ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕИ КЛИНИКЕ

23 декабря 1998 в 00:00, просмотров: 251

Говорят, человеческие возможности ограничены. Не верьте этому. Человек может все. Просто для достижения цели нужно всего два условия: очень сильно захотеть и знать, как это сделать. Александр Семенович БРОНШТЕЙН — директор Центра эндохирургии и литотрипсии очень хотел создать медицинскую клинику мирового уровня. И сделал ее. Потому что знал — как. ЦЭЛТ отпраздновал свой первый юбилей. Ему исполнилось 5 лет. А это значит, что уже есть о чем вспомнить. И сказать: “Мы это сделали”. ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ Начинался Центр с горсточки врачей-энтузиастов, которые вместе с Бронштейном ушли из гастроэнтерологического отделения 7-й горбольницы. Наверное, о них тогда подумали как о группке заговорщиков, которые погнались за большим рублем. Но это скорее обывательское мнение, всегда отличавшееся ханжеством. Об этих врачах на самом деле можно и должно сказать совсем иначе. Организация этого центра была новой и довольно рискованной идеей. В случае неудачи врачи теряли многое: место работы, престиж, да и имидж наверняка бы пострадал. Поэтому на такой шаг могли решиться только истинные энтузиасты своего дела, которые знали, чего хотят. А хотели они создать клинику нового типа. Начинать было очень тяжело. Какой у врачей может быть первоначальный капитал? Да никакого. Только их руки и их талант. Первое время не было денег даже на вывеску с названием Центра. Любая покупка была сопряжена с трудностями. Высчитывали рубли и копейки и думали, что купить на них в первую очередь, а что еще может подождать. И пока Центр не был известен, приходилось крутиться и выкручиваться. И работать пришлось сразу по нескольким направлениям. И не один воз на себе тянуть... Вначале было слово. А потом уже — деньги. Говорить красиво, а главное, убедительно Александр Семенович всегда умел. Это его конек. Слушаешь его и думаешь: "Вот ведь бес лукавый". Но сопротивляться нет сил. Вот так и уговорил Бронштейн несколько состоятельных организаций вложить деньги в новый медицинский центр. В обмен на лечение сотрудников. И до сих пор никто не пожалел об этом. Обещания Бронштейна не бывают пустыми. Так за словом появились в клинике деньги. Говорят, самое настоящее счастье бывает у человека, когда он получает то, чего ему не хватает. И медицина в этом смысле не исключение. Когда набегаешься по городу в поисках нужного аппарата для обследования да постоишь до одури в очереди, долгожданный результат анализа покажется настоящим счастьем. Поэтому первые капвложения пошли на первоклассную аппаратуру. Именно на первоклассную. Точка зрения типа: "Пусть сначала дешевенькая, но чтоб была, а разбогатеем — купим подороже" — здесь никогда и не существовала. Все должно быть самое лучшее и современное. И чтобы диагноз поставить точнее, и чтобы лечение проводить качественнее. Сейчас ЦЭЛТ оснащен самым современным европейским, американским и японским оборудованием. Благодаря которому качество медицинского обслуживания вышло на уровень самых лучших мировых стандартов. Теперь не надо бегать по Москве, проклиная судьбу и вечную нехватку самого нужного. Каждый пациент в одной клинике может исследовать весь свой организм от макушки до пяток за один день. И никто уже не вспоминает, что начинался-то центр с одной дробилки для почечных камней. Еще одно важное направление, которое выбрал Бронштейн, — современные методики. Несколько лет назад появился новый хирургический метод — эндоскопия, благодаря которому человека уже не обязательно резать, а все манипуляции можно проводить через небольшие проколы. Метод уникален – без боли и крови. На этот метод и сделали ставку. И начали срочно обучать своих врачей. Сейчас ЦЭЛТ фактически стал единственным не только в Москве, но и в России лечебным учреждением, где делают все виды эндоскопических операций: урологические, гинекологические, общехирургические, сердечно-сосудистые и