ГОЛОДОВКА “ЯПОНЧИКОВ”

31 марта 2000 в 00:00, просмотров: 668

Если "дорогие россияне" в основной массе голодают от бедности, то наиболее сознательная и прогрессивная их часть — из принципа. Подмосковный Серпухов напоминает наводненный гангстерами боевик Квентина Тарантино. Тоскливые лица жителей, их апатия, страх перед незнакомцами: "В наш город пытается проникнуть мафия...", "Она уже установила контроль...", "Цель мафии — выжать сверхприбыли из города..." Есть чего испугаться, начитавшись таких листовок. Впрочем, рядовые серпуховчане могут не терять надежды. Оказывается, гангстерам в их черных замыслах "мешает глава города Николай Адушев". 2 апреля тут выборы главы. Незарегистрированные кандидаты в мэры начали и уже закончили голодовку протеста... К голодовке примкнули не все отверженные кандидаты. Например, полковник налоговой службы Мамонов сказал, что ему не положено голодать по долгу службы. А бывший первый секретарь Серпуховского РК КПСС коммунист Волков стал советоваться с товарищами по партии. С первичной партячейкой, а затем с депутатом Госдумы, членом фракции КПРФ Георгием Тихоновым... В общем, дружба оказалась дружбой, а служба — службой. Из пяти незарегистрированных кандидатов в голодовку вошли двое: 48-летний Сергей Щетко и 60-летний Владимир Шолохов. — Самым трудным был третий день, — лежа на больничной койке, вспоминает Сергей Щетко. — Есть хотелось неимоверно. Мне казалось, что от каждого — а народ шел к нам валом — пахнет колбасой. Я буквально видел, как у людей в животе переваривались антрекоты и эскалопы. На четвертый день есть уже совсем не хотелось... Сергей Щетко и Владимир Шолохов шестой день лежат в центральной районной больнице. По два раза в день, утром и вечером, им ставят капельницы. Врачи считают, что их здоровье уже вне опасности. На 19-й день голодовки, когда их увезла "скорая", кушать им по привычке не хотелось (желудок уже забыл про свой рефлекс), и они будто бы чувствовали себя вполне сносно. Только кружилась голова... В больнице выяснилось, что почки у обоих уже отказали. У Шолохова стало барахлить сердце, а у Щетко увеличилась печень и резко подскочил сахар в крови — ему кололи инсулин. Еще они узнали, что замглавы администрации по здравоохранению Ольга Кабанова (педагог по образованию) требовала от врачей написать в медицинском заключении, что голодовка никак не отразилась на здоровье кандидатов в мэры. А когда зам главного врача ЦРБ Светлана Крылова вынесла свой приговор — срочная госпитализация в реанимационное отделение, — главврач больницы Анатолий Цыбин предложил ей уйти по собственному желанию. Голодовка в Серпухове многое расставила по своим местам. И Щетко, и Шолохов, являясь главными соперниками главы Адушева, считали, что неплохо знают город и его проблемы. В лечебнице эти знания заметно пополнились. Коек в больнице не хватает. И случается, что женщин кладут в мужские палаты. (Мужчины при этом, конечно, не возражают.) Наши голодающие герои пока едят детское питание из баночек — в час по чайной ложке. Но простые постояльцы стационара с жиру не бесятся. Завтрак — каша, по-разному бывает. Ужин — тоже каша. И тоже по-разному. Бывает, что и ничего не бывает. Несмотря на столь длительную голодовку (оба они похудели на 15 кг), кандидаты пребывают в бодром настроении. Пока они голодали, в их защиту выступили 22 тысячи жителей города. Все приходили с паспортами и ставили подписи в специальных листах. Щетко и Шолохов надеялись, что поддержка народа перевернет весь мир. Что подписи дойдут до самого Путина или даже до Страсбурга, где защищают права человека. К сожалению, подписные листы оказались никому не нужны: ни Минюсту, ни ЦИКу, ни тем более главе города Николаю Адушеву. Все 22 тысячи подписей хранятся в больничной палате №320. Значит, зря они затевали голодовку и теряли здоровье? Несостоявшиеся кандидаты так не считают. Вокруг них объединился народ. И хотя из адушевских СМИ (администрации принадлежат две газеты, местное ТВ и радио) поется про высокий рейтинг главы и его неминуемую победу 2 апреля, по другим опросам серпуховчане проголосуют против всех. Так намерено поступить около 60% избирателей. "Мы не рабы", — говорят люди. На крайний шаг — политическую голодовку — Щетко и Шолохова толкнуло отчаяние, полное беззаконие городских властей. Вместо грязных избирательных технологий в Серпухове обкатывается "тонкая". Обеспечивающая железную победу