ПОЧЕМУ УЛЫБАЛСЯ ГАГАРИН?

11 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 2006

Как первый космонавт —потрогал за коленку английскую королеву —пил водку перед полетом —провел ночь с Брижит Бардо В один миг он перестал принадлежать себе, его жизнь стала достоянием всего народа. Советскому Союзу нужны были свои герои. Героями становились выходцы из бедных семей, с рабоче-крестьянской "косточкой", с безупречным прошлым и настоящим. В 60-х годах ему "слепили" ту биографию, которая подходила под звание "Гражданина Вселенной". Но этот слепок оказался далек от настоящего Гагарина. За полгода до смерти он как бы случайно обронит: "Почему я?.. Я же хотел быть вторым!". Вторым, чтобы нормально жить, пить водку. Вторым, чтобы знакомиться с красивыми женщинами... Семья испытывала Юру на прочность Когда-то город Гжатск, расположенный в двухстах километрах от столицы, больше напоминал поселок со всеми атрибутами сельской жизни. Трехокончатые купеческие домики, ухабистые пыльные дороги, бабки с коромыслами, коровы во дворе, разлитый в воздухе запах сена. В 15 км от города на окраине деревни Клушино есть дом. До 1960 года здесь жила вся семья Гагариных. — У нас была дружная семья, хотя и жили мы тяжело, — рассказывает родная сестра Гагарина Зоя Алексеевна. — Мне было 7 лет, когда родился Юра. Мать с отцом с утра до ночи работали в колхозе, поэтому пришлось пригласить няньку для брата. Но старушка была настолько древняя, что засыпала на ходу. Поэтому я сама нянчила Юру. Каждый день мне нужно было носить его на кормление маме в колхоз. А он в детстве толстенный был, и почему-то мне удобнее было тащить его ногами кверху. Готовила его уже тогда к космосу... Через два года родился Боря... А через двадцать лет дружная семья стала распадаться... Юра учился в Оренбурге. Там на танцплощадке познакомился со своей будущей женой Валей. Это была невысокого роста девушка, крепкого телосложения, с жгуче-черной до пояса косой и огромными глазами. Через три месяца они поженились. — Мы не были на этой свадьбе, отец запретил ехать, — вспоминает старший брат, Валентин Алексеевич Гагарин. — "Как это, сын женится, а играет свадьбу не в родном доме?!" — возмущался он. В Оренбурге у Юры родилась Лена. — После того как появилась вторая дочка, Юра сказал жене: "Будем... до победного". Валя тогда огрызнулась: "Еще чего захотел". И больше рожать не стала, — рассказывает Зоя Алексеевна. Младший брат Борис рано пристрастился к спиртному. В 20 лет заработал рак желудка. Сделали операцию. На год болезнь отпустила его, потом жуткие приступы вернулись. — Почему Боря сделал это? До сих пор не знаю. Я ведь тогда уже не жил в Гжатске, и какие отношения были у младшего брата с семьей, мне трудно сказать, — рассказывает Валентин Алексеевич. — Я очень удивился, что все уехали по приглашению Юры в Ригу, а Борю оставили одного. Возвращались через неделю: я к себе в Рязань, а родные — домой. Вдруг звонок. Голос матери: "Валя, приезжай на похороны, Боря умер". Потом выяснилось, что Боря повесился. Жители города, знавшие Бориса, считают, что тот спился. Сестра уверена, что младший брат больше не мог терпеть боль. Валентин считает, что скорее всего, что-то не заладилось в семье... ...Летом 1968 года Гжатск переименовали в Гагарин. — Я до сих пор помню, как Анна Тимофеевна Гагарина выходила на центральную площадь города и торговала яблоками прямо под окнами исполкома, — рассказывает бывшая соседка. — Председатель исполкома самолично бежал скупать у нее фрукты, чтобы она быстрее ушла. — Это была странная семья, из их дома часто слышалась ругань. Говорят, что мать Гагарина любила сходить налево, а отец сильно пил, так он за ней по всему городу с ружьем носился. Все знали Борьку, брата космонавта, поддавал он крепко... — до сих пор судачат соседи Гагариных. — Конечно, каждый в городе считал за честь выпить с отцом или Валентином, отказать им было неудобно, вот и спивались потихоньку, — подтверждает космонавт Алексей Леонов. ...