сосудистые, травмотологические, нейрохирургические, ЛОР-операции. Мы, россияне, народ, как известно, добрый, милосердный, а главное — смекалистый. Как правильно подмечено в старом анекдоте, с помощью зубила и такой-то матери даже заклинившую дверь ракеты на Луне откроем. Но вот чего не дал нам бог, так это педантичности. С качеством у нас всегда были проблемы. В медицине же брак в работе — это вообще преступление. Любая врачебная ошибка для частной клиники смерти подобна. И Бронштейн заранее, не дожидаясь прецедента, принимает решение: если врач неправильно поставил диагноз или не так лечил, как нужно, — достань деньги из своего кармана и отдай их пациенту. И такой случай был. Однажды. И даже не врачебная ошибка, а просто доктор выбрал способ лечения, который применительно к больному оказался неэффективным. И за это поплатился. Больше таких случаев в ЦЭЛТе не было. Три кита, на которых стоит эта клиника, всегда были, есть и, видимо, так и останутся — эндохирургия, кардиология и литотрипсия (дробление камней). Хотя теперь здесь проводятся консультации и лечение в самых разнообразных областях медицины. Пять лет напряженной работы принесли коллективу клиники долгожданный результат. Казалось бы, все уже есть. Что можно было — сделали. Но Центр не замер на одном уровне. Он постоянно развивается и совершенствуется. А на заработанные деньги врачи теперь могут заниматься научными исследованиями. Многие считают, что, если люди работают в частных учреждениях, между ними возникает нездоровая конкуренция. Они скрывают свои достижения, чтобы другие не могли ими воспользоваться. Наверное, такое есть. Но утверждать это безапелляционно вряд ли стоит. Один простой пример: новейшие разработки специалистов Центра не лежат мертвым грузом и не имеют грифа "для служебного пользования". Они публикуются в журнале, который издается в ЦЭЛТе. И каждый врач, желающий повысить свою квалификацию, может с ними познакомиться. На Новом Арбате открылся филиал ЦЭЛТа с ультрасовременным салоном красоты. Создан благотворительный фонд, который помогает решить проблемы инвалидам, афганцам, чернобыльцам. В общем, жизнь, как это и должно быть, продолжается. И работа тоже... Вывеску Центру все-таки сделали. В самую последнюю очередь. А недавно Александра Семеновича осенила идея — название Центра сменить. Уж очень оно длинное. Даже объявил премию за самый удачный вариант. Обещал победителю отдых во Франции. Вывеска по-прежнему висит. Название так и не изменили. Да и зачем? Все равно ведь на вопрос "где лечиться" чаще всего слышишь: "У Бронштейна". ДОМ, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ Дом, в котором разместился ЦЭЛТ, был поистине подарком судьбы. А у судьбы этой есть вполне конкретное имя — Юрий Михайлович Лужков. Драка за этот дом была страшная. Боролись за ценность сразу несколько организаций. А самое ценное в ней было: семь этажей да крепкие стены. И долго еще после победы врачи клиники и пациенты ходили по задравшемуся линолеуму, среди стен, выкрашенных привычной больничной краской. Сейчас, конечно, все изменилось. Если вы еще ни разу не были в ЦЭЛТе — сходите. Просто так — на экскурсию. Это любопытно. Казалось бы, лечебное учреждение, а больницей здесь и не пахнет. Это первое, что удивляет. Потом уже будут и другие открытия. Но домашняя обстановка и чистота в Центре останутся в памяти надолго. И особенно остро скрутит ностальгия, когда потом волею судьбы окажешься в обычной районной больнице. Изначально так и было задумано: приходящие сюда люди не должны оказаться в казенном, холодном и равнодушном доме. Они должны чувствовать себя комфортно: как в удобном кресле с домашними тапочками на ногах и перед телевизором. Телевизоры здесь, кстати, в каждой лечебной палате. А что еще делать человеку долгими больничными вечерами, как не перед телевизором сидеть? Практически все в Центре благоустроено. А раньше каждое новшество вызывало прилив энтузиазма и радости. И каждый визит в Центр друзей и знакомых Александра Семеновича начинался приблизительно одинаково — Бронштейн хватал пришедшего за рукав и спрашивал: "А ты наш тренажерный зал видел? Мы такое отгрохали! Пошли покажу". И сам показывал дорогу. Начавшийся евроремонт вообще для Центра стал событием первостепенной важности. Достался он коллективу ЦЭЛТа нелегко. Денег, как всегда, не хватало. Поэтому пришлось даже урезать зарплату сотрудникам. Зато на первый же отремонтированный этаж Бронштейн торжественно повел экскурсию специально приглашенных гостей. Распахивал перед ними двери палат и приговаривал: "Ведь умеем же делать!" или "Да разве это хуже, чем у них?" А потом этаж обмыли, как водится по русской традиции. Александр Семенович — человек чрезвычайно хлебосольный. Теперь уже об этом знает, наверное, пол-Москвы. Праздники в Центре отмечают со старомосковским размахом. Те, кто был на первых посиделках, наверняка запомнили, как, обводя руками заставленные блюдами столы, Александр Семенович с гордостью произносил: "Все, что вы сейчас едите, мы готовим для больных". И, несмотря на некоторую двусмысленность фразы, все всё поняли правильно — в Центре готовят так, что эти кушанья не стыдно предложить гостям. Кухня, между прочим, находится исключительно под контролем Бронштейна. Он может сказать врачам: "Решайте сами, какой аппарат вам нужен для работы, и мы его закупим". Но питанием он руководит лично. Больные должны питаться хорошо. Эта незамысловатая мысль редко посещает головы государственного здравоохранения. А уж попросить второй обед в горбольнице — значит нарваться на крупные неприятности. В ЦЭЛТе вас за это никто не обругает. И всех голодных накормят. Посетителей, кстати, тоже. Совсем недавно сбылась давнишняя мечта Бронштейна: в Центре открыли бар. Почему его назвали баром, сказать трудно. На самом деле это настоящий ресторан с превосходной кухней. Хотя цены здесь явно столовские. Тренажерный зал, сауна, массаж, аэробика с шейпингом — и это тоже клиника Бронштейна. Одно другому не мешает. В ЦЭЛТ вообще можно лечь просто для того, чтобы отдохнуть и набраться сил. Правда, к такому виду оздоровления мы пока еще не привыкли. Или, может быть, причина в том, что и клиник таких у нас в стране больше нет? Жаль, что никто больше не рискнул создать нечто подобное. Как показала практика, сделать такую клинику вполне возможно, тем более что идти придется уже по проторенной дорожке. На самом деле таких клиник должно быть много. Как у нас принято считать? Если частное лечебное учреждение — значит, не для всех. Но клиника Бронштейна существует не для избранных. Все это доступно любому человеку. Кстати, со времен кризиса цены здесь поднялись всего на 50 процентов. В рублях. Поэтому в коридоре на променаде здесь можно встретить бабульку в цветастом халате. И тут же сидят телохранители, охраняют своего босса, пока он принимает процедуры. Болезнь, она ведь как водопой в засуху, когда бок о бок мирно стоят у воды волк и ягненок. Двери ЦЭЛТа открыты для всех, кто болен. "И это правильно" — как частенько любит приговаривать Бронштейн. Это по-людски. Это то, что отличает российскую клинику мирового уровня от всего остального мира. Есть в Центре и еще одно отличие от западных клиник. Все, что есть в ЦЭЛТе, сделано не для того, чтобы завлечь клиентов на красивую приманку. А просто из человеческих побуждений. Чтобы людям здесь было удобно и приятно. По большому счету, пациентов сюда привлекает совсем другое — профессионализм врачей. СЕМЬЯ, КОТОРОЙ МЫ ВЕРИМ Бронштейн прекрасно понимал: чтобы создать суперклинику, в ней должны работать профессионалы высокого уровня. И он собрал их под одной крышей. Для врачей, как и для больных, здесь созданы самые комфортные условия. А как иначе, ведь большую часть времени человек проводит на работе, здесь — его второй дом, вторая семья. И они действительно ощущают себя семьей, единомышленниками, поэтому из Центра специалисты уходят очень редко. А Бронштейн до сих пор ищет людей, способных делать больше, чем просто работать — как принято, как учили. Это именно те врачи, которые, как