Гомоплюши из ТУРИНА

2 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 680

Минувшим слякотным воскресным вечером "Мегахаус" неожиданно для самого себя попал на натуральный детский утренник. Отличия от праздника в детском саду, конечно, имелись, но не чересчур большие. Во-первых: размер помещения, в котором все происходило, — как-никак танцпол Дворца молодежи. Во-вторых, порезвиться понабежали весьма разновозрастные все же ватаги ребятишек. Масюлечек-дошколят с навьюченными нарядными бантами нетрезвые уже родители с трудом протискивали через кучки явных старшеклассников, которые, понадевав широкие порточки, яростно выделывали ножонками (под хаус-, впрочем, музычку) модные нонче хип-хоп-кренделя. У стойки бара в очереди за алкоголем топтались совсем уж, понимаешь, посттинэйджеры: разгоряченные танцами взрослые тети и дяди, тоже, однако, желающие полицезреть героев "утренника" — заезжих "голубых человечков" из "EIFFEL 65". Надобно сказать, в воскресенье промоутеры (вернее, одинокий промоутер Серега Бешенев) проявили наконец-то должную сноровку и оперативность: привезли в Москву, пусть и с маленькой гастролью (единственное выступление в МДМ "EIFFEL 65" длилось всего минут тридцать), моднючее итальянское данс-трио в самый, что называется, пик их популярности. Вышедший у "E 65" пару недель назад альбом "EUROPOP", несмотря на периферийность производства (группа ведь сидит на студии в Турине — в провинциальном захолустье, если говорить об Италии, и в просто страшенной деревенской дыре, если сравнивать с продвинутыми европейскими столицами, — и там лабает все свои моднючие хиты), сразу занял верхние строчки как континентальных, так и американских (!) музчартов. Опять же главный хит трио "Blue (Da Ba Dee)", вознесший "EIFFEL 65" прошлой осенью на небеса, еще не успел остыть и выветриться из радиоротаций. Итальянское происхождение данс-троицы, оказывается, для многих оставалось загадкой до последнего времени. В МДМ на "Мегахаус", например, навалился один отечественный мегамодный деятель и, будучи нетрезвым, стал грозно настаивать: мол, французы эти мальчонки или немцы, не иначе. На франко-немецкую сущность указывало вообще-то и названьице "EIFFEL": сие — фамилия немецкого инженера Гюстава Эйфеля, сконструировавшего в XIX веке помимо прочего ту самую скромную парижскую башенку. На самом деле три загорелых "рагаццо" — Джефри Джей (солист), Маурицио Лобина (композитор-аранжировщик), Гэбри Понте (ди-джей), руководимые "Синьором Помидором" — влиятельным продюсером Массимо Габутти, вытащили словечко "Eiffel" из компьютерной программы выборочного поиска названий. А число 65 присобачили к нему тоже от балды: это обрывок полустершегося номера из продюсерской электронной записной книжки. На компьютерах, как и следовало ожидать, вся эта компашка повернута на всю голову. Каждую свободную минутку вместо того, чтоб, к примеру, книжку там содержательную почитать или уж поустраивать личную жизнь, девчонку (либо мальчишку) в кино сводить, они утыкаются в мониторы и беспрерывно фигачат в компьютерные войнушки. Одно из программных заявлений "EIFFEL 65", растиражированное западной музпрессой: "Наш мозг погружен в виртуальный мир, наполненный звездными сражениями роботов и киборгов". И, видимо, если б не серьезный дядька Массимо, на музычку у этих парубков времени бы тоже не хватило: игрались бы себе да резвились до полного исчезновения рассудка. Продюсер Габутти, что называется, всех троих свел, как следует встряхнул и сконцентрировал, заставив начать по-настоящему работать (впрочем, за теми же любимыми компьютерами) в студии на принадлежащем ему танцевальном лейбле "Bliss Corporation". Результатом стало появление нескольких занятных данс-хитов с особой, отличающей трио "фишкой": пропущенный через специальную примочку — вокодер — голос солиста Джефри как-то космически-виртуально задребезжал (эта "фишка", впрочем, активно использовалась в электронных опусах 80-х годов; а нынче ее куда более стильно, чем "EIFFEL 65", употребляют очень модно-клубные англичане — дуэт "Basement Jazz"). Другая "фишка" — воспевание некоего волшебного голубого мирка, населенного милыми голубыми человечками. Всесторонне проявившись в песенке "Blue", она молниеносно вывела итальянское трио в лидеры прошлогоднего танцевального сезона. Компьютерно-мультяшный клип на "Blue" (где музыканты дерутся и играют с голубыми пластилиновыми инопланетянами), в свою очередь, превратил их в глазах европейских детишек от 5 до 12 лет в настоящих героев из компьютерной стрелялки. В глазах же субтильных юношей из специфических клубов (которые составляют