ВЯЧЕСЛАВ-АЛИ ПРИНЯЛ. ИСЛАМ

18 июня 1999 в 00:00, просмотров: 467

Священник РПЦ, советник Комитета Госдумы РФ по делам общественных и религиозных организаций отец Вячеслав Полосин публично объявил себя мусульманином: "Несколько лет напряженной работы привели меня к выводу, что в самом непротиворечивом и неповрежденном виде истина о Едином и Всемогущем Боге хранится в Священном Коране..." Вячеслав Полосин — доктор философских наук, автор книг по истории, философии, религии, политике. Из досье "МК": Вячеслав Полосин родился в 1956 г., закончил философский факультет МГУ, Духовную семинарию в Загорске, Дипломатическую академию МИД РФ. С 1983 по 1991 г. — приходской священник, протоиерей Русской Православной Церкви. В 1990—1993 г. — народный депутат, возглавлял Комитет ВС РФ по свободе совести. В 1991 году ушел за штат. С 1994 года работает в думском комитете. — Вячеслав, итак, вы — русский мусульманин... Как вы себя чувствуете в этом качестве? — Вполне комфортно. Я действительно русский и действительно мусульманин, сознательно исповедующий формулу, что нет богов, кроме Единого Бога — Аллаха, и что Мухаммад — Пророк Его... В исламе нет растворения наций: существуют мусульмане-турки, мусульмане-арабы, мусульмане-французы и т.д.; я — русский. Был и остаюсь русским. — Принимая ислам, вы должны были получить новое имя... — Вы правы: я взял себе второе имя, самое распространенное в арабском мире, — Али. При этом я ни на секунду не отказывался от своего славянского имени, которое чту и считаю, что мне с ним очень повезло. — Вы сознательно сняли с себя крест... А вы знаете, что в недавней чеченской войне за отказ расстаться с крестом боевики убивали русских солдат? — Те, кто на это осмелился, — люди вне национальности, вне религии и заслуживают уничтожения. Их действия противоречат Священному Корану, по которому христиане считаются братьями мусульман. — И тем не менее... — И тем не менее война есть война: она переворачивает психику, включает такие биоинстинкты, как злость, ненависть, месть. Бандиты в Чечне мучили русских священников, но точно так же они убивали и пленных российских солдат-мусульман из Татарстана, Башкирии, Дагестана... — Вячеслав, став мусульманином, вы обязаны были пройти одну весьма болезненную процедуру — я имею в виду обрезание... — На самом деле обрезание — это не условие принятия ислама, а дань традиции, которую нужно соблюдать. В то же время в исламе, в отличие от иудаизма, существует полная свобода выбора, и для того, чтобы стать покорным Единому Богу, достаточно засвидетельствовать свою веру перед двумя свидетелями. Я же сделал это через журнал "Мусульмане" тиражом в 7 тысяч. — Что сподвигло вас на этот шаг? — Я всегда жил поиском Истины. 19 августа 1991 года не поехал, будучи приглашенным Патриархом, на торжественную литургию в Успенский собор, так как решил, что мой голос против ГКЧП на заседании президиума ВС важнее участия в литургии. Это был мой выбор, за которым последовал выход за штат. После событий 1993 года и разгона ВС я погрузился в научную работу, прочитал бессчетное число книг, переосмыслил свою жизнь и просто понял, что я с детства искал Единого Бога, Бога Всемогущего и Всеведущего... — Вячеслав, а как отнеслись к вашему "преображению" дома и на работе? — С женой мы вместе шли к этому, много обсуждали, учились, поэтому в семье у меня полное взаимопонимание. Что ж до окружающих, то здесь я почувствовал некоторое напряжение, однако у нас Комитет межконфессиональный, подчеркнуто светский, и я надеюсь, что до гонений дело не дойдет. — А реакция Московской Патриархии — надеюсь, вас не объявили сумасшедшим? — Некий батюшка, как мне сообщили, выступая по радио "Радонеж", проклял меня и моих потомков аж до седьмого колена. И вот, пользуясь случаем, хочу ему ответить словами Христа: "Благословляйте проклинающих вас..." — Для православных патриотов вы теперь как кость в горле... — Жизнь полна парадоксов, наверное, поэтому наши православные патриоты уверены, что те, кто чтит израильских пророков, — русские, а те, кто добавил к ним одного арабского пророка, — увы, подкачали... В свое время Православие насаждалось силой, но с веками прижилось и стало российским. Правоверие не насаждается силой и уже поэтому не может быть чужеродным российскому народу... — Какую из четырех московских мечетей вы посещаете? — Иногда хожу в Соборную мечеть, что на проспекте Мира, но чаще бываю в Мемориальной мечети на Поклонной горе, потому что там намаз совершается на русском языке. — Вы молитесь пять раз в день, как и положено правоверному мусульманину? — С учетом работы в Госдуме не всегда получается именно пять раз... Просто я молюсь, когда молитва подступает к сердцу. В исламе нет принуждения! Александр КОЛПАКОВ.



Партнеры