ДЕЗА И ЗВОН МОНЕТ

29 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 464

Как ни странно, мрачная атмосфера, повисшая над Москвой в последние недели, и неисчезнувшая опасность новых подлых взрывов и прочих террористских мерзостей почти не повлияли на тягу народонаселения к вечерне-ночным бурным развлечениям в кинотеатрах, клубах и на танцполах. Стало быть, тусовочная жизнь вовсе не накрылась крышкой от унитаза, как ожидалось. Хотя рекомендация милицейского министра Рушайло об отмене всяческих гульбариев была-таки взята на заметку, но на отдельных, так сказать, территориях города. Скажем, на концерте Земфиры в "Манхэттен-экспрессе" в позапрошлый уик-энд наблюдался биток народу вообще и нехилый наплыв лиц кавказской национальности (причем — весьма наглых в поведении) в частности. При этом местная охрана, по впечатлениям "Мегахауса", почти себя не проявляла (в особенности — к этим лицам), а посему прямо под сцену спокойно можно было протащить хоть станковый пулемет. В это же время в других городских районах местные власти изо всех сил старались прикрыть наимоднейшие заведения "Парк" и "Галерея" (там, говорят, было отменено несколько вечеринок), посещаемые, кстати говоря, вовсе не "массами", а очень узким кругом псевдобогемы, "отмытыми" мафиози и дорогостоящими проститутками. Затем прошла деза, что в связи с терактами опечатан ДК им. Горбунова, все концерты в нем отменены, а пиратский субботне-воскресный рынок носителей разогнан ОМОНом к чертям собачьим. Сие оказалось причудившимся страшным видением напуганных чиновниками владельцев Горбухи, видением покамест не сбывшимся: на концертах "Чижа" и "Аукцыона" два последних уик-энда массы, как и раньше, угорали, а утроенное количество охраны бдило и многократно всех прощупывало. Еще прошла легкая деза о заложенной бомбе в окраинном клубе "Ю-ту" на экстремальном гульбарии — фестивале "Поддержи свою группу". Слушок, к счастью, оказался ребячьей шалостью скучающих во дворе за клубом детишек. Реальными же жертвами антитусовочных рекомендаций стали лишь: вечно вляпывающийся в темные истории журнал "Птюч" (которому предписали перенести на лучшие времена рэйв на заводе Михельсона, задуманный в честь дня рождения издания, и бедные "птючники" ограничились только скромным хэппенингом в ресторане "Театро" да учинили ночной просмотр "Ведьмы из Блэр" для друзей в "Кодаке" вместо юбилейного гиперотрывона) да промоутер Тимур Мамедов со своим гоа-транс-рэйвом в поддержку Тибета на Гребном канале (сие действо Мамедов сам же и отменил, поскольку не очень-то, мол, и надо). u u u Пока кто-то боролся за свои данс-хэппенинги, сознательные рок-музыканты мучительно размышляли: чего бы дельного предпринять. Проводить всякие "роки против терроров", как в кооперативно-перестроечные годы, глупо, да и стремно. Многие хотели, не мудрствуя лукаво, просто притащить на места взрывов одеяла и подушки для лишившихся крыши, а заодно сыграть там что-нибудь печальное или ободряющее. Всех рокеров консолидировал Михаил Козырев с "Нашего радио" (его генеральный продюсер). Он замутил аукцион — распродажу с молотка в прямом эфире всяких шмоток знаменитостей под сопровождение рокерских акустических сольников. Все вырученные с этого экшна деньги решили прямым ходом раздавать конкретным пострадавшим людям, а не во всякие воровские фонды. Музыканты откликнулись молниеносно, перерыли все сундуки и гардеробы, и каждый притаранил на "Наше радио" что смог от тела оторвать. Маша Макарова, к примеру, любимое узбекское платье от Нафталиевой (ушло с молотка за 200 долларов), Саша Васильев из "Сплина" — виды видавшее пальтецо, в котором он купался и валялся в клипе "Выхода нет" (ушло за 460$); Гребенщиков прислал козырный кожаный жилет, подарок английских корешей (взяли за 2700$), Сукачев сдал раритетный бежевый плащ (1500$), Олег Нестеров распрощался с рубахой, приносящей удачу (выкупили за 500$). Лишь мизантроп Константин Никольский однозначно послал всех с гуманистическими идеями на фиг: не до того, мол, мне, я старый и усталый. Земфира перекопала все талмуды, да так и не нашла ни одного песенного черновика (а больше, видно, ничего ценного у девушки за душой пока и нет). А набежавшие на аукцион без приглашения "ночные волки" вместо логичных старинных байков или легендарной Хирурговой косухи скупердяйски сунули не распроданные на последнем байк-шоу юбилейные часики. Поскольку ниже стодолларовой стартовой цены, выходя в эфир с аукционом, стыдно было б опускаться, Козырев позвонил-проконсультировался с г-ном Березовским (учредителем "Нашего радио") и получил "добро" скупать от имени радиостанции все вещи, на кои не найдется спроса, мол. Но спроса не нашло лишь выставленное за 5000$ кресло Диброва (которое ежевечерне он продавливает в программе "Антропология"). Остальное разлетелось ну просто по рекордной стоимости: трэк песни "Группа крови" с оригиналом голоса Цоя купили аж за 3000$, гитару Кузьмина — за 2650$, бокс-сет из 12 компактов с автографами "ДДТ" — за... 3500$, квартирный концерт "Ва-Банка", который они приедут играть на кухню к счастливому покупателю, — за 1900$. За два аукционных дня набрали аж 30 с половиной тысяч "зеленых". Покупателями выступали по большей части, знамо дело, влюбленные в советский и постсоветский рок новые русские. Олигархи, как утверждают на радио, не обращались.



Партнеры