ХРУСТАЛЬНЫЙ БАШМАЧОК ГУЛИ СОТНИКОВОЙ

27 марта 1999 в 00:00, просмотров: 564

Гуля Сотникова — энергичный и удачливый предприниматель. И российское, и международное жюри дважды признает ее "Женщиной года". За ряд культурных программ она получает почетный титул "Леди инициатива". Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II лично учреждает авторитетнейший Российский благотворительный фонд примирения и согласия — президентом его становится та же Гуля Сотникова. И уже через два года его работы за широкую благотворительную деятельность Русская православная церковь награждает ее церковным орденом Святой равноапостольной Ольги I степени. Словом, имя постоянно на слуху. А вот о самой Гуле Сотниковой, как ни странно, известно очень мало. Так кто же она такая, Гуля Сотникова? Откуда взялась? Чем объяснить крутой взлет жизненной карьеры? Чем меньше информации, тем больше слухов. Чего только не говорят и чего только не пишут! Мне повезло — я встретился с Гулей Сотниковой в тот момент, когда разного рода сенсационные публикации, похоже, ее все-таки допекли. Она согласилась ответить на мои вопросы. — Гульназ Ивановна, упорно отказываясь от интервью, вы даете полный простор фантазии журналистов. Чем объяснить подобную закрытость? — Я никогда не стремилась ни к власти, ни к политической карьере, поэтому популярность мне просто не нужна. Не говоря уж о том, что в наше время, к сожалению, небезопасно быть известной. И вообще, я предпочитаю, чтобы обо мне судили по делам, а не декларациям. А то, что журналистов интересует чаще всего, я привыкла обсуждать не на страницах печати, а с близкими людьми. — Но ваша закрытость и некая недоступность порождает массу самых невероятных слухов. Недавно в одной из газет... — Можете не продолжать. В последнее время я действительно узнала очень много нового о себе. Но если вы хотите, чтобы я оправдывалась или опровергала эту дикую клевету, то на этом наше интервью можно считать оконченным. — Поговорим о другом. Одна деталь вашей биографии вызывает особенно много недоуменных вопросов: почему президентом благотворительного фонда, который учредил сам патриарх, стала молодая, красивая женщина? — По Российской Конституции у мужчин и женщин абсолютно равное право на труд. При всем моем уважении к старым некрасивым мужчинам, не уверена, что с этой работой они справились бы лучше. — Ваш фонд чем-нибудь существенно отличается от других благотворительных организаций? — Хорошо понимаю подтекст вашего вопроса. Действительно, у нас было зарегистрировано множество "гуманных" организаций, у которых была единственная цель: получить налоговые или таможенные льготы. Фонд примирения и согласия не имеет никаких льгот и не использовал ни одной государственной копейки. Мы тратим только то, что сами зарабатываем, и отнюдь не на гуманитарных поставках. И вообще, я считаю, что нельзя быть благотворителем за чужой счет. — То, что ни фонд, ни фирма "Вертэкс", ни вы лично никакого отношения к гуманитарным грузам не имеете, я в курсе, так как серьезно занимался этой проблемой. И все же зарабатывать хотят все. Почему повезло именно вам? — Когда школьник обыгрывает в шахматы ведущих гроссмейстеров, талантливый скрипач берет первый приз на престижном фестивале, мы же не говорим, что им повезло. Рано или поздно придется признавать, что в сфере предпринимательства тоже есть такое понятие, как талант. Мне кажется, что бизнесмен, как это ни парадоксально, в чем-то похож на циркового артиста: какие бы у тебя ни были связи, как бы ты ни был богат, ничто это не поможет сделать двойное сальто или пройти по канату. — Созданная вами в 1990 году фирма "Вертэкс" — один из ветеранов отечественного предпринимательства. Она несколько лет входит в книгу "Элита российского бизнеса". Ваше имя в "Золотой книге московского предпринимательства". Начав с медицинской фирмы, вы заняли устойчивые позиции в области торговли, туризма, открыли свою авиакомпанию, а теперь еще и телекомпанию. А слишком заметные успехи вызывают у коллег не только добрые чувства... Простите за прямой вопрос: вам не страшно жить и работать в России? — Убийство Галины Старовойтовой доказало одну непреложную истину — российские