К 1965 году здесь не осталось практически ни одного деревянного дома. Проселочные дороги заасфальтировали. Построили крупные заводы, организовали молочно-консервный комбинат. Переименовали улицы, названия магазинов, ресторанов — половина до сих пор носит имя Гагарина. Рядом с гостиницей "Восток" — огромный монумент космонавта, за ним в еловых ветках спрятана затертая мемориальная доска — "Они сражались за Родину". За 60-е годы население в городке увеличилось с 5 тысяч до 70. — Лучше жить мы не стали. Я по-прежнему работала медсестрой. Дети учились в институте. Денег опять не хватало, поэтому ездили в колхоз подрабатывать — сажали картошку, убирали брюкву, косили сено, — говорит Зоя Гагарина. — Многие считали, что вся семья Гагариных могла тогда не работать и жить припеваючи. Чушь! Юра весь заработок отдавал жене. Правда, матери трехэтажный кирпичный дом в Гжатске выстроил, а Валентину и Борису дал по 500 рублей (считай, сегодня это как 50 тысяч!) на строительство дач. Гжатск, переживший бурный подъем в 60-х, сегодня на мели. Уже пять лет, как из-за отсутствия финансирования не работает ни один завод. Больше половины населения — безработные. Зато очередь в винно-водочный магазин выстраивается с 6 утра. По словам работников музея, еще 20 лет назад здесь принимали по 12 экскурсий в день. Теперь — 12 в год. Основная масса населения города Гагарина — чеченцы и грузины. Для Титова 12 апреля стало черным днем Считается, что окончательно Государственная комиссия определила, кто первым полетит в космос, только за три дня до старта. Чаша весов колебалась: Гагарин — Титов, Титов — Гагарин. И все же, уверен сейчас Герман Титов, то, что первым будет Гагарин, было предопределено задолго. — За несколько месяцев до полета фотокорреспонденты, кинооператоры, приходившие на занятия нашей группы, сначала наставляли объективы на Гагарина, потом — на меня, а уж после — на остальных, — вспоминал Герман Степанович. — Мы же не дураки были, понимали: "глаз положили" на Юру. Большие начальники не указывали журналистам, кого снимать первым, а кого — вторым. Решение о первой кандидатуре было засекречено. И все же корреспонденты, инженеры, врачи, повара — все те, кто был включен в узкий круг допущенных к космическому таинству, — выделяли из шестерки будущих первопроходцев Гагарина. ...9 марта 1960 года был подписан приказ о создании первого отряда космонавтов. Из 3000 человек было отобрано 20. Никаких особых условий не оговаривалось. Ребятам по-прежнему платили офицерское жалованье. — Я познакомился с Гагариным в авиационном госпитале в Сокольниках. Помню, захожу в палату, на кровати сидит молодой юноша и растерянно улыбается. Я тогда подумал: не больной ли — улыбка с лица не сходит, — рассказывает Алексей Леонов. — Оказалось, что это у него строение лица такое — уголки губ слишком сильно задраны кверху (наследственное от отца), поэтому на всех фотографиях Юрий улыбается, хотя далеко не всегда он пребывал в хорошем расположении духа. Позже Юрий с Алексеем станут лучшими друзьями. Подружатся и их жены. Когда у Валентины родилась Галя, Светлана Леонова даже кормила своей грудью дочку Гагариных! — После того как нас отобрали, мне дали комнату 15 метров в коммуналке на Студенческой, — продолжает Леонов. — Я иногда заходил к соседям, простым рабочим, телевизор смотреть (своего у меня не было). Сидишь, смотришь кино, а по ногам клопы ползают... А Юре Гагарину на Ленинском дали однокомнатную квартиру: у него уже был один ребенок. Летом 60-го нас переселили на Чкаловскую, Юре дали двухкомнатную. А после всем космонавтам дали по трехкомнатной квартире — с паркетом! И с кафелем в туалете! Подготовка к полету шла в маленьком здании в районе метро "Аэропорт", через полгода переехали в Звездный. Старостой группы выбрали Пашу Поповича. — Я готовил программу полета, читал им лекции три раза в неделю по 4 часа, — рассказывает Виталий Севастьянов. — Через несколько дней после знакомства я обратил внимание, что все ребята чаще всего кучкуются вокруг Юры. Позже я стал замечать: где Юра, там всегда веселье. Он мастерски травил анекдоты, со всеми просто общался, к нему тянуло людей. Заметили это и психологи, которые постоянно вели наблюдение за будущими космонавтами. В отдельном журнале они делали свои пометки, потом передавали их в вышестоящие инстанции. Через год перед госкомиссией предстали лишь 19 молодых людей. 