КРИК МУЛЛЫ

15 октября 1999 в 00:00, просмотров: 323

Геополитика — последнее прибежище политиков-неудачников. Или политиков, что уже покончили с основными хлопотами у себя дома. Нищее государство не может позволить себе такой роскоши, как яркая индивидуальная физиономия в калашном ряду международной авансцены. Приходится тащиться за теми, кто побогаче. Сколько ни пытался Кремль выпустить наружу коготки, а каждый раз тут же прятал их в подушечки. Фраза Бориса Николаевича в Бишкеке: "Я готов к бою с западниками!" — могла напугать только встречающую делегацию или лечащих врачей, но не самих западников. Задирать Америку, хорохориться, обещать зенитку С-300 Милошевичу, требовать "русский сектор" в Косове и даже сколачивать ось Москва—Пекин—Дели — любимая забава президента. Денег только на забавы в казне нет. И пока мы отбиваемся на южных окраинах от разбойных набегов, наши соседи по северному полушарию рвутся в ХХI век, в светлое постиндустриальное общество, где основным товаром будет не холодный прокат, не бензин и не джинсы, а информация. Весь цивилизованный мир будет потихоньку превращаться в одну деревню. Каждый землянин станет домоседом: на работу будут ходить в тапочках, в соседнюю комнату. Есть такой британский... хочется сказать, ученый, но нет, не ученый он, а точнее — феномен. Это Стивен Хокинг, знаменитый физик, автор "Краткой истории времени". Человек, парализованный с головы до ног, за исключением одного пальца. Им-то он и жмет на клавишу компьютера. Странно еще, что в таком состоянии его больше заботит здоровье планеты, чем свое собственное. Компьютер стал для него неким хрустальным шаром, в котором он видит будущее. Оно предстает ему тревожным. Например, Хокинг пришел к выводу, что сейчас мы входим в "третью стадию" эволюции жизни на Земле. Первые две свелись к тому, что человек осознал себя мыслящим существом и научился хранить свои познания — от клинописи на скале до компьютерного диска. Сейчас же, убежден Хокинг, настала третья стадия — самоконструирования. Человек научился вмешиваться в свой генетический код и вот-вот начнет воспроизводить самого себя. Но по улучшенному и точно заданному дизайну. Однако попади эта технология в недобрые руки — последствия могут быть жуткими, обливается холодным потом Хокинг. — Возьмем клонирование людей, — вещает он своим синтезированным через компьютер голосом робота. — Это уже не национальная проблема. Как, скажем, остановить ученых, замысливших создать человеческого двойника где-нибудь в тайных подземных лабораториях? Ни одному государству не справиться с этой угрозой в одиночку. Тут-то и приходит на помощь сладкое слово "глобализация"... Главная угроза — негры и старики Глобализация идет сегодня на разных фронтах и предстает в разных ипостасях. Простейшая ее форма — объединение усилий государств на борьбу с глобальным злом. Скажем, с тем же аморальным клонированием людей и многими более обычными напастями — контрабандой ядерных материалов, торговлей наркотиками, уничтожением природы. Возьмите наши карельские и сибирские леса: они тают со скоростью, не уступающей уничтожению бразильского леса. У планеты осталось лишь два легких, которыми она еще способна дышать, — Амазонка и Сибирь. И уже сегодня такие дальнозоркие умы, как Андрей Кончаловский, предсказывают нарастание глобального давления на Россию, если она не спохватится и не остановит своими руками это экологическое варварство. Так что нет сегодня, пожалуй, более популярного слова, чем "глобализация". А с чего она начиналась? За сращиванием в глобальных масштабах национальных экономик и финансовых рынков стоит прежде всего поразительное падение стоимости транспорта и средств связи, случившееся за жизнь всего одного поколения. За последние 60 лет стоимость 3-минутного телефонного разговора Лондон—Нью-Йорк подешевела с 244,6 доллара до 3,3. Но глобализация должна быть не самоцелью, а дорогой к процветанию компаний и их акционеров, считают первопроходцы этого процесса. Конечно, глобализация ведет к ущемлению, размыванию национального суверенитета государств. Но с этим человечеству придется мириться, если оно настроено выжить. Одновременно в этой глобальной экономической системе происходит нарастание угрожающего неравенства между богатыми и бедными странами. А где неравенство — там конфликт. Поэтому, скажем, знаменитый мультимиллиардер, филантроп и немножко философ Джордж Сорос открытым текстом говорит: для сохранения всеобщей стабильности одно государство или группа государств (читай — НАТО) "должны брать на себя роль пугала". Если этого не произойдет, то перекос в процветании может привести к глобальной миграции населения в зажиточные страны. Из Алжира во Францию — уже было. Из Чехии, Югославии и прочей Центрально-Восточной Европы в ту же Британию — сейчас происходит. В портовом английском городе Дувре, скажем, местное население вступает в побоища на ножах с пришлыми беженцами. Десятки были ранены. И это еще цветочки. С миграцией соседствует другая демографическая бомба замедленного действия, подложенная в первую очередь под Европу, — старики. Чем лучше мы живем, тем дольше