правило, двигают науку, создают собственные авторские методики. Более 70% сотрудников Центра имеют ученые степени, на их счету немало научных работ и изобретений. Такой кадровый состав имеют лишь самые престижные клиники в мире. Но нет пределов совершенству, и Александр Семенович отправляет их, уже умудренных опытом и знаниями, на стажировки за границу. Как школьников — учиться. И порой возникают почти анекдотичные ситуации. Несколько лет назад хирург-эндоскопист Олег Луцевич поехал набираться опыта в Австрию в одну из частных клиник, которая славится эндоскопическими операциями. Через некоторое время туда отправился и Бронштейн. И, конечно, зашел к директору клиники. В стиле заботливого папаши он поинтересовался: как, дескать, мой-то учится? Изумленное австрийское светило без запинки выпалило: "Это не господин Луцевич у нас, а мы у него должны учиться". Австрияк не ошибся. Два года назад один из самых молодых профессоров страны (а профессором он стал в 37 лет) Олег Луцевич установил мировой рекорд — прооперировал эндоскопическим методом 3 тысячи забитых камнями желчных пузырей. Причем, как признали зарубежные специалисты, после его операций бывает в несколько раз меньше осложнений, чем "узаконено" мировой статистикой. И до сих пор свой мировой рекорд Олег не уступил никому. Сейчас на его счету уже около 6 тысяч операций. ИЗ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ. У каждого врача есть в запасе случаи из практики, которые запоминаются надолго. Истории эти, конечно, разные, в самом широком диапазоне: от трагедийного до откровенной комедийности. О них охотно рассказывают, любят вспоминать при случае. Один из сложных случаев для хирургов-эндоскопистов — тучные люди. Однажды на столе Олега Луцевича оказалась женщина с гигантским животом. Ей нужно было удалить желчный пузырь. Перед операцией коллеги с большим интересом наблюдали за совершенно непонятными манипуляциями Луцевича — он прикладывал сбоку к животу дамы инструмент. Смысл действий поняли только после того, как он сам все объяснил: просто нужно было узнать, достанет ли инструмент до больного органа. Конечно, было бы значительно проще сделать полостную операцию — проще для хирурга. В других больницах именно это ей и предлагали, а делать эндоскопическую операцию отказались наотрез. А Луцевич примерился, рассчитал, приспособился и сделал. Резать женщину не стал. Профессор Луцевич преподает эндоскопическую хирургию в Московской медицинской академии им. Сеченова. Он готовит себе смену и уже создал свою школу. Кстати, Олег был первым хирургом в стране, который отважился сделать резекцию желудка эндоскопическим методом. А его научная работа по эндоскопическому методу оперирования вошла в десятку лучших исследований в мире. ИЗ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ. Больной 54 лет лишился одной ноги из-за атеросклероза сосудов. Болезнь была в такой запущенной форме, что у мужчины уже началась гангрена. Через некоторое время закупорились сосуды второй ноги. Грозила еще одна операция и вторая ампутация. Более того, врачи настоятельно советовали ампутировать ногу немедленно. На его счастье, он узнал о новых методах лечения, которые проводятся в ЦЭЛТе. Сюда он обратился как к последней надежде. Ему сделали операцию на сосудах и сохранили ногу. Когда у пациента спросили, доволен ли он лечением, он ответил: "Я бы остался без второй ноги, если бы не этот Центр". Один из телекомментаторов, рассказывающий об этом случае, впопыхах выпалил следующую фразу: "Да, остался бы он без второй ноги, если бы ему на пути не встретилось лицо кавказской национальности". Речь шла об одаренном кардиососудистом хирурге Зазе Кавтеладзе. Действительно, лучшая в России бригада кардиохирургов, выполняющих эндоскопические операции на сосудах, наполовину состоит из талантливейших врачей-грузин. И работают они, естественно, у Бронштейна. На счету этой кардиобригады несчетное количество спасенных людей. И мировых достижений. Если, по статистике, осложнения после сердечных