20-го уже не было в живых. Валентин Бондаренко погиб на испытаниях, сгорел в барокамере. После государственных экзаменов состав первого отряда уменьшился. Продолжали тренировки шестеро — Николаев, Быковский, Попович, Гагарин, Титов и Нелюбов. Медицинскому персоналу дана была строгая установка: никому из них не говорить о приоритетах, чтобы раньше времени никто не расслаблялся. Но соперничество между будущими космонавтами все-таки было... Во время очередных занятий на тренажерах председатель экзаменационной комиссии Сергей Королев решил поближе познакомиться с этой шестеркой. Позже этот момент многие космонавты будут вспоминать как ключевой в жизни Гагарина. Через полчаса отряд собрался на "ковре". Королев по очереди опрашивал ребят о строении "Востока", задавал вопросы по космической тематике, предлагал найти выход из сложных ситуаций. Больше всего вопросов было обращено к Гагарину. Отвечал он не блестяще, но достаточно уверенно. Некоторые вопросы Юрий оставил без ответа, обронив лишь короткое "не знаю". — Когда все вышли из кабинета, Королев попросил остаться меня и Тихонравова, — говорит Виталий Севастьянов. — Теперь уже он нас завалил вопросами. И больше всего — о Гагарине. Никаких решений тогда еще не было принято. Но я почувствовал: Королев свой выбор сделал. Через неделю, когда ребята прошли полное медицинское обследование, он опять вызвал нас к себе и сказал: "Первым полетит Гагарин, дублером будет Титов, но в документации фамилий не писать. Они будут проходить как "испытатель №1" и "испытатель №2". Причем во всех официальных документах Королев приказал первым по размерам костюма и скафандра вести Титова. Размеры Гагарина указывать под вторым номером. — Я до сих пор не понимаю, зачем так сделали, — пожимает плечами Виталий Иванович. — Вероятно, чтобы окончательно кого-то запутать. ...5 апреля 1961 года помощник Главкома ВВС по космосу генерал Н.П.Каманин сделал следующую запись: "В последние дни я все больше слышу высказываний в пользу Титова, и у меня самого возрастает вера в него... Итак, кто же — Гагарин или Титов? Трудно решить, кого посылать на верную смерть, и столь же трудно решить, кого из 2—3 достойных сделать мировой известностью и навеки сохранить его имя в истории человечества". Тайна хранилась до последней госкомиссии. И только 9 апреля должны были объявить решение. Кстати, несмотря на секретность, утечка информации все же произошла. Владимир Яздовский, отвечавший тогда за медицину, вспоминает: "Голос Америки" тут же сообщил о решении комиссии... — А за час до оглашения имени космонавта №1 всех шестерых претендентов опросили, кого они сами считают самым достойным. Гагарин промолчал, четверо отвечали: "Пускай Юрий!" — рассказывает Леонов. — Титов тогда сильно обиделся, видимо, он уже считал себя первым. Много лет спустя, выступая в Колонном зале, он признался, что для него 12 апреля стал черным днем. Зря Герман при каждом случае читал наизусть Пушкина, показывал свою начитанность, а в компаниях демонстративно заявлял: "Спиртное в рот не беру"... Окружающим казалось, что он чего-то боится. Как выяснилось, он боялся оказаться вторым. До полета у Гагарина с Титовым были очень теплые отношения. Жили они в одном доме, но в разных подъездах. Лазили друг к другу через балкон. — У сына Германа был врожденный порок сердца, умер совсем маленьким. Если бы вы видели, как Юра плакал, как будто его ребенок умер, — вспоминает Зоя Гагарина. — После полета Титова и Гагарина нельзя было даже назвать хорошими знакомыми. У них вообще никаких отношений не было, — утверждает Алексей Леонов. — Пару раз они в поездках вместе были, а работали и обучались в разных аудиториях. Они с самого начала были разными людьми, а со временем эта разница только увеличивалась. Ему приказали не быть героем В советские времена пользовалась популярностью такая песня: "Когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой". Этому человеку выпал другой жребий. Приказали: героем не быть, хотя он был в двух шагах от героического будущего. Капитан Григорий Нелюбов был вторым (после Титова) дублером Юрия Гагарина. 