МЕНЯЕМ РУССКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НА АМЕРИКАНСКУЮ ОБОРОНУ

13 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 498

Завтра Дума, судя по всему, ратифицирует Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. После этого должна начаться новая эра в истории ядерного противостояния двух держав. Если раньше мы соревновались со Штатами количественно — числом ракет и боеголовок, то теперь должны перейти к конкуренции качества. Придется добиваться, чтоб наша страна была лучше защищена от американского ядерного оружия, чем США — от нашего. Договор СНВ-2 был подписан президентами США и России в 1993 году. Он предусматривал сокращение стратегических наступательных вооружений до уровня 3000—3500 боеголовок с каждой стороны (предыдущий договор такого рода, СНВ-1, сокращал число боеголовок с 12 до 6 тысяч соответственно). Чтобы выйти на такие результаты, России следует сократить около 350 ракет наземного базирования, причем таких, гарантийные сроки которых уже истекли, и их все равно надо выводить из строя. США же обязуются уничтожить такие виды вооружения, которые могли бы служить еще лет 10—15 (например, 50 ракет МХ с 10 боеголовками каждая), и снять часть боеголовок с ракет морского базирования. Судьба СНВ-2 сразу как-то не сложилась. Американский парламент ратифицировал Договор в 1996 году, а вот российский — ну никак. За время этого "никак" в развитие Договора СНВ-2 в 1997 году было подписано еще два документа: о продлении срока действия СНВ-2 на пять лет и о четких критериях разграничения стратегических и тактических видов вооружения. Эти два документа пока отказываются ратифицировать и американцы — ссылаясь на то, что Россия до сих пор не ратифицировала и исходный документ — СНВ-2. Принято считать, что главная причина проблем с прохождением СНВ-2 через российский парламент — позиция левых, контролировавших в значительной степени работу Думы. Но это справедливо лишь применительно к Думе второго созыва — Думу первого созыва коммунисты не контролировали... Так что дело не только в коммунистах, выступающих против Договора не столько по существу, сколько по идеологическим причинам. Дело еще и в том, что президент Ельцин хронически пребывал в состоянии острого противостояния с Думой. Это застило депутатам глаза, и в Договоре СНВ-2 они видели не конкретный документ, а лишь повод сделать хотя бы небольшую гадость президенту категорическим отказом этот документ рассматривать. Сейчас, задним числом, большинство депутатов полагает, что если бы Ельцин действительно очень хотел ратификации и до конца понимал ее важность, то своего добился бы: в других-то вопросах, вроде продавливания кандидатур премьеров или бюджетов, Ельцин был очень настойчив... Так или иначе, дошла гиря до полу. Теперь СНВ-2 очень нужен российской исполнительной власти в ратифицированном виде, чтобы попробовать остановить США в стремлении вырваться за рамки еще одного договора — 1972 года рождения, касающегося систем ПРО. Какая здесь связь? Договор 72-го года позволяет закрывать системой противоракетной обороны либо столицы государств, либо пусковые установки ядерных ракет. В 72-м году мы выбрали первое и построили ПРО для Москвы. Американцы выбрали второе и закрыли свои установки. Договор по ПРО держал на себе всю работу по сокращению стратегических ядерных вооружений и придавал ей смысл. Обе стороны оставались как бы одинаково открытыми друг перед другом, и перед стратегическими силами не ставилось больше задачи преодоления противоракетной обороны противника. Тем самым значение стратегических сил резко снижалось. Теперь США твердо решили создать более широкую систему ПРО — якобы для защиты от так называемых "злонамеренных стран", стоящих на пороге или уже за порогом создания атомного оружия (Иран, Пакистан, Индия, Ливия и т.д.). Но любое нарушение Договора по ПРО неприемлемо для России, потому что нет никакой гарантии, что лет через десять США не закроют всю свою территорию очень плотной системой ПРО, мы сократим свои стратегические наступательные вооружения, а закрыться так же плотно от американских ракет просто не сможем по банальной причине — несопоставимости уровней экономического развития наших стран. Поэтому теперь Россия выступает с позиции "лучше поздно, зато все сразу": Государственной Думе предлагается ратифицировать в пакете и Соглашение 1997 года, и Договор СНВ-2. Причем с существенной оговоркой: Россия оставляет за собой право не приступать к реализации технической стороны Договора, если США все-таки решатся выйти за рамки Договора ПРО.



Партнеры