нынешнему главе. Суть ее в том, чтобы посадить своих людей в территориальную избирательную комиссию. На выборах мэра ТИК является истиной в последней инстанции: ему не указ ни облизбирком, ни ЦИК. Эти организации имеют право рекомендовать, но не требовать от ТИКа. Членов "территориалки" подбирает и утверждает городской совет депутатов. Казалось бы, к законодательной ветви власти глава никакого отношения не имеет. Но пикантность "серпуховского дела" в том, что горсовет возглавляет... глава города Николай Алексеевич Адушев. Бывший первый секретарь Серпуховского ГК КПСС Волков (ему тоже отказали в регистрации кандидатом) признается, что в советские времена у него в руках была сосредоточена огромная власть. Но даже тогда "первый" не возглавлял горсовет. Мэр сегодня — и бог, и царь, и герой... Ну так вот: Адушев сформировал ТИК из проверенных людей. И они сразу "завернули" тех, кто представлял для главы реальную опасность. Предпринимателя Щетко, управляющего газовым трестом Шолохова, начальника жилищно-коммунального хозяйства Шевченко, бывшего первого секретаря горкома Волкова, полковника налоговой службы Мамонова. Придравшись к тому, что в их подписных листах много "мертвых душ". На самом деле души эти — живые. Допустим, Шолохову ТИК говорит: дома №9 по ул. Горького не существует. Значит, и жителей этого дома (14 подписантов) — тоже. Однако дом этот есть, и жильцы — есть. Но чтобы доказать, что они не мертвые, а самые что ни на есть живые, каждому нужно явиться в суд. Где Шолохов и иже с ним "завернутые" кандидаты оспаривали решение ТИКа. Россияне пойдут куда угодно — хоть на амбразуру. Но только не в самый гуманный и справедливый российский суд. С первого захода кандидаты "пролетели". Но по закону подписи можно собирать дважды. Все пятеро кидаются по квартирам, аккуратнейшим образом заполняют новые подписные листы. И ТИК опять признает их недействительными! Заметьте: всем пятерым кандидатам! Для приличия хотя бы одного из этой пятерки зарегистрировал... Жаловаться некуда. Губернатор Подмосковья Борис Громов, которому отправили отчаянную телеграмму, вмешиваться в избирательный процесс не имеет права. На заседания ТИКа приезжали зампред облизбиркома Александр Гусев с двумя юристами. А также председатель комитета Госдумы Салий. Они хотели сказать ТИКу, что он, мягко говоря, не прав. Но им даже слова не дали. Ведь территориальная комиссия — высшая инстанция на выборах мэра. От такого "правового" государства не то что заголодаешь — собакой на Луну завоешь. Кстати, все 19 дней голодной "обороны" официальные городские СМИ рассказывали о том, что Щетко и Шолохов по ночам (как Васисуалий Лоханкин) ложками едят красную икру. И что их даже навещают девочки. Стараниями Николая Алексеевича тягаться с ним в равной, так сказать, и в открытой борьбе сегодня допущены три кандидата. Которые "угрозы демократии" не представляют. В городе их попросту не знают. Кроме того, одна из них (г-жа Ушкова) — обычная подстава, засланный казачок мэра. Если остальные снимут свои кандидатуры, то в списке останется две фамилии. И сохранится альтернативность, а значит, и легитимность выборов. Но и с этими, прямо скажем, не самыми матерыми соперниками Николай Алексеевич не чувствует себя уверенно. С последнего "круглого стола" зарегистрированных кандидатов на местном TV он ушел, хлопнув дверью: "Я не желаю общаться с этой мафией". Нетрудно представить, в каких тонах официальная пропаганда малюет другую "мафию" — ту пятерку, что не допущена к избирательной кампании. — Адушев правит городом девять лет, — говорит Владимир Шолохов. — Именно при нем в Серпухове появилось это слово: мафия. Но это не мы, а он на бюджетные деньги скупил акции предприятия "Геркулес", затем стал председателем его совета директоров. А потом — обанкротил предприятие. Не мы остановили 46 серпуховских заводов, где работало 60 тыс. человек. И не мы развалили общественный транспорт. И у Адушева еще хватает наглости называть нас мафией! Она голодовку как форму протеста не выбирает — у нее другие методы есть на вооружении. Вы что-нибудь слышали о "голодающем" Михасе или Япончике? "МК" не берется утверждать, кто в Серпухове большая мафия — исполнительная власть или ее оппозиция. Не исключено, что все они хороши и друг друга стоят. Ясно другое. Мэр пытается победить любой ценой. Наверное, потому, что победителей у нас не судят?.. г. Серпухов.



    Партнеры