12 апреля 1961 года на стартовую площадку Байконура привезли и его. При самом первом знакомстве с космонавтами Королев его кандидатуру рассматривал как номер один. Но судьба распорядилась иначе — Нелюбов был вычеркнут из состава первого отряда космонавтов, переведен в Приморье. Здесь же и похоронен в 300 метрах от автотрассы Владивосток—Хабаровск. Скромная могила, надгробие, сделанное из обшивки самолета. Под фотографией надпись "Капитан Григорий Григорьевич Нелюбов (1934—1966)". В Санкт-Петербурге живет Борис Крамолов, инженер-механик, один из друзей капитана Нелюбова. — За первым отрядом всегда следили органы ЧК, так было и в тот злополучный день. Григорий отмечал свой день рождения с Гагариным, Титовым, Леоновым и другими космонавтами. Выпили, как положено... После празднества возвращались в часть, нарвались на патруль, последовали объяснения в нецензурной форме. На следующий день рапорт об их поведении оказался на столе Главкома ВВС по космосу генерала Каманина. Через неделю вышел приказ об отчислении Нелюбова. Григория отправили в Хабаровск, где он испытывал новые "МИГи". Внешне он выглядел вполне удовлетворенным, никто не знал, что на душе у него вот уже несколько лет "скребут кошки". Он каждый день ждал звонка из штаба и надеялся, что его вернут в отряд. Однажды в Хабаровск прилетел Юрий Гагарин и первым делом пожелал встретиться со своим товарищем. Позже до Нелюбова дошли слухи, что Гагарин хлопотал, чтобы его, Григория, перевели в Москву, но даже первому космонавту было отказано. Единственный человек, на которого была надежда, — Сергей Королев. Он жалел, что отряд лишился таких космонавтов (с Нелюбовым тогда отчислили Аникеева и Филатьева), поэтому постоянно писал прошения в вышестоящие органы. 8 января 1966 года появилась маленькая надежда, Королева должны были выслушать... Но через 10 дней главный конструктор умер на операционном столе... У Нелюбова начались регулярные запои. 17 февраля жена Лиля, не выдержав, закрыла его дома и ушла к соседям. Вечером Григорий в летной куртке выпрыгнул с 3-го этажа и как ни в чем не бывало зашагал к железнодорожной станции. — А утром мы узнали, что Григорий покончил жизнь самоубийством, шагнув под поезд, — рассказывает Борис Федорович. — Его тело было настолько изуродовано, что опознать его оказалось невозможным. Пришлось строить на плацу гарнизон и вычислять. Не успели начать расследование, как жена принесла записку: "Лиля, я больше не могу...". Космонавт № ноль — Гагарин — не первый, кто летал, он первый, кто вернулся, — в один голос говорят жители города Гагарина. Откуда берутся такие разговоры, кто распространяет подобные слухи? Может, не зря народная молва судачит об этом? Ведь летали же сначала злаки пшеницы, крысы, собаки, а также традесканция, лоскутки человеческой кожи, посылали в космос даже раковые клетки! Все благополучно возвращались. Почему бы не запустить в космос человеческий "материал"? Таким "материалом" стал Сергей Нефедов. И сейчас, в 60 лет, человек с "космическим" здоровьем. — Сначала я месяц пролежал в Центральном научно-исследовательском авиационном госпитале в Сокольниках. В палате — 19 молодых летчиков. Но между тем, как проверяли меня и их, разница была большая. Скажем, их в барокамере под давлением, как на высоте 5 тысяч метров, держали без кислорода полчаса. А меня сначала на 5 тысяч на полчаса, потом — на час. Потом еще и на 7 тысяч без кислорода — это считается пределом человеческих возможностей. Спустя месяц Сергея Павловича привезли в военный институт авиационной медицины, где и рассказали, что готовится полет человека в космос. — Вы нам подходите по состоянию здоровья, по росту и по весу. Но будете у нас работать, если сами согласитесь, — сказал тогда Нефедову генерал-лейтенант Ювеналий Волынкин. В августе 1960 года Нефедов стал космическим испытателем. На нем впервые