бандиты признали равенство мужчины и женщины. До этого они еще следовали робингудовской традиции, щадя женщин. Теперь эти романтические предрассудки позади. Наш дикий рынок постепенно приходит в норму, конкуренция растет. И есть немало охотников "подставить ножку" сопернику. Способы для этого существуют разные: иногда нанимают киллера, иногда похожий заказ дают журналисту. Кстати, меня пугали возможным появлением подобного рода публикаций, делая весьма прозрачные намеки. — Ваша реакция? — Я никогда не уступала вымогателям и не давала взяток. Не потому, что жалко денег, а потому, что очень уж противно. — Но за подобную моральную устойчивость, как видите, тоже приходится расплачиваться. — Приходится. Зато остается возможность уважать себя. — И все-таки, простите за назойливость, чудес на свете не бывает. Когда молодая красивая женщина удачлива во всем, и журналисту, и читателю хочется выяснить: кто за ней стоит — влиятельный муж, друг, миллионеры-родители? — Ответ будет скучным: если я чего-то в жизни добилась, то обязана этим лишь самой себе. Кстати, любопытно, что мужчинам-предпринимателям таких вопросов не задают. Почему бы вам не спросить у г-на Вяхирева или г-на Довганя, кому они обязаны своим успехом: жене или подруге? — Но ведь большие деньги с неба не падают. — Маленькие тоже. Говорят, для бизнеса нужен первоначальный капитал. Так вот, у меня его не было. Сама жизнь заставила зарабатывать, просто чтобы выжить. Впрочем, стартовый капитал не имеет никакого значения. Деньги можно украсть, извлечь из бюджета, получить по наследству, но чтобы суметь их сохранить, да еще приумножить, нужен не только высокий профессионализм, но и огромная работоспособность. Сколько фирм, предприятий с большим капиталом, с огромными возможностями полопались как мыльные пузыри. Я считаю, что настоящего предпринимателя не собьет с ног неудача. Мама меня часто обвиняет в безалаберности за то, что я трачу все заработанное, не коплю на черный день. Но это не безалаберность — это уверенность в собственных силах: я знаю, что всегда смогу обеспечить необходимым и себя, и близких, и тех, кто работает со мной и верит в меня. Если завтра мне почему-либо придется начать с нуля, через год у меня все равно будет процветающая фирма. — И все-таки, кто ваши родители? — Отец, Иван Владимирович Сотников, — писатель, мама, Алина Кашфиевна Аралбаева, — первый в Башкирии профессиональный театровед — люди этой профессии, как вы понимаете, могут передать детям богатство только духовное. Так получилось, что мама растила меня одна. Мы жили достаточно скромно, банка сгущенки казалась мне недостижимым предметом роскоши, первый телевизор мы приобрели, когда я уже училась в четвертом классе. Но в доме была прекрасная библиотека, мама сумела скопить деньги на пианино, чтобы учить меня музыке. Вообще она очень много занималась моим образованием — можно сказать, что это и был мой первоначальный капитал. Конечно, ей было нелегко, приходилось много работать по ночам, во многом себе отказывать. Должна сказать, что она удивительно самоотверженный человек. Но в то же время мама всегда была очень строга и очень требовательна ко мне. — В Москве много говорят о тех роскошных приемах, которые вы устраиваете в честь того или иного праздника. Это что — реванш за детскую банку сгущенки или "пир во время чумы" в стиле новых русских? — Действительно, так получилось, что у меня в детстве никогда не было праздников, мне никогда не устраивали ни новогодней елки, ни дня рождения. И я всегда мечтала, что когда вырасту, у моих детей будут самые лучшие дни рождения и самые нарядные елки. А сегодня я могу себе позволить дарить эти праздники не только своему ребенку, но и тем детям, чьи родители лишены такой возможности. Что касается приемов, то мне жаль, что вы не обратили внимание на тех, для кого они устраиваются. Мои гости — на 90 процентов российская интеллигенция, все они очень заслуженные люди, которые сегодня вряд ли могут себе позволить лишнее. И для меня огромная радость устроить для них настоящий праздник. И это не "новорусская", это старая русская традиция. Вообще, мне кажется, у нас слишком односторонне понимают Пушкина. Ведь