БЛОК “ТРИ МЕДВЕДЯ В ОДНОЙ БЕРЛОГЕ“

10 августа 1999 в 00:00, просмотров: 265

Фактическое образование "большой тройки" Лужков—Примаков—Шаймиев, хотя и давно ожидалось, тем не менее застало врасплох остальных представителей политического Олимпа. Понятно, что этот союз — если, конечно, он сохранится до выборов — наносит сокрушительный удар по предвыборным амбициям левого лагеря. Но что касается Кремля, его логику, как обычно, понять непросто. Казалось бы, сегодня трудно найти в России другую силу (если не считать "Правого дела", шансы которого на победу иллюзорны), которая наверняка обеспечит "преемственность власти". И тем не менее это объединение вызывает в Кремле сильное раздражение. Лично Бориса Ельцина в данном случае понять еще можно: коалиция трех политиков такого ранга означает образование в стране альтернативного центра власти — не опереточного, типа Думы, а настоящего. Если же через четыре с половиной месяца блок, ведомый "большой тройкой", одержит положенную ему победу на парламентских выборах, Ельцин окончательно превратится в "хромую утку" — президента, покорно ожидающего распоряжений своего преемника. Для человека, здоровье которого многие годы поддерживается только допингом под названием "власть", такое развитие событий абсолютно неприемлемо. Неприемлемо на самом глубинном, психологическом уровне, вопреки любым доводам здравого смысла... Приход к власти "большой тройки" грозит большими проблемами и Березовскому, поскольку по крайней мере двоих ее представителей Борис Абрамович может с полным основанием считать своими личными врагами. И при всем при том вряд ли кто сделал для образования "большой тройки" больше, чем сама президентская администрация, руководитель которой — Александр Волошин — традиционно отвечает за то, чтобы избирательная кампания шла по президентскому сценарию. "Крестного отца" "тройки" можно поздравить. В самом деле, собрать в одной берлоге трех самых крупных политических медведей — задача не из простых. Тем более что по-настоящему единомышленниками их никак не назовешь. Лужков — претендент на роль нового Ивана Калиты, "собирателя земель русских". Шаймиев — наиболее сильный из клана региональных лидеров, добивающихся для своих республик едва ли не конфедеративного статуса. И, наконец, "Мистер Статус-Кво" Примаков, избегающий, подобно Кутузову, малейшего риска и выигрывающий политические войны только за счет того, что не делает глупостей сам и удерживает от этого других. Чтобы понять, как именно Кремль "лепил" эту "тройку", давайте вспомним хронологию событий. В середине июля кремлевская администрация "наехала" на Шаймиева. Сначала она инициировала замену преданного Шаймиеву главы ФСБ Татарстана Салимова своим ставленником Гусевым. Президента Татарстана по существу поставили перед свершившимся фактом, нанеся серьезный удар как по его авторитету, так и по хрупкому равновесию в сфере национальной политики. И вряд ли случайность, что буквально через несколько дней после отставки Салимова Госсовет Татарстана принял решение о создании отдельного канала государственного радиовещания только на татарском языке. Сразу после этого Шаймиев делает беспрецедентное для такого осторожного политика заявление: фактически он обвиняет администрацию в захвате средств массовой информации и попытке создать неравные условия для участников предвыборной кампании. При этом президент Татарстана высказывает свои симпатии к Лужкову с доселе невиданной откровенностью. В этот же момент УФСБ по Владимирской области начинает атаку на супругу Юрия Лужкова Елену Батурину. Причем отвечать на возмущенные речи московского мэра поручается почему-то Степашину. И тут же администрация, якобы не имеющая к происходящему никакого отношения, принимается за "третьего медведя": в кабинете Примакова настойчиво раздаются звонки с приглашением в Кремль. Правда, приглашают его в такой форме, словно заранее провоцируют на отказ. Евгения Максимовича осаждают с заманчивыми предложениями лидеры едва ли не всех ведущих партий страны — а руководство Администрации Президента не делает ни одного реального шага, чтобы привлечь его на свою сторону. Более того, Волошин даже не считает нужным скрыть свое негативное отношение к Примакову: "Евгений Максимович желает добра стране, но его видение, как этого достичь, из прошлой жизни. Представление Примакова об устройстве государства не соответствует требованиям сегодняшнего дня". Кремль не ограничивается словесными выпадами в адрес экс-премьера и организует отставку Рапоты — главы "Росвооружения", человека, известного своей близостью к Евгению Максимовичу. И вот наконец длившиеся еще с мая, казавшиеся бесперспективными переговоры между Шаймиевым, Лужковым и Примаковым завершаются: "Вся Россия" объединяется с "Отечеством". Осторожный Шаймиев прямо говорит, что в коалицию вступает и Примаков. Еще более осторожный экс-премьер этого не опровергает, что, с учетом дипломатических манер этого человека, фактически означает согласие. В общем, критики Администрации Президента, так долго сетовавшие, что в отличие от 1995 года в России не удается создать "партию власти", могут вздохнуть с облегчением. Отныне "есть такая партия". Правда, направлена она отнюдь не на поддержку Ельцина, хотя создана стараниями его команды. Трудно представить, что в Администрации Президента не понимают механизма политических игр. Слова: "Если Кремль начнет вставлять палки в колеса Лужкову, это сыграет ему на руку. Гонимых на Руси любят" — сказаны не кем иным, как главой администрации Волошиным. Так что вряд ли речь идет о чьей-то недальновидности. Возникает мысль, что аналитики, связывающие президента, его администрацию и "семью" в единое целое, все-таки ошибаются. А ситуация все больше напоминает переговоры Вольфа с Даллесом, о которых не сообщают шефу, потому что у него "слишком больное сердце"...




Партнеры