отрабатывали и испытывали системы жизнеобеспечения космонавтов, средства спасения, которые были на борту кораблей "Восток". Он первый ходил на невесомость, когда была создана лаборатория для таких тренировок. На него первого шили скафандр: на заводе обмотали гипсом, сделали статую тела и уже по этой статуе сшили скафандр. Тогда же он познакомился с Сергеем Королевым. Первый эксперимент — пять суток просидеть в скафандре на корабле "Восток". Выясняли, можно ли управлять кораблем в скафандре, как работают регенерационные системы, как обеспечивается подача воздуха, как пить, есть, ходить в туалет. После этого поставили задачу посерьезнее: отсидеть 15 суток при аварийных, экстремальных условиях. — Давали в корабле температуру минус 60, вроде как отказ системы и нужно понять, защитит ли тебя скафандр и сможешь ли ты управлять кораблем. Выдержал трое суток, — вспоминает Сергей Павлович. — Потом имитировали разгерметизацию кабины. 7 суток я прожил на высоте 50 км над землей в разгерметизированной капсуле. 28 января 1961 года его посадили на зачетный эксперимент. Месяц прожить в корабле "Восток". — Должны были прорабатывать любой вариант. И разгерметизация, и перепады температур, и отказ регенерационной системы, и ремонт ее. При этом я должен был управлять кораблем, выполнять психотесты. Когда вышел, выяснилось — тринадцать килограммов потерял. И еще одна проблема была. Датчики медицинские тогда к телу приклеивали. За месяц на месте, где их крепили, язвы образовались. Когда сняли скафандр, кожа отваливалась вместе с датчиками. К космонавтам датчики уже по-другому прилаживали. Корабль, в котором проходил зачетный эксперимент Сергея Нефедова, назывался "Восток-0". Все свои замечания и ощущения он записывал в бортовой журнал, который потом передал Гагарину. С тех пор космонавты и стали называть Нефедова "космонавт-ноль". — В 1961-м, после эксперимента, меня поместили в палату к первой шестерке — Гагарину, Титову, Нелюбову, Быковскому, Николаеву и Поповичу. Их перед гагаринским полетом обследовали. Мне сказали: "Сережа, обязательно расскажи им все, что ты чувствовал, что делал, какие проблемы. У космонавтов должна быть уверенность, что на земле все подготовили и полет пройдет нормально". Первым со мной Юра Гагарин заговорил. "Сколько, — спрашивает, — отсидел?" Я говорю: "Тридцать". — "Чего, часов?" Я говорю: "Да нет, суток". Отдыхаем в субботу. И кто-то говорит: "Ну чего, ребята, пошли?" Пошли — в магазинчик. Юрка Гагарин сидел на заборе "на атасе". Мы с Геркой Титовым побежали в магазин как были — в тапочках, в белых больничных брюках, куртке и белой рубашке. А Валерка Быковский ждал нас внизу, у забора, чтобы помочь перелезть. После полета Гагарина Сергея Нефедова вместе с первым отрядом наградили орденом Красного Знамени, заплатили 720 рублей, и на месяц отправили в санаторий. Соблазнил ли Гагарин английскую королеву? За "страх" первый космонавт Земли получил 15 тысяч рублей. Новая "Волга" тогда стоила в магазине 4 тысячи рублей, на "черном рынке" — около 10. Ему соединили две квартиры (однокомнатную и трехкомнатную) в панельном доме на Чкаловской, общей площадью 80 квадратных метров. Правительство подарило ему набор югославской мебели "Белград" (для спальни, столовой и кабинета). Эта была самая лучшая и самая дорогая (6 тысяч рублей) мебель в то время. Купить ее в магазине было невозможно, спекулянты "доставали" гарнитур за 25 тысяч рублей. Посыпались подарки со всей Земли: Гагарину подарили 21-ю "Волгу", небольшой катер (на котором Юрий Алексеевич иногда объезжал Клязьминское водохранилище), спортивную машину "Пежо". Гагарину выделили служебную "Волгу" с личным водителем и охранником. Вскоре Гагарину присвоили звание полковника, а через три месяца он стал командиром отряда. Зарплата его в тот момент составляла 380 рублей плюс 180 рублей за полеты (полет в сложных условиях оплачивался 2 рубля в минуту, в простых — рубль). "10 ноября 1963 года. Два с половиной года всемирной славы не испортили Гагарина. Он очень вырос за это время, приобрел большой опыт... Гагарин имеет склонность к выпивкам, любит побалагурить, пошутить с женщинами, но не переходит границ, очерченных конкретной обстановкой и нормами поведения". (Из дневника Н.