“КОШКИ-МЫШКИ” ПО-МОСКОВСКИ

29 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 272

Чеченцы — члены преступных группировок — всегда задерживались в Москве с завидной регулярностью. В последний же месяц милицейские сводки сообщают об этом чуть ли не ежедневно. По словам оперативников ЦРУБОП, число задержанных выросло за этот период в несколько раз и сейчас приближается к сотне. Беда в том, что эти задержания почти ничего не дают. Чеченцев отлавливают с наркотиками и "железом" (оружием), а уже через несколько дней те снова оказываются на свободе. Как считают оперативники, московскому ЦРУБОПу позарез необходимы свои следователи. Потому что сейчас, на уровне прокуратуры, дела разваливаются — так же, как недавно в ФСБ, когда у нее отбирали следственные подразделения. А контроль за чеченцами, которые совершают в Москве преступления, — да, он ведется, и неплохо. Оперативники прекрасно знают, кто из них чем занимается. Сегодня в столице выделяются три основных направления контролируемого чеченцами "бизнеса": производство и продажа наркотиков, распространение фальшивой валюты и похищение людей с целью получения выкупа. Наркобизнес вошел в сферу влияния чеченских ОПГ сравнительно недавно, несколько лет назад. На первых порах им приходилось делить его с азербайджанскими группировками. И надо сказать, что поначалу азербайджанцы под мудрым руководством осужденного сейчас генерала Сурета Гусейнова одерживали верх. Достаточно вспомнить расстрел чеченцев во время разборки на Кантемировской улице. Но после ареста и выдачи Гусейнова Азербайджану ситуация изменилась. Сейчас чеченцы делят наркобизнес (а часто и контролируют его) с азербайджанцами, таджиками, киргизами, казахами, нигерийцами (у стен Российского университета дружбы народов). В основном они занимаются продажей героина. Старые связи с чеченскими диаспорами в странах СНГ обеспечивают провоз наркотиков из этих стран, а также из Афганистана, Пакистана, Сирии. Кстати, через эти же каналы в столицу идут и оружие, и осетрина, и черная икра. Причем возят все это женщины. Проехав Рязань, курьерши сходят с поезда и на полустанках ждут специальных встречающих. Но теперь больших арсеналов оружия в Москве почти не осталось. Держать его здесь стало опасно из-за частых милицейских рейдов. Склады перебазировались в Подмосковье, которое контролируется слабее. Фальшивые доллары чеченцы ввозят в Россию уже давно. Сейчас они, после небольшого перерыва, особенно активно наводняют ими страну. Только теперь качество этих дензнаков выросло в несколько раз, и даже оперативникам приходится долго изучать поддельные бумажки, чтобы определить, фальшивые они или настоящие. Производится же это чудо подпольного искусства не только в самой Чечне, но и в Грузии. А особенно хорошо чеченцам удалось наладить изготовление поддельной "зелени" в Иране. Что же касается заложников, то их похищение изначально считается приоритетной сферой деятельности чеченского криминалитета. Только теперь они чаще крадут своих же соплеменников из богатых равнинных тейпов, представители которых прочно осели в Москве, наладили собственный бизнес, скопили деньжат. А бандиты из горных тейпов, поиздержавшиеся и озверевшие в обедневшей после войны Чечне, стали регулярно их пощипывать. Они уверены, что московские "братья" не будут заявлять на них в правоохранительные органы, а постараются решить все полюбовно — ведь у каждого из них остались на родине родственники. Самым громким за последнее время раскрытым в Москве похищением стал июньский случай с президентом Армянской международной ассамблеи Сержиком Джилавяном, которого захватила банда Тимура Идалова. Сам Идалов — бывший милиционер, ставший бандитом, — вместе со своей "бригадой" в настоящее время находится под следствием. А до этого его задерживали неоднократно, он сбегал, его опять ловили и в итоге обменяли на четырех омоновцев... Но задержание чеченского "авторитета" — все-таки редкий случай. Как правило, чеченцы не делают черную работу сами. Чтобы не светиться, они перекладывают ее на плечи "славян" (русских, украинцев, белорусов, молдаван). Для конкретного дела они легко могут подобрать "специалистов" из любой группировки. А сами только стригут купоны. Они давно нашли себе защиту у высоких политических покровителей, активно защищающих своих "спонсоров" от нападок правоохранительных органов. Давняя московская война чеченцев со "славянскими" ОПГ сейчас наконец закончилась разделением подконтрольных сфер влияния. Время "беспредела", похоже, прошло, чеченцам больше нет необходимости быть дерзкими и "отмороженными". Сегодня офисы бывших врагов могут находиться в соседних номерах гостиницы, а сами они — ласково приветствовать друг друга при встрече. Вообще, по словам оперативников ЦРУБОПа, следует разделять уголовников-чеченцев и подготовленных террористов. Потому что цели у них разные. Уголовникам нынешняя ситуация со взрывами совершенно не выгодна. Большинство из них отсиживается сейчас на дачах у русских друзей. В области немало и чеченских поселений. Среди крупных можно выделить Одинцово, Долгопрудный. Остальные спокойно (насколько это возможно) занимаются "белой" коммерцией. Да и внутри знаменитой "чеченской общины", как называлась раньше группировка, нет былого единства и подчинения. Каждый тейп преследует собственные цели и подчиняется только внутренним законам и распорядку. Хотя среди тех чеченцев, которые исповедуют негласный кодекс чести уголовного мира, сегодня можно выделить трех "воров в законе", чье слово все еще имеет немалый вес. Это Майер, Умар Уфимский и Хусейн Слепой. Правда, последний был недавно арестован. В целом же, по убеждению сотрудников правоохранительных органов, чеченская проблема в России носит скорее политический характер. Решать ее нужно на государственном уровне, не подменяя борьбой с обычными уголовными преступлениями. Чеченские ОПГ в Москве совсем не так страшны, как их когда-то малевали. Причем раздували слухи, как правило, сами чеченцы, дабы повысить собственный авторитет.



Партнеры