операций бывают в 3—5% случаев и это считается выдающимся результатом, то у кардиохирургов Центра осложнения случаются лишь в 0,1% операций. А изобретенный Зазой Кавтеладзе новый протез для пораженных участков сосудов носит его имя и тоже известен во всем мире. Здесь разработано и сделано несколько операций, которые стали первыми в Европе и в мире. ИЗ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ. У больного врачи обнаружили две аневризмы аорты: в грудной и брюшной области. Оперировать хирурги отказались, поскольку у него была еще серьезная болезнь легких, и операцию он бы не выдержал. А полностью вылечить легкие не могли, поскольку из-за аневризмы не все процедуры можно было делать. И этот порочный круг никто не мог разорвать. Больному грозила смерть. Единственная возможность выжить — сделать эндоскопическую операцию. В ЦЭЛТе, куда попал мужчина, тоже некоторое время раздумывали и колебались. Риск был слишком велик. Однако хирурги пошли на риск. Чтобы предотвратить разрыв аневризм, больному пришлось поставить в аорту протез длиной 26 см. Даже для мировой практики это был не просто большой, а гигантский протез. Эта операция стала мировым рекордом. Сейчас бывший пациент благополучно ходит на рыбалку и носит ведра воды, поливая огурцы. Если у вас есть урологические проблемы, постарайтесь решить их в ЦЭЛТе. Здесь работают первоклассные урологи. Это одна из преданных Центру бригад врачей. Тех, про которых говорят: старая гвардия. Поскольку именно с ними начинал Бронштейн создавать Центр. Нет такой методики, которой бы они не владели. Нет такой проблемы, в которой они были бы несведущи. ИЗ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ. У больного в мочеточнике застрял камень внушительных размеров — 2 сантиметра. Сначала камень попытались раздробить лазером. Однако эта процедура, которая уже сохранила здоровье и животы многим больным, успеха не имела. Вытащить камень через мочеточник тоже не удалось. В таких случаях обычно делают полостную операцию, рубец от которой остается на теле больного на всю жизнь. Урологи Виталий Мухин и Сергей Кочетов решили попробовать сделать операцию эндоскопически. Однако урологические операции обычно проводятся со стороны поясницы. Чтобы подобраться к застрявшему камню, необходимо было ввести эндоскоп со стороны живота. Поэтому урологи работали вместе с гинекологами. Для них подобраться к больному органу со стороны брюшины — дело привычное. Операция смешанной бригады хирургов прошла успешно. Больной Н. по поводу присутствия женских врачей не протестовал. И буквально через несколько дней вернулся к своей жене, чтобы доложить о том, что и он тоже побывал в руках гинекологов. Ну в какой стране мира такое может быть? Кстати, о гинекологах. И эти врачи в Центре имеют репутацию высококвалифицированных специалистов. Именно они впервые в мире разработали и провели операцию по поднятию матки и стенок влагалища принципиально новым методом, который гарантирует, что подобная проблема у женщин уже не возникнет. Общепринятые методики такой гарантии не дают. Именно в этом отделении впервые в Москве была сделана лапароскопическая операция удаления миомы матки. Сейчас уже все гинекологические операции здесь проводятся только эндоскопически. Прошло пять лет с тех пор, как появилась клиника Бронштейна. За это время из небольшого медицинского учреждения ЦЭЛТ превратился в многопрофильную клинику, в которой можно решить большинство проблем со здоровьем. Цель, которую ставили перед собой врачи, — выполнена. Центр и по оснащенности, и по профессиональному уровню стал одной из лучших клиник мира. Хотя сами врачи считают, что сравнивать их с зарубежными учреждениями не стоит. "Мы никогда не работали по западным образцам. У нас свой, российский стиль. Мы, как многостаночники-профессионалы, стараемся на месте сделать пациенту все, что требуется, оказать все виды помощи". ЦЭЛТ находится по адресу: 111123 Москва, шоссе Энтузиастов, 62, тел.: (095) 305-11-72, 305-02-67, 305-78-69.



Партнеры