ОСОБНЯК НАПРОТИВ ТЮРЬМЫ

13 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 555

В четверг Конституционный суд приступил к рассмотрению дела Скуратова. Суду предстоит установить законность отстранения генпрокурора от должности. Думаю, на это уйдет не меньше недели, хотя ответ очевиден. За девять месяцев следствие не продвинулось ни на шаг. Тома уголовного дела растут, нового — ничего. Не потому ли Кремль так старается забыть это дело, упирая на моральную сторону вопроса? Дескать, может ли главный законник страны проводить время в обществе проституток. О том, что адюльтер Скуратова до сих пор не доказан, а экспертиза столь любимой ОРТ и РТР кассеты не дала нужного заключения, прокуратура старается не вспоминать. В информационной войне побеждает не тот, кто прав, а кто первым эту войну начинает. Но не только "супружеской измены" не могут простить прокурору блюстители нравственности. Их горячее возмущение вызывают и квартирные махинации Скуратова. Он ведь переехал в соседний дом, в большую квартиру, что, безусловно, доказывает его нечистоплотность! Но — шутки в сторону. Почему-то кремлевская полиция нравов очень любит морализировать, лишь когда дело касается ее политических противников. Почему? Сейчас поймете... Возьмем, к примеру, его бывшего заместителя Устинова, носящего сейчас гордый титул "и.о.". Этот человек получил от государства квартиру в суперэлитном доме на Тверской, 28/2. Общая площадь — без малого полтораста метров. По самым скромным оценкам, эти апартаменты оцениваются в полмиллиона долларов, тем более что покупали их по рыночным ценам. Интересно, о чем думает и.о. Устинов, когда требует с высоких трибун самого сурового наказания своему бывшему начальнику? Да и не только он. Более пятнадцати руководителей Генпрокуратуры обзавелись шикарным жильем за государственный счет. Не лучше обстоит дело и в стане приватизаторов. Безупречному во всех отношениях Чубайсу удалось обменять двухкомнатную квартиру (общая площадь — 82,4 метра) на... пятикомнатную (ул. Академика Зелинского, 6). Метраж — 183,3 метра. Разумеется, разницу проплачивали президентские структуры. С его соратником и наследником, бывшим уже (к счастью) председателем Госкомимущества Сергеем Беляевым история и того хлеще. Оказывается, владея пятикомнатной квартирой в Санкт-Петербурге, на Каменноостровском проспекте, этот человек попеременно умудрился получить от ГКИ "трешку" на Сельскохозяйственной улице, еще одну "трешку" в правительственном доме на Удальцова, а затем обменять две московских квартиры на одну большую — на Сивцевом Вражке. Шестикомнатную. Прокуратура Москвы попыталась было привлечь Беляева к уголовной ответственности, но безуспешно. И.о. генпрокурора признал его невиновным. По себе мерил. Не сильно выделяется на общем фоне приватизатор нынешний — глава МГИ Фарид Газизулин. Из министерского фонда ему безвозмездно перепала трехкомнатная квартира (76,3 метра) на Мичуринском проспекте, 29. В прежних же апартаментах, тоже трехкомнатных, в Казани, остались жить родственники. Соседствуют в элитном доме на Садовой-Кудринской, 19, два других реформатора. Первому — Немцову — досталась квартира в 183,7 м. Второму — Сысуеву — в 155,7. Из фонда Минсельхоза попали в руки министру Хлыстуну трехкомнатные хоромы на Лесной, 4 (116,7 м). За счет президента покрыл при обмене разницу в метраже нынешний секретарь Исполкома СНГ Яров (кстати, он живет неподалеку от Скуратова, на Гарибальди, 36). Как ни странно, самым приличным из всех оказался мой бывший коллега Юмашев. Квартиру на Каляевской, 2 (93 метра), купил ему журнал "Огонек". Впрочем, это ничто в сравнении с его сменщиком, сегодняшним главой администрации Волошиным. (Только не падайте со стула.) Как выясняется, все, что есть у Александра Стальевича, — две приватизированные комнаты в коммуналке (жилая площадь — 37,9 метра). Бедняга! Сразу же представляются мучения президентского администратора, который вынужден выстаивать по утрам очередь, чтобы воспользоваться туалетом или плитой. "На фоне нынешнего властного разврата, — считает депутат Госдумы, в прошлом — секретарь Комиссии Верховного Совета по привилегиям Элла Памфилова, — все то, чем мы занимались, тот масштаб привилегий кажется сейчас детским лепетом". А ведь и вправду занимались! Вспомните, с каким жаром выступали демократы против всяческих благ. Вспомните, как Ельцин ратовал за то, чтобы жены министров стояли в общей очереди за колбасой. Как ездил в метро и автобусах. Мы это помним. А вот помнит ли Ельцин? Очень сомневаюсь. Склероз — вот основа его политики. "Они просто зарабатывали себе политический капитал, — заявляет Элла Памфилова, — а не боролись с привилегиями". Вопросов нет. Зарабатывать капитал — зарабатывали. Но только ли политический? В этой связи весьма показательным выглядит факт, обнаруженный Счетной палатой в результате проверки МПС, когда министром был еще гр-н Аксененко. Цитирую: "Согласно договору Хозяйственное управление (МПС. — А.Х.) перечислило АОЗТ "Балтийская строительная компания" 150 тысяч долл. США за квартиру в доме по ул. Большая Бронная, 23, строение 2. Кому принадлежит эта квартира, а также кто в ней проживает в настоящее время, устанавливается органами МВД". Доустанавливались. Где теперь министр Степашин? А где Аксененко? Впрочем, не это даже главное. Дело в том, что таинственная квартира расположена в десяти метрах от здания Главного управления по исполнению наказаний Минюста, по-старому — ГУЛАГа. Для того чтобы подъехать к дому 23, следует миновать ГУИНовский двор. Очень удобно. Это ж какая экономия времени и бензина получается! Вот бы всех моих "героев" поселить в этом доме...



Партнеры