П.Каманина.) Противоположный пол стал привлекать Юру еще со школьной скамьи. В школе его считали выскочкой, он всегда хотел быть первым во всем. Кстати, еще до его триумфального полета среди космонавтов появилась шуточная частушка: "Ах, куда идет Гагарин? К космонавткам по утрам..." — В 10 лет он выглядел гораздо старше нас, — вспоминает одноклассница Гагарина Антонина Солнцева. — Помню, сядет он, бывало, за парту и как затянет песню: "В бой за родину идем...". Солдатам подражал все время — любимая одежда была отцовская шинель и полевая сумка через плечо. Кстати, петь Юра любил всегда. Даже на испытаниях в барокамере с маленькой маской на высоте 14 тысяч метров, где у людей закипала кровь, глаза проваливались, щеки раздувались, Гагарин, чтобы отвлечься от мрачных мыслей, предложил коллегам: "Давайте назло всем споем". И затянул популярную тогда песню: "Самое синее в мире Черное море мое..." — А еще он к девочкам очень хорошо относился. Когда мальчишки на нас вообще внимания не обращали, он, наоборот, всегда гулял с нами, на танцы рано начал ходить, — говорит одноклассница. — Он среди нас всех самый лучший танцор был. Лихо мы с ним тогда отплясывали! Гагарина любил весь мир, который наполовину состоит из женщин. Взять, например, Брижит Бардо. — Брижит Бардо написала, что переспала с Юрием в Париже, — говорит Алексей Леонов. — Но он в Париже был по два дня два раза. Второй раз с Валей. При жене-то как? Мне кажется, Брижит врет. Юра мне точно про это рассказал бы. Она хотела сделать себе имя на Гагарине. Хотя у меня есть фотография, где Юра ее целует. Но дальше, думаю, у них дело не зашло. — А я отлично помню митинг 12 апреля. Здесь собрался тогда весь дипломатический корпус, — улыбается Валентин Гагарин. — Хрущев сам повел Юру знакомить с послами. Жена одного чернокожего дипломата как увидела Юру, сорвала с себя обручальное кольцо с бриллиантами и надела на его палец. Ее муж сначала переменился в лице, но когда увидел, что на них все смотрят, заулыбался, обнял и поцеловал жену. А история с искусственной бровью, которая уже стала притчей во языцех! Вот как описал Каманин это происшествие: "4 октября. В 23.50 жена разбудила меня криком: "Коля, вставай! Внизу что-то случилось!" Через минуту я увидел Гагарина лежащим на садовой скамейке. Лицо и рубашка Юрия были в крови, на лице — рваные раны. Валя в слезах кричала: "Что же вы стоите, помогите ему! Он умирает!.." Заключение врачей — пробита надбровная кость, но рана не смертельна, над левой бровью останется шрам. За день Гагарин чрезмерно "напрощался". После ужина Юра сразу лег спать. Проснулся около 22 часов, помогал купать Галку, а потом спустился на первый этаж, где Валентина Ивановна с другими женщинами продолжала играть в карты, а мужчины — в шахматы. В 23.47—23.48 Юра сказал Вале: "Кончай играть, пошли спать!" — и вышел из гостиной. Через 2—3 минуты Валя, закончив играть в карты, спросила: "А где Юра?" На этаже было три комнаты, из которых отдыхающие уже уехали. В двух комнатах Валя никого не обнаружила, а третья была закрыта на ключ изнутри. Валя резко постучала в закрытую дверь. Через несколько секунд она открылась, в комнате горел свет, а в дверях стояла медсестра Аня (27 лет). На вопрос Вали: "Где Юра?" Аня ответила: "Ваш муж выпрыгнул с балкона". Балкон возвышался над уровнем земли на два метра, под ним была асфальтированная дорожка, окаймленная с внешней стороны цементированной бровкой. При прыжке Гагарин зацепился ногами за виноградные лозы, потерял равновесие и упал лицом на цементную бровку". Как рассказывал потом сам Гагарин и многие из тех, кто тогда был в санатории, никаких фривольных мыслей у космонавта не было. Тем более что он знал: жена заканчивает игру. В комнату к Анне заглянул случайно. Но, услышав шаги жены, чтобы не ставить ее в двусмысленное положение, дверь запер, а сам решил выпрыгнуть в окно. С этих пор у Гагарина левая бровь была искусственной. — Мне