наличными. Мы обратились к г-ну Мавроди как к эксперту, чтобы узнать его мнение о финансовой стороне кампании кандидата Навального.

Как страшное борется с ужасным

— Сергей Пантелеевич, прокомментируйте, пожалуйста, примененную Алексеем Навальным двухступенчатую схему сбора средств на выборы через Яндекс-кошельки. Она, на ваш взгляд, законна?

— Помните, как Ульянов-Ленин в свое время говорил? «Формально правильно, а по существу издевательство». Вот здесь то же самое.

В чем суть схемы? Граждане не напрямую переводят деньги на специальный избирательный счет нашего многоуважаемого (и наичестнейшего!) кандидата, как того требует закон, а неким третьим лицам, на Яндекс-кошельки. А те уже переводят их непосредственно г-ну Навальному. От своего имени, заметьте, переводят.

Зачем все это надо, все эти сложности? А очень просто. Схемка позволяет обходить накладываемые законом ограничения. Ведь платежи через Яндекс-кошельки анонимные. А значит, можно получать деньги от иностранных граждан и организаций, лиц без гражданства и пр. и пр. Там целый список есть в законе, кому нельзя. А по этой схемке — можно!

Далее: пределы допустимых сумм от каждого жертвователя можно легко превышать (анонимно же все, повторяю!), да много чего там можно. Можно даже самого себя финансировать. Целиком и полностью. Перевел деньги на Яндекс-кошелек нескольким таким посредникам, а они тебе потом в избирательный фонд их вернули. Вот и все. И весь закон.

Все это, конечно, очень здорово и замечательно, и юристы у г-на Навального хитрые и умные (снимаю шляпу!), но какое все это отношение имеет к честным и прозрачным выборам? За которые г-н Навальный так на словах ратует?

И, кстати, насчет законности. Я читаю прессу, и у меня складывается впечатление, что не все у него так чисто. Там вообще-то странные сделки налицо. Деньги якобы дарятся посредникам, а реально таким образом финансируется избирательная кампания. И это даже и не скрывается. Но это так, к слову.

— Да, вопросов к схеме действительно возникает много, но сторонники Алексея Навального утверждают, что все это просто для удобства ими сделано. Чтобы людям в банках с квитанциями не морочиться, в очередях не стоять. А всеми этими злоупотреблениями, на возможность которых вы указываете, они реально не занимаются.

— Да чего там «не занимаются»! Почитайте ЖЖ Леонида Волкова, руководителя предвыборного штаба г-на Навального. Он там прямо и открыто совершенно советует иностранным гражданам, как им половчее деньги переводить. Чтобы не попасться. Куда уж дальше-то?

Это во-первых. А во-вторых, есть закон. И он для всех один. У всех сторонники в очередях стоят. (Хотя интернет-банкинг же существует? Причем тут очереди? Но допустим.) А если г-н Навальный считает, что он какой-то особенный и для него закон не писан, и что для борьбы с нынешней властью все средства хороши, то пусть так прямо об этом и объявит. «Что предвыборный лозунг, мол, мой: «Не врать и не воровать!» — он только для противников. Им нельзя. А мне — можно! И врать, и воровать. И закон обходить. И вообще все что угодно делать!! Ибо я — во благо!» Пусть объявит. Только и всего. Чего стесняться-то? (Во избиратели обрадуются!)

А то я-де Д’Артаньян, а все кругом жулики и воры. Д’Артаньян, ага! Чего рыцаря на белом коне-то из себя строить, когда сам такой же?

Да как обычно все. Страшное борется с ужасным.

— Вот вы употребили слово «воровать». Вы имеете в виду «Кировлес»? Что вы вообще думаете об этом деле? Все ведь абсолютно утверждают, что там ничего не доказано.

— Я не знаю, доказано там чего или не доказано, но я считаю, что советник губернатора (и его ближайший друг и сподвижник!) не вправе леском потихоньку приторговывать. В принципе! А иначе чем же он от всех этих чиновников с их женами, друзьями-приятелями и сватьями-братьями отличается? От того зла, с которым он вроде бы так упорно и бескомпромиссно и борется? Ничем. Аб-со-лют-но.

P.S. от Мавроди: — А еще я считаю, что Финансовый Апокалипсис неизбежен.

Иван Соломин.



Партнеры