МЮНХГАУЗЕНУ — 55

23 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 252

Сегодня у самого любимого народом барона — юбилей. Дата — не круглая, но серьезная. Олегу Янковскому — 55. Хотя сам Олег Иванович не считает это поводом для интервью, да и пышно отмечать сию дату не собирается, лишь в кругу семьи. А о чем вспоминают за праздничным столом на дне рождения? Правильно, о папе, о маме, о прошлом — о корнях. Вот и мы решили позвонить на театральную родину Янковского — в Саратов. Его старые друзья и близкие родственники рассказали немало интересного о заре туманной юности и первых шагах в искусстве именитого артиста. Семья переехала в Саратов, когда Олегу было 9 лет. А родился будущий барон Мюнхгаузен в страшном месте — в казахских степях, в Джезказгане, куда его отца, польского дворянина, экс-штабс-капитана лейб-гвардии Семеновского полка Ивана Павловича Янковского, сослали в 40-е годы. После смерти мужа Марине Ивановне Янковской, которая росла с бонной, пришлось идти на бухгалтерские курсы, чтобы прокормить троих сыновей. Вот что рассказывает про их детство Николай Янковский, средний из трех, единственный, кто так и остался жить в Саратове: — В детстве Олег был похож на маму, от нее ему передалось безграничное спокойствие, мягкость в общении, аккуратность в обращении с вещами, элегантность в одежде. Да, у нас было трудное, бедное детство, почти без игрушек, но и счастливое — родители никогда не наказывали нас. Обязанности по дому были распределены так: я прибивал гвозди и занимался всей мужской работой, Олег помогал маме по хозяйству — постирать, погладить, приготовить обед. Особенно любил ходить по магазинам, меня еще тогда поражало его умение выбирать мясо. Изо всех детских игр Олег предпочитал футбол и почти всегда стоял на воротах. Актерская судьба у братьев Янковских начиналась одинаково. Сначала в саратовское Слоновское театральное училище поступил старший, Ростислав, потом Николай, затем, в 61-м, Олег. Ростислав, окончив учебу, уехал в Минск, а вскоре забрал туда младшенького, чтобы облегчить матери жизнь. Так они и ютились вчетвером три года в гримерке Русского драмтеатра — старший брат с женой и сыном и Олег, тогда школьник. После запаха кулис и вкуса сцены, который Олег почувствовал уже тогда, назад, в обычную жизнь, дороги не было. Но, как ни странно, в театральном училище он не блистал, и в Саратовский театр драмы его взяли как... мужа подающей большие надежды актрисы Людмилы Зориной. В роду у Янковских все женились рано. Как объяснил Николай Иванович, этому их научила мама: или не берись, или на всю жизнь. Близкий друг Янковского Феликс Аронс, ныне директор этого театра, по нашей просьбе вспомнил молодые годы: — Гуляли мы весело! Какие капустники устраивали! Олег не боялся показаться на сцене и полуголым: мол, если не будете есть манную кашу, будете такими же, как я, — тощими. Наша компания придумывала сама себе традиции, по которым мы жили. Например, летом в Сочи перед обедом обязательно ходили в тир. Кто хуже всех отстреляется, тот платит за еду. В кино Янковского привело чудо. Практически обыкновенное, общепитовское. Гастроли во Львове. Молодой актер в ресторане замечает на себе пристальный женский взгляд. За соседним столиком — режиссер Владимир Басов и его жена Валентина Титова. Басов не верит: "Такого лица у актеров не бывает. Наверное, физик..." Так они искали исполнителя на роль Генриха в фильме "Служили два товарища". Нашли в ресторане. Что было дальше, почтенная публика уже знает — все происходило у нее перед глазами — "Обыкновенное чудо", "Мой ласковый и нежный зверь", "Полеты во сне и наяву", "Влюблен по собственному желанию", "Дом, который построил Свифт", "Тот самый Мюнхгаузен" — у каждого свой список и свой Янковский. С днем рождения, Олег Иванович!





Партнеры