АНДРЕЙ ШАРОВ ПРОШЕЛ ПУТЬ ОТ ЛОЖКИ ДО ПРЕТ-А-ПОРТЕ ЗА МЕСЯЦ

29 марта 2000 в 00:00, просмотров: 253

Пока реальные женщины расстаются с дубленками, манекенщицы их надевают. На улице весна-2000, на подиумах осень-зима 2001 года. Теперь не только в Милане, Париже и Нью-Йорке, но и в Москве состоялись недели прет-а-порте. Модные аналитики еще смакуют увиденное, пока не остыли от накала страстей модельеры и организаторы, но очевидно главное: неделя российского прет-а-порте состоялась, есть сенсация! А главным виновником торжества, похоже, стал Андрей Шаров! Долгий путь к успеху, кропотливый труд, бессонные ночи сомнений — все это не про него. Хотя наверняка это правда. Но впечатление — совсем другое. Счастливчик, везунчик с безошибочным чутьем и искрометной жаждой жизни. Ему все легко и все удается. Рисует картины, открывает выставки, продается на Западе. Пробует себя в сценографии в театре и в цирке — укрощает капризных звезд и покоряет режиссеров. Делает "высокую моду" из алюминиевых вилок, красных флагов, плетет берестяные лапти и собирает килограммовые корсеты из янтаря — имеет головокружительный успех. И вдруг заявляет, что устал от экспрессии и хочет простоты и комфорта. В результате на свет божий появилась коллекция прет-а-порте "Такая хреновая осень". Путь к простоте занял у Шарова три года — столько прошло с дебюта на подиуме — и всего один месяц — все было сшито в Москве за рекордно короткий срок. Принято считать, что создать обычный жакет — самая трудная задача для дизайнера. И еще принято считать, что уйти из театра и эстрады в моду почти невозможно. Из моды в театр легко, а наоборот не получается. А вот Шаров попробовал, и получилось!.. Осмеять стереотипы, добавить диковинки, раскрасить поярче, продырявить и связать — вот что советует дизайнер Андрей Шаров будущей осенью. Ядовитый розовый, чувственный оранжевый с вкраплениями хищного черного. Тут вам рокабилли в проклепанных ботинках с носами псевдокрокодиловой кожи, диснеевские женщины в кожаных запашных юбках на бедрах, плюшевые жакетики с ватными плечами и басочкой по талии времен послевоенных гастролей Большого театра, галифе Марлен Дитрих с белыми сапогами-ботфортами мягкой кожи, джинсы-бананы, проклепанные в дырочку и стянутые веревочками по длине ноги. Кажется, что весь ХХ век, застонав, улегся у ног Шарова... Короче, мир на самом деле значительно меньше, чем нам всем кажется. А история не больше чем анекдот.



Партнеры