мы живем. Содержание растущего поколения старцев повисает гирей на шее многих развитых стран, истощает их системы социального обеспечения. Имамы атакуют! Но все это семечки по сравнению с гигантской, вселенской угрозой, от которой мир пока прячется страусом — головой в песок. Многие ее не видят, потому что у них просто глаза разбежались. Куда на пороге третьего тысячелетия ни глянь — везде насилие. Присмотримся: Восточный Тимор, Косово, Чечня, Ирак и Кашмир — все это кровавые грани одной и той же глобальной проблемы: конфликты между мусульманскими странами или народами с одной стороны и другими цивилизациями — с другой. Ислам против остального мира — вот главная головная боль, которая ждет нас в наступающем веке. Собственно, авторство этой идеи принадлежит американцу Самуэлю Хантингтону. В 1993 году этот профессор Гарвардского университета напечатал статью, а в 1996-м развил ее в книгу "Схватка цивилизаций и переустройство мирового порядка". Ее главная мысль: после эры "холодной войны" будущее мировой политики будет определять конфронтация цивилизаций. Таких главных цивилизаций Хантингтон насчитал четыре: китайскую, индийскую, мусульманскую и западную. Возникли они, как это очевидно каждому, вокруг религий: конфуцианства, индуизма, магометанства и христианства. Западная цивилизация с ее технологией и относительной демократией сейчас вроде бы как Супермен среди низкорослого люда. С точки зрения остального мира Запад воспринимается как чересчур экономически мощный, слишком вооруженный, беспардонно агрессивный. Но для его конкурентов есть и утешение. Не так уж заблуждался Ильич: Запад гниет изнутри. Дисциплины в обществе там никакой, семья разваливается, в Господа верят все меньше, о преступности, наркомании и безработице и говорить нечего. Маразм полной чашей. "Постепенно неумолимые и фундаментальные изменения происходят в балансе сил цивилизаций, — предупреждает Хантингтон. — Мощь Запада... будет продолжать убывать". Статистика — на стороне профессора. За 75 лет доля Запада в политическом контроле над территориями сократилась на 50%, в населении планеты — на 80%, в мировом производстве — на 35%, в численности вооруженных сил — на 60%. Другое дело — цивилизация ислама. Ей живется все веселее. Конечно, она пока раздроблена на 45 независимых государств, но их объединяет одно грандиозное экономическое преимущество перед остальным человечеством — нефть. Возможно, правда, черный родник и иссякнет, как предсказывают умные люди, в середине XXI столетия. Зато вряд ли иссякнет другое: плодовитость арабов, опережающих Запад по темпам деторождаемости. Ожидается, что к 2025 году мусульмане составят примерно треть всего населения Земли. Мечетями могут зарасти, похоже, все континенты... Уже сейчас Европа не знает, как спастись от мусульманской иммиграции. Дело дошло до того, что в Брюсселе, этом сердце Европейского союза и НАТО, каждый второй ребенок рождается сегодня от арабской матери. Куда, спрашивается, дальше?! Возрождение ислама, взрыв численности мусульманского населения дает исламской цивилизации новую веру в свое своеобразие и ценности. Одновременные усилия Запада экспортировать собственные ценности и институты, которые он надменно считает универсальными, вмешиваться в конфликты в исламском мире — все это вызывает резкий отпор мусульман. Вот оно, око урагана, который может обрушиться на третье тысячелетие. По существу, все другие цивилизации поджали хвост перед исламской угрозой. Запад волнуется из-за нефти, распространения ядерного оружия, выживания Израиля, арабской иммиграции. Россия потрясена терроризмом и перспективой расставания с Чечней. Сербам снятся кошмары в виде Великой Албании. Индия балансирует: как бы не соскользнуть в войну с Пакистаном и не рассориться со 100 млн. собственных мусульман. Китай обеспокоен событиями в Средней Азии и судьбой китайцев в Индонезии... Весь мир настороженно прислушивается к крику муллы. Когда-то, в своей первой статье, профессор Самуэль Хантингтон обронил страшную фразу о "кровавых границах ислама". Сбыться этому жуткому пророчеству или нет — зависит от остальных цивилизаций. От их способности отбросить свою агрессивность, эгоизм и мнимое культурное превосходство. От готовности понять наконец, что зеленое знамя ислама сжечь, расстрелять и разбомбить нельзя. Оно, как рукописи у Булгакова, — не горит. Не под силу это, похоже, ни НАТО, ни тем более российской армейской группировке... Тем не менее утешает, что растущий уровень образования и новейшие средства связи вроде того же Интернета позволяют людям более легко обсуждать свои горести и планировать совместные акции. Скажем, пара студентов Кембриджского университета организовала недавно синхронные "мятежи против капитализма" в 43 странах. В одном Лондоне 4 тысячи бунтарей разгромили фьючерсную биржу, автосалон "Мерседеса", ресторан "Макдоналдс". То есть главные символы "капиталистического спрута". И тем самым нанесли ущерб городу в 2 млн. фунтов (3,2 млн. долларов). Поневоле задумаешься: а не заталкивает ли нас эта сладкая глобализация в знакомый броневик у Финского вокзала?.. Лондон.



Партнеры