больше всего запомнился другой случай. Вскоре после полета Гагарин был приглашен в Англию профсоюзом горняков. Это приглашение было неправительственным. Но королева все-таки изъявила желание встретиться с ним, — рассказывает бывший руководитель медико-психологической подготовки космонавтов в Звездном Владимир Лебедев. — Позже Гагарин рассказал нам следующую историю. Как деревенский паренек, о королях и королевах он знал только по сказкам. А тут королева после официального приема пригласила его на ланч. Юра рассказывал: ему настолько хотелось убедиться, что это живая королева, что под столом он потрогал королеву чуть выше колена. Та улыбнулась и продолжала пить кофе. Леша Леонов тогда изрек: "Юра, ты травишь!" Гагарин не стал ничего доказывать. Когда я стал писать мемуары, то вспомнил об этом рассказе, и мне захотелось проверить, шутил ли Юра. В английских газетах, освещающих его визит, сообщалось, что королева высказала восхищение героизмом Гагарина и даже нарушила протокольную часть. Она восторженно подошла к космонавту и стала его тискать руками. Кроме того, королева сфотографировалась с Гагариным, чего ей по статусу не положено было делать, поскольку тот был из простолюдинов. Но королева вышла из этого положения, сказав, что Гагарин, слетав в космос, стал небесным человеком. Один из хороших друзей Гагарина рассказывал, что Гагарин очень любил русскую баню. Рецепт пара по-гагарински: "Выпейте полбутылочки беленькой, а оставшуюся половину вылейте в таз с горячей водой и поддавайте с пивом". — Если бы Гагарин столько пил, сколько ему наливали, он умер бы гораздо раньше, — говорит Алексей Леонов. — Помню, летом 1961 года мы поехали в Сочи. И вот сидим в одном грузинском ресторанчике, и Юре наливают в рог "Киндзмараули", там около четырехсот граммов было. Юра все выпил, и через 15 минут его стошнило. Это говорит о том, что человек не умел пить. Его опознали по родинке... Белорус Иван Крышкевич был летчиком бомбардировочной авиации. Их с Гагариным рабочие кабинеты располагались через стенку. Они дружили семьями. И когда комиссару исполнилось 50 лет, Гагарин стал инициатором торжества в Доме офицеров Звездного городка. Праздновали 25 марта 1968, в понедельничный вечер, за два дня до гибели Юрия Гагарина и Владимира Серегина. Этот вечер был последним, проведенным Гагариным на глазах у всех, к тому же в качестве тамады за праздничным столом. Кстати, это и дало потом повод утверждать: "Набрались на юбилее — вот и грохнулись". Народу было около 70 человек. Душой компании опять стал Юрий со своими офицерскими шутками, типа: "Будем пить за здоровье именинника, пока свое не потеряем". В самый разгар веселья тамаде Гагарину принесли телеграмму: в белорусской деревне у юбиляра умер отчим. Юрий тут же попросил узнать у своих помощников, когда будет ближайший рейс самолета на Минск, заказать Крышкевичам билеты и держать наготове "Волгу", чтобы довезти их до аэропорта. Когда объявили перерыв и начались танцы, Крышкевичи узнали о случившемся и, не ставя в известность гостей, уехали. Проводив их, Гагарин вышел с художником Яковом Скрипковым "глотнуть свежего воздуха". — Я сразу обратил внимание, как изменилось выражение его лица: с него сошла улыбка, и он стал непривычно грустным, — вспоминает Скрипков. — Оказалось, Юрий Алексеевич все последние дни находился в большой тревоге: жену положили в больницу, и он боялся, что у нее рак. Я пытался его успокоить, мол, если что серьезное, ему бы сообщили. Гагарин лишь усмехнулся: "Как же, скажут они! Все берегут космонавта №1". И тут его прорвало. "Я вовсе не хотел быть космонавтом №1... Зачем они выбрали меня?" Он признался, что давно чувствует себя свадебным генералом, которого затаскали по заграницам, разным приемам, собраниям, встречам. Его демонстрируют, как куклу, а он хочет быть летчиком. Гагарин стал заместителем начальника Центра по летно-космической подготовке, не отлетав положенных часов. Тот же Титов на два года вперед отлетал. И диплом в академии Юрий Алексеевич последним защитил, буквально за несколько дней до гибели



    Партнеры