у него "пир во время чумы" — это не дань чревоугодию, это вызов страшной болезни, знак того, что жизнь продолжается, что она все равно победит. — Но в последние годы, в отличие от прошлых лет, и Рождество, и юбилей Патриарха прошли достаточно скромно? — Но и ситуация в стране резко изменилась. Зная о том, что в стране есть люди, которые по-настоящему голодают, устраивать роскошные приемы, мягко говоря, неэтично. Тем не менее отсутствие обильно накрытых столов никак не повлияло на праздничную атмосферу. — В атмосфере всеобщего мошенничества россияне разуверились в том, что кто-то на самом деле хочет помочь обездоленным. Промотаны не только западные кредиты, но и кредит доверия политической и экономической элите России. —Действительно, я уже начинаю привыкать, как это ни печально, что далеко не все готовы верить в бескорыстность чьих-то благих дел и поступков. Причем я испытываю такое недоверие именно от тех людей, у которых явно нет причин чувствовать себя сегодня обманутыми или обделенными. Честно говоря, не знаю, как на это реагировать. Я не понимаю зарабатывания денег ради денег. Я хочу, чтобы меня уважали, чтобы мой сын и моя мама могли мною гордиться, я хочу сама себя уважать. По-моему, это так просто и понятно. — Что конкретно сделал фонд за два года работы? — Общество сегодня расколото, и Святейший Патриарх решил, что привести людей к согласию надежней всего может общее дело, в необходимости и благородстве которого убеждены все. В попечительский совет фонда входят люди, известные всей стране: президент РАН Юрий Осипов, деятели культуры Михаил Ульянов и Наталья Дурова, первый замминистра иностранных дел России Александр Авдеев, верховный муфтий Талгат Татжуддин, главный раввин России Адольф Шаевич и другие достойные люди. Сам состав правления подчеркивает изначальную цель фонда: примирение и согласие всех россиян. Ведь мы помогаем не христианам или мусульманам, не либералам или коммунистам, мы помогаем детям, инвалидам и престарелым. Могу лишь привести одну цифру: сегодня около 17 тысяч пенсионеров, оказавшихся в очень трудном положении, благодаря работе фонда имеют своих конкретных благотворителей, или, как раньше говорили на Руси, — "заботников". Что касается детей, то помимо ежегодных благотворительных мероприятий для детей-сирот, детей из малоимущих семей, фонд очень большое внимание уделяет программам в области образования. При поддержке ректора МГУ В.Садовничего возрожден Классический пансион Московского Государственного университета, давший в свое время миру целую плеяду выдающихся общественных деятелей, блистательных военачальников, ученых и писателей. Есть у фонда целый ряд программ в области культуры, в сфере международной деятельности, словом, поле деятельности очень широкое. — Почему так мало известно о деятельности фонда? — Я неоднократно обращалась к Его Святейшеству, убеждая, как важно более полно освещать в прессе, на телевидении его внецерковную деятельность. Но он всегда отсылает меня к словам Христа: "...Когда же ты творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что творит правая, чтобы милостыня твоя была втайне..." — Работать с Патриархом легко или трудно? — И легко, и трудно. Легко потому, что это удивительно добрый и очень мудрый человек с огромным жизненным опытом, блестящей эрудицией и тонким чувством юмора. Он обладает тем, чего так не хватает многим нашим политикам — несмотря на его удивительную простоту общения, рядом с ним неизменно ощущаешь огромную дистанцию и чувство благоговения. Это настоящий духовный лидер не только верующих, но и всех россиян, его нравственный авторитет определяется прежде всего не должностью, а личностью. А трудно потому, что он, как мне кажется, видит меня много лучше, чем я есть на самом деле. И я очень боюсь его разочаровать. — Все, что вы рассказываете, очень интересно — но ваша судьба уж очень напоминает сказку про Золушку. Вы уверены, что наши читатели в нее поверят? — Я и сама в нее не верю — хотя бы по той причине, что в сказке за героиню слишком многое делала добрая фея. Нынче, к сожалению, на волшебниц рассчитывать не стоит — в реальной жизни Золушки всего добиваются сами.



    Партнеры