ТЕНЬ ОФИЦЕРА ГЕНРИХА

1 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 653

Cтранный у нас все же парламент. Сначала он с воодушевлением сражается за принятие закона, а потом оказывается, что без принятого закона жить было можно, а вот с законом — никак нельзя. Взять хотя бы закон "О ветеранах". Принимали его столь спешно, что вдогонку поправок к нему и коренных изменений набралось воз и маленькая тележка. Но самое печальное, что многие ветераны считают, что лучше бы его не было вовсе. Генрих Николаевич Аншуков — полковник в отставке, сорок лет прослуживший в органах МВД. В 1980 году он получил удостоверение участника Великой Отечественной войны и спокойно пользовался всеми предоставленными льготами. А 12 января 1995 года закон "О ветеранах" из участников войны его... исключил. Почему? К участникам войны ветеранский закон относит в том числе и тех военнослужащих, которые "участвовали в боевых операциях при выполнении правительственных заданий на территории СССР с 1 января 1944 года по 9 мая 1945 года". А Генрих Николаевич к боевым операциям на территории Западной Украины подключился 10 мая 1945 года. Из-за одного дня из участника войны Аншуков превратился в "участника боевых действий на территории других государств". По логике депутатов получается, что до 9 мая 1945 года Западная Украина была частью СССР, а 10 мая вышла из его состава. Так депутаты, проголосовав "за", в одночасье лишили Аншукова, а вместе с ним еще почти тысячу пенсионеров права называться участниками войны. По сути дела, стариков-ветеранов обокрали. Потеряв статус участника войны, они в одночасье лишились восьми льгот. Забрав эти льготы, закон "О ветеранах" ничего нового не придумал. А зря. Ведь его 11-я статья прямо запрещает отменять ранее установленные права и льготы без равноценной замены. Что ж это за закон, который сам себе противоречит? Идем дальше. Есть инструкция "О порядке и условиях реализации прав и льгот ветеранов". И в ней говорится, что льготы ветеранам боевых действий устанавливаются на основании свидетельства о праве на льготы. — Сви-де-тель-ства! А у меня — удостоверение участника войны. И никто мне другого свидетельства не даст. Ничего не поделаешь: боевых правительственных заданий за границей я не выполнял. Выходит, если смотреть в удостоверение, Аншуков — участник войны, а если в закон — участник боевых действий. И хотя участникам войны положена надбавка к пенсии, Аншуков ее не получает. Ведь по закону он участник боевых действий. Вы что-нибудь поняли? Вот и Генрих Николаевич тоже ничегошеньки не понимает. Вместе с ним по поводу законотворческих выкрутасов недоумевают еще около тысячи офицеров МВД. Самое интересное — это крючкотворство коснулось только офицеров. Солдаты и сержанты МВД свою законную надбавку получают. — Солдатам и сержантам пенсии Минсоцзащиты платит, — говорит Аншуков. — А я офицер, и пенсию мне платит МВД. Правда, 4 августа этого года Министерство труда и социального развития рекомендовало повысить пенсии тем офицерам МВД, у кого есть удостоверение участника войны. Но это всего-навсего рекомендация. В переписке с родным министерством Генрих Николаевич состоит уже три года. За это время он побывал в государственно-правовом управлении Администрации Президента, в Госдуме. Результат нулевой. Его опять послали. По месту получения пенсии — в МВД. Снизошел до старика лишь Минюст. 2 сентября Генрих Николаевич получил письмо, в котором минюстовские чины высказались за изменения в законе. Но при чем тут какие-то изменения? Аншуков просто хочет знать, за что его лишили льгот, которыми он пользовался раньше? И почему ему не положена надбавка к пенсии, хотя у него не свидетельство об участии в боевых действиях, а самое настоящее удостоверение участника войны? На счету Генриха Николаевича полтора десятка обращений к руководству МВД, в том числе рапорты двум министрам — Степашину и Рушайло. Степашин на аншуковский рапорт резолюцию наложил: "рассмотреть и подготовить письмо в правительство". Но на наложившего резолюцию министра его подчиненные тоже, видимо, кое-что наложили. Пришедший ему на смену Рушайло пригласил Аншукова на личный прием. С тех пор прошло четыре месяца. Первый раз прием был назначен на 30 июля, но министр улетел в Томск. 17 августа (дата очередного приема) министр оказался в Дагестане, 27 августа опять улетел в Дагестан, и, наконец, назначенную на 24 сентября аудиенцию пришлось отменить из-за Всероссийского совещания. Досадная случайность? Но почему аудиенции назначаются именно на те дни, когда министра нет в Москве или он занят другими делами? В общем, сейчас Аншуков дежурит на телефоне. Ждет, когда министр пригласит его на так давно обещанный прием... Будущий год — год 55-летия Победы. С высоких трибун государственные мужи будут призывать вечно помнить погибших и говорить о неоплатном долге перед теми, кто выжил. Оно и понятно: клятвы и заверения давать легко. Выполнить — труднее. Здесь вступают в силу высокие соображения экономии бюджетных средств. В данном случае МВД решило сэкономить на 800 стариках. Остается только пожелать попавшим в "эмвэдэшный" переплет старикам прожить еще много-много лет. Чтобы дожить до того времени, когда у министра внутренних дел все-таки появится время и он не только их выслушает, но и прислушается к рекомендациям Министерства труда и социального развития. А самое главное — заплатит наконец по счетам, которые 55 лет назад старики оплатили кровью.



Партнеры