АГИТБОМБА ДЛЯ ЧЕЧНИ

28 марта 2000 в 00:00, просмотров: 327

Выборы в Чечне признаны состоявшимися, на избирательные участки, по словам министра МВД Владимира Рушайло, пришло около 280 тысяч человек. Это около 75 процентов населения — показатель почище московского. Правда, в сказочку о потрясающей активности чеченцев на выборах, на которых победил Владимир Путин, почему-то верится с трудом... В Чечне, по мнению ЦИК, насчитывалось около 460 тысяч человек, входящих в число электората, почти 100 тысяч из них — военнослужащие федеральных сил. В том, что последние опустили в избирательные урны заботливо доставленные в окопы бюллетени, можно не сомневаться. А вот 280 тысяч чеченцев, выстроившихся в очереди к участкам, представляются только в хорошо развитом воображении. Ладно еще в северных районах Чечни, где проживает основная часть русскоязычного населения, мало пострадавшая во время продвижения войск. Можно допустить, что и во всячески обласканном Гудермесе (свет, вода, газ, гуманитарная помощь) могли найтись желающие проголосовать (в целом по Гудермесскому району, где проголосовало около четырех тысяч человек, лидировал Зюганов). Но откуда наскребли остальных избирателей-призраков в таких количествах? Из Грозного? Ведено? Шатоя? Может, из блокированного войсками Центороя или из Ножай-Юрта, куда в день выборов просочились боевики-"избиратели"? По мнению самих чеченцев, на выборы могло пойти около 15 процентов местного населения — пусть даже эта цифра взята с потолка, но она кажется относительно правдоподобной. Трудно представить бредущих к урнам, в которые нужно опустить свой голос за будущего российского президента, людей, у которых погибли родственники под российскими же бомбами и пулями. Вы бы пошли голосовать за чужого президента страны, чьи войска стоят у вас под окнами? Разве что под дулами автоматов. Отбросив всяческие пропагандистские дела, нужно отметить, что большинство чеченцев нас ненавидят только за то, что мы русские. В их сознании любой представитель России — враг. А по официальным сообщениям, они радостно побежали волеизъявляться за "русского президента"! Кто ж в это поверит? Может, на пробуждение сознания жителей Чечни так подействовали те 90 авианалетов, которые совершила 26 марта авиация федеральных сил? Вряд ли осколки способствовали пробуждению избирательской активности населения, даже не попавшего под их поражающие удары. В день выборов от боевиков ждали провокаций, направленных на срыв этих неприемлемых ими выборов. Ждали и в самой Чечне, и в России. Об этом предупреждали спецслужбы, правоохранительные органы и армия находились в состоянии повышенной боеготовности, чтобы предотвратить диверсии. Боевики, по большому счету, проигнорировали эти ожидания. И даже вылазка одного из бандформирований в Ножай-Юрте не в счет — она где-то даже сыграла на руку новому президенту, подтвердив лишний раз его слова о непримиримости боевиков. Почему же чеченские полевые командиры промолчали 26 марта? Да потому, что в этот день именно провокаций от них особенно и ждали. Они никогда не делают то, чего от них ждут. 23 февраля, например, тоже отсиделись на горных базах, хотя могли устроить армии "праздник" какой-нибудь засадой или нападением. Боевики отыграются в другие дни, вовсе не праздничные, когда их не будут ждать и расслабятся в эйфории безопасности. Это их стиль — волчий. "Охотники" это не всегда помнят... После выборов Чечня будто вернулась в родное лоно Федерации — проголосовала наравне со всеми субъектами. Боевиков теперь зачислят в мятежники или еще в какие-нибудь нарушители спокойствия граждан. Для обеспечения же их надежной локализации и ликвидации введут в республике чрезвычайное положение. До выборов ЧП было нежелательным, оно могло отменить сами выборы — легитимный путь прихода к власти. Да и какое ЧП при успешной борьбе с террористами, которую объявил кандидат в президенты? Теперь — чрезвычайка и "мочить, мочить, мочить" до победного конца. Впрочем, за это и проголосовали.



Партнеры