БИТВА ЗА ПРИМИРЕНИЕ

23 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 374

Вы когда-нибудь видели дерущихся художников? Нет? И слава богу. Потому что это противоестественно. Назначение художника совсем в другом. Он должен создавать произведения, а мы, зрители, их оценивать. Нравится — покупаем. Не нравится — не покупаем. Это закон жизни. Но как водится — не нашей. В нашей художественной жизни другие реалии и эмоции, которые, к сожалению, к искусству не имеют никакого отношения. Вчера завершил свою работу 8-й съезд Союза художников России (СХР). На этот раз он проходил в обстановке почти строгой секретности и далеко от Москвы — аж в Сергиевом Посаде. Причина ясна как день: председатель союза Валентин Сидоров и руководство союза увезли 100 с небольшим делегатов от 20-тысячного коллектива художников подальше от столицы, чтобы решить два кардинальных вопроса — о новом уставе и новом председателе союза. В Москве же, как известо, уже несколько недель по этому поводу бушуют нешуточные страсти. Валентина Сидорова и его замов обвиняют в распродаже союзной собственности, в самом союзе работает налоговая полиция, Московский союз художников "ходит ходуном" из-за того, что его делегатов не позвали на съезд. Короче, ситуация почти революционная. Проходил съезд в местном Дворце культуры имени Гагарина, самих же делегатов, которые, судя по всему, давно друг с другом и соответственно с руководством хорошо знакомы, поселили на три дня рядом в гостинице. Со стороны казалось, что компания друзей выехала на трехдневный пленэр: поразмяться, пообщаться, выпить-закусить. Ну и заодно проголосовать. Журналистов впустили лишь в первый день съезда — послушать отчетный доклад Валентина Сидорова. Дальше двери были для них закрыты. Именно тогда, когда должны обсуждаться два кардинальных вопроса. Как и следовало ожидать, отчет Сидорова ничего нового не принес. И судя по сонным лицам многих депутатов, они отлично об этом знали. Стандартный отчет о проведенных за пять лет выставках, немного сетований о нехватке денег для художников-ветеранов и почти ни слова о том, по чьей же вине Союз художников остался без огромной собственности, которая включала в себя выставочные залы и даже целые заводы. О страстях, бушующих в столице, сказано было тоже мимоходом, как о происках и диверсиях врагов из других художественных союзов. Валентин Сидоров закончил свою длинную речь "ни о чем" традиционно и цинично: "Так и хочется сказать — друзья, прекрасен наш союз". Как и следовало ожидать, после этих слов Сидоров единогласно был избран на третий срок. Съездовскую идиллию нарушил лишь министр культуры Владимир Егоров, который присутствовал на открытии съезда. Министр говорил очень коротко, но емко, и смысл его речи заключался в одном: пока все художники не объединятся вместе, пока не договорятся между собой и не прекратят распри, государство ни с одним художественным союзом дело иметь не будет. Если вы считаете себя главными в изобразительном искусстве, сказал министр в заключении, вот и возьмите на себя объединительую роль. Ситуация на самом деле запутанная. Ни один творческое сообщество не разобщено так, как художники. На сегодняшний день кроме Союза художников России, объединяющего 20 тысяч членов, существуют Московский союз, Международная федерация при ЮНЕСКО, Международная конфедерация, Творческий союз, в каждый из которых тоже входит не одна тысяча художников. И это кроме Художественного фонда и Академии художеств. Пока все они будут выяснять, кто из них главнее в изобразительном искусстве и у кого какая собственность, каждый по отдельности просто не выживет. Художники, видимо, начинают это понимать. В эти дни появились первые попытки к примирению. На днях представителями крупнейших союзов был подписан меморандум о готовности разработать совместный документ под названием "Принципы согласованной деятельности творческих организаций художников". Буквально вчера мы получили обращение группы художников из Московского союза с предложением провести Чрезвычайный съезд всех творческих союзов и объединений. Желающих примирить художников может оказаться много. Только как бы все они не передрались на этот раз из-за роли миротворцев.



Партнеры