КРАХ КРЕМЛЕВСКИХ СЦЕНАРИЕВ

24 июля 1999 в 00:00, просмотров: 188

Несмотря на хвори, Б.Н. продолжает доказывать, что он главный игрок на российской политической сцене. Что ждет Россию после того, как сменится ее президент? На этот вопрос вчера попытались ответить известные политики и политологи, собравшиеся на конференцию "Россия после Ельцина". В июле 2000 года выяснится, живем ли мы в демократическом государстве. Если в Кремль въедет новый глава — значит, живем. Если все останется по-прежнему — не обессудьте. Последние действия Бориса Николаевича, по мнению одного из участников дискуссии, политолога Вячеслава Никонова, дают основания для подозрений насчет второго варианта развития событий. "Семья" хочет собрать под свое крыло все информационные, административные и финансовые ресурсы, чтобы снова монополизировать выборы. Отдельные ресурсы, вроде "Газпрома", НТВ и кое-кого в Генпрокуратуре, сопротивляются. "Гарант" в последние дни выражается туманно, и общественность никак не может понять, будут ли выборы вообще. И все-таки, по прогнозам Никонова, пост-ельцинская эпоха наступит уже через год, потому что сценарии сохранения власти, разрабатываемые аппаратом Кремля, нереализуемы. Один из них — создание нового федеративного государства из России и Белоруссии. Даже если таковое и получится, что сомнительно, Б.Н. это все равно ничего не даст: стать президентом в третий раз ему не удастся, поскольку "отсутствует рейтинг". Другой проект — введение чрезвычайного положения — зарубит Совет Федерации. Соглашение ветвей власти об одновременной отсрочке парламентских и президентских выборов тоже нереально: Дума на это не пойдет "даже при всем своем цинизме". И, наконец, в случае чего остается надежда на Запад, который скажет другу Борису, что так поступать негоже, и на демократические инстинкты самого президента. Предположим, эти инстинкты сработают, и Ельцин безропотно покинет Кремль. Что все-таки будет с Россией? Лидер "Духовного наследия" Подберезкин убежден, что изменится буквально все. Например, политическая элита. Работает биологический фактор: у тех, кто пришел к власти в 80-х, уже и менталитет другой, и здоровье не то. Расстановка политсил тоже изменится: "4—5 месяцев предвыборной политической деятельности вытащат второй эшелон", то есть тех, кого и за серьезных политиков сегодня никто не считает. Что до простого народа, то тут вся надежда — на "саморегулирующиеся процессы". Это когда в отдельно взятых областях граждане вдруг начинают строить дома и разбивать сады... Задача власти — не мешать им в этом и обеспечить стабильность хотя бы на какое-то время. А политолог Марков нарисовал душераздирающую картину возможного пост-ельцинского будущего: расцветет выхолащивание демократических структур, случится самоизоляция России, если мы продолжим идти антизападным курсом, сложится неконкурентная, корпоративная экономика, страна "расползется" благодаря ингушскому президенту и ему подобным, призывающим к выходу из состава России. Впрочем, большинство участников конференции решило не заглядывать так далеко и обратиться к совсем скорому будущему. Депутат Семаго поделился надеждой на то, что в ходе выборов "ликвидируется такое уродливое объединение, как ЛДПР". А также мыслями о том, кто будет следующим президентом. Им наверняка станет тот, кого единогласно поддержат крупнейшие политические блоки вроде "Отечества", "Всей России" и т.д. Звучали фамилии Лужкова, Примакова, а также намекалось на то, что шансы будут у человека, который усидит перед выборами в премьерском кресле...



    Партнеры