РЕАНИМОБИЛЬ ДЛЯ ЧЕЧЕНЦЕВ

13 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 479

Не знаю, чего именно ожидали власти от съезда чеченского народа. Но наверняка чего-то очень нерядового. Вместо автобусов и иномарок у парадного входа пресс-зала гостиницы "Космос" приютился реанимобиль с "кислотным" крестом. А охрана досконально потрошила всех, заглядывая даже в тонкие папки с бумагами... В одном фойе толклись и депутаты "московского" чеченского Верховного Совета, и представители Масхадова, и академики-бизнесмены столичной диаспоры, и представители беженских организаций из регионов, и только что прибывшие из Грозного. Провинциалы не любили москвичей, представители Масхадова на дух не переносили депутатов "московского" ВС. А всем вместе не доверяли простые делегаты из Грозного, только что вырвавшиеся из-под бомбежек. "Еле сдерживаю себя, чтоб не затянуть у кого-нибудь из них галстук на шее", — поделился своими впечатлениями один из таких персонажей. Поэтому съезд начал работу с создания Комиссии по этике, которая должна была призывать к ответу тех, кто будет недостойно вести себя на трибуне. И вырубать микрофон тем, кто начнет переходить на оскорбления. Первая половина дня, впрочем, прошла без особого напряжения. Если не считать стремительного исчезновения из президиума представителя Администрации Президента Игоря Шабдурасулова. Игорь Владимирович решил покинуть зал после того, как организатор съезда — одно из видных лиц чеченской диаспоры в Москве генерал-майор Аслаханов — развил одну известную версию. Мол, и захват территории Дагестана ваххабитами-террористами, и взрывы в Буйнакске и Москве — заранее спланированная совместная акция российской верхушки и бандитов, чтобы показать всему миру "кровавую сущность" Чечни и начать "наведение порядка". Надо сказать, что выступающие активно ругали террористов, работорговцев, но "законный" президент Масхадов и парламент Чечни выглядели просто невинными жертвами, с которыми сегодня почему-то никто не хочет разговаривать. А между тем переговоры с Чечней жизненно необходимы. С этой позицией активно не была согласна часть зала, которая шумно выражала свой протест: "А кто ему мешал три года проводить переговоры?! Он нас всех предал, воткнул нож в спину... Он сегодня не здесь, а с Басаевым и Хаттабом в бункере..." Сам Масхадов, кстати, виртуально поприсутствовал на съезде: было оглашено его обращение к участникам. Он "выступает за мирный диалог, но не получает ответа от федеральных властей", "готов подписать договор о запрещении незаконных вооруженных формирований в Чечне"... Единственное, в чем сходились взгляды всех чеченцев, — это жуткое положение беженцев. Что прошлых, что нынешних. О них, как всегда в ходе "наведения порядка", забыли. Собственно, для того и собирался съезд — чтобы создать "Союз народов Чечни", который будет беспокоиться о жителях этой республики, разбросанных ныне по всей России. А вопрос начала переговоров, хотя и значился главным, все же пока выглядел неразрешимым. С кем переговариваться, если сами чеченцы не могут решить, кто для них авторитет, а кто — "предатель Родины"? И вообще: не странно ли выглядит столь разношерстная тусовка, собравшаяся в столице?.. P.S. Вчера председатель сформированного в Москве Госсовета Чечни Малик Сайдуллаев заявил о сложении с себя полномочий и передаче их экс-мэру Грозного Бислану Гантамирову. Аргументирована эта перестановка была весьма туманно: дескать, Гантамиров на этом посту принесет больше пользы...



Партнеры