вторую половину восторженных поклонников трио, помимо детворы) "E 65" выглядят в первую очередь авторами громкого лозунга: "I'm blue" (об этом ниже). В зале МДМ, как ни странно, "Мегахаус" почти не увидел этих самых вездесущих юношей, а вот детишки визжали просто как подорватые (еще бы: прождать гастролеров на душном танцполе почти два часа — рейс из Европы задерживался из-за нелетной погоды, потому вместо 8 вечера Джефри с Маурицио вылезли на сцену около десяти; ди-джей же Гэбри вообще потерялся где-то по дороге в заснеженную Россию). Вопреки скептическим предчувствиям "Мегахауса" (что споют парнишки лишь пару вялых вариаций на тему "Blue" под визг экзальтированной детворы), "EIFFEL 65" показал вполне приличную, хоть, безусловно, клубную данс-программу. Кроме вышеописанного поп-шедевра в репертуаре трио имеются неплохо сделанные данс-вещицы с уклоном в техно, диско и даже в хип-хоп, а также имеется кое-что сознательно стилизованное под "Depeche Mode" ("DM", оказывается, культовые идолы для итальянских парнишек). А лысенький милашка Джефри так живенько машет на сцене конечностями, что явно кажется ему, будто и в самом деле бьется он с невидимыми, но окружающими со всех сторон виртуальными злыднями. Короче, "Мегахаус" так сильно юношами заинтересовался, что двинул даже за кулисы. Познакомиться, понимаешь. Ну и — слегка поязвить. — Ой, а вы и впрямь вблизи какие-то целлулоидно-игрушечные, но очень симпатичные. Гомоплюши — игрушечные люди. У нас тоже был один такой гомоплюш — певец Шура. Любили его очень детишки. Но быстро кончился товарищ. Кстати, вот ведь вы тоже похожи на "однодневку". Это же устойчивый термин — "проект-однодневка": на год, от силы — на два. И не от скудости музыкальных идей так бывает, а из-за коммерческого расчета хитрых продюсеров. Чтоб выжать по максимуму из сиюминутного успеха одной песни... Продюсер Массимо: — Да, такое случается... Но к "EIFFEL 65" относится вряд ли. Ведь моя компания "Блиц Корпорейшн" существует уже десять лет и очень серьезно занимается танцевальной музыкой. И эти ребята — Джефри Джей и Маурицио — почти все это время работали в компании, занимались другими проектами. И записали немало, кстати, приличных, по итальянским меркам, данс-хитов. Ну, правда, не таких ошеломительных, как "Blue". Потом, уж извините, но наш альбом "Europop" сразу влез на шестое место в американских чартах. А в Европе он, конечно, уже на первом. Какая ж тут сиюминутность... — Среди итальянских артистов 90-х годов особой популярностью (в частности, в России) пользовался господин Роберт Майлз, основоположник, понимаешь, слезливого дрим-хауса. Его гиперхит "Children" уж покруче, чем ваш "Blue", в свое время шороху наделал. Когда Роберт приезжал в Москву, мы с ним тоже попивали, помнится, кофеек, и он на такой вот вопрос о сиюминутности весьма возмутился: да я, мол, на века! Ну и где он сейчас, к примеру?.. — Ну где: сидит себе в Англии, типа пишет новый альбом. Тут ты, конечно, права. Есть немало артистов, которым лишь однажды выдается случай сделать что-то значительное. А потом они накрываются медным тазом. И это нормально, конкурентов-то в шоу-бизнесе — лом. Но "EIFFEL 65" надеется, что с ним тоскливого исхода все же не случится. — Ладно, теперь о радостном. Когда вот в Москве только появился ваш сингл "Blue", неописуемо взбодрил он в первую очередь многочисленных завсегдатаев гей-дискотек. И лишь впоследствии по нему "прибилось" и прочее народонаселение. В Италии сработала такая же последовательность раскрутки? Джефри, солист: — Ну да, во всей Европе гей-клубы — средоточия самой свежей, модной танцевальной музыки. И сингл с "Blue" разлетелся по таким местам за считанные сутки. И даже в снобистской Англии гей-публика очень воодушевилась и стала отрываться под "Blue" прямо как детвора. — Ну а чего вы сами-то хотели: сделать все же хит для всех или сразу закладывали в песенку спецмессидж лишь для голубой тусовки? — Да ну, "Blue" очень любят и маленькие дети, и пенсионеры. Это просто легкий мотивчик про голубых человечков, живущих в своем голубом мире... — Ну, знаешь ли, для многих красноречивая ключевая фраза вашей легкой песенки: "I'm — blue, Da Ba Dee" ("Я — голубой, Да Ба Ди", то бишь, и баста) — радостно звучит как горделивое программное заявление! — Мы — голубые, поскольку это наш любимый цвет: краска бездонного неба. И ходить любим в голубом, и интерьерчик чтоб в голубых тонах... И вообще: голубое — это наш стиль жизни, ясно? Даже девушки у нас — голубые, о чем, кстати, тоже в песенке поется! Ну хорошо: хоть не розовые. Приятно удивленная Капитолина.



Партнеры