ФРОНТОВАЯ СТРАСТЬ ГЕНЕРАЛА ЭЙЗЕНХАУЭРА

1 октября 1999 в 00:00, просмотров: 959

Однажды на одной московской кухне мне довелось услышать необычную историю. Рассказал ее старенький ветеран Сторкин Иван Арсеньевич, бывший офицер Советской Армии, прошедший в подразделении военной разведки путь от Москвы до Берлина. Рассказ касался военно-полевого романа одного генерала. Самое удивительное, что этим генералом оказался не советский военачальник, а американский, и не просто генерал, а главнокомандующий союзными войсками — Дуайт Эйзенхауэр. Однако поначалу меня поразила не сама история любви, а осведомленность русских офицеров относительно личной окопной жизни заокеанского генерала. Может быть, это составляло неофициальную часть разведданных? Или сила этой любви была такова, что легенда о ней, преодолев огромные расстояния, достигла русских окопов? Иначе откуда в 1945 году советские офицеры могли бы об этом узнать? Бывший боевой офицер рассказал мне, что в Советской Армии ходило множество небылиц по поводу военно-полевой жены генерала Эйзенхауэра. Рассказывали о некоей женщине, которая повсюду сопровождала генерала и была настолько предана ему, что однажды заслонила его собой от пули. В награду генерал обещал на ней жениться. Но, когда война кончилась, бравый генерал позабыл свои слова, женился на хорошенькой молодухе из приличной семьи, а бывшей фронтовой подруге прислал сухое официальное письмо с благодарностью за поддержку американской армии в годы войны. Получив это письмо, экс-подруга якобы застрелилась. Тогда, на кухне, роман генерала и переодетой в солдата женщины показался мне вымыслом. Но много лет спустя, из разных источников, я получил подтверждение тому, что в принципе история-то была правдивой, однако белых пятен в ней было предостаточно. В середине 60-х годов в Москву приезжала знаменитая Марлен Дитрих. Сразу после ее отъезда по московским литературным кухням как эстафетная палочка поползла история, якобы рассказанная самой актрисой нашему писателю Константину Паустовскому (чьей большой поклонницей она являлась). Суть ее заключалась в том, что именно Дитрих была той женщиной, у которой во время войны был роман с Дуайтом Эйзенхауэром. Новость эта была сенсационной, потому что в западной прессе тех лет экс-генерала и экс-президента называли не иначе как самым верным мужем ХХ столетия, через всю войну пронесшего пламенную любовь к своей единственной жене Мэйми Дауд. Казалось, реноме генерала поколеблено, но через десяток лет в мемуарах Марлен появилась совсем иная версия ее фронтовых встреч с Эйзенхауэром. "Многие, — писала Дитрих, — спрашивали меня о моем романе с генералом Эйзенхауэром, в тот период, когда я выступала с концертами на передовой перед английскими и американскими солдатами. Я бы, конечно, не отказалась стать боевой подругой этого человека, но все дело в том, что этого не могло быть по той простой причине, что генерал никогда близко не подходил к передовой". Казалось, честь "самого верного мужа" снова восстановлена. Но в конце 70-х годов пуританское общество США снова было "потрясено" еще одними мемуарами бывшей участницы Второй мировой войны, некоей Кэй Соммерсби, которая к моменту публикации была уже мертва. Мои французские друзья прислали мне мемуары этой женщины, в которых та заявляла, что знаменитый генерал в самом деле был неверен своей жене и что именно она была его полковой музой. Ее рассказ поразительно совпадал с рассказом бывшего советского офицера о легендарной возлюбленной американского главнокомандующего. Правда, подробности смахивали на мелодраму — временами комическую. Началось все 25 мая 1942 года, когда боевой генерал Эйзенхауэр ступил на землю Великобритании, чтобы подготовить высадку десанта союзников на побережье Франции. На военном аэродроме его встретила миссис Кэй Соммерсби, молодая разведенная ирландка с искрящимися глазами и очаровательной улыбкой, которая представилась ему прикомандированной к нему в качестве шофера. Поначалу генерал даже толком не обратил внимания на нее. Солдат и солдат, только с грудью. Да еще смешливая. Она возила его по пустым улицам обезлюдевшего Лондона и без умолку рассказывала нелепые случаи из своей жизни. В запасе она держала уйму сколь смешных, столь и двусмысленных анекдотов на тему мужчин и женщин, которыми потчевала генерала. Не мудрено, что через какое-то время генерал невзначай положил свою руку на ее ладонь и вместо лаконичного приказа вежливо спросил, не откажется ли она покатать его по окрестностям Лондона. Женщина с готовностью исполнила эту просьбу... Подробности этой истории читайте в воскресном номере "МК".



Партнеры