ДЕТСКИИ АД

21 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 679

В понедельничном номере "МК" мы опубликовали статью о том, что депутаты гордумы хотят принять закон о введении в Москве должности уполномоченного по правам детей. И попросили читателей ответить на три вопроса: КАК НАРУШАЮТСЯ В МОСКВЕ ПРАВА ДЕТЕЙ? ИЗВЕСТНЫ ЛИ ВАМ ТАКИЕ ПРИМЕРЫ? НУЖЕН ЛИ ДЕТЯМ ПРАВОЗАЩИТНИК? По "прямой линии" нам дозвонились 63 человека. И в каждом звонке — боль за детей, своих и чужих. Люди поддержали депутатов. И надавали им кучу советов. Все конкретные жалобы с адресами и телефонами мы передали депутатам — пусть докажут на деле свое неравнодушие к детским судьбам. — Я сама пошла бы на общественных началах и, как родная мать, работала бы с детьми, чтобы их защитить. Не надо мне никакой зарплаты, мне пенсии хватит. (Вера Леонидовна, 57, педиатр.) — В Москве дети бесправны. У нас в подъезде валялся мальчик лет 13, наркоман. Приехала милиция, порвала свитер, чтобы он дышать мог. Минут через 40 приехала "скорая". Потом его все бросили. (Олег Николаевич, 67, пенсионер.) — Помогите бездомным детям, которые по улице ходят. В первую очередь надо заняться детьми, мы, пенсионеры, как-нибудь проживем. (Александра Львовна, 69, бывшая учительница.) — У нас внучка 12 лет, она находится в школе-интернате на пятидневке. Мамаша ее разведена с моим сыном, перестала брать ее из школы. Мы делали все, чтобы ее лишили родительских прав. Суд отказал. Мы не знаем, что делать. Обязательно нужен правозащитник детей. (Акопеев Геннадий Петрович, 54, охранник.) — Детям нужен правозащитник. У меня был случай, когда мать имела однокомнатную квартиру, приводила мужчин, довела свою дочь до самоубийства. Если будет правозащитник, пусть он занимается этим. Я могу бесплатно заниматься такой работой. Мой телефон 370-93-41. (Полякова Людмила Васильевна, 62, бывший директор школы.) — Соседская девочка живет с бабушкой, отец погиб много лет назад, мать спилась, бабушка больна шизофренией. Девочка в 7-м классе, учится хорошо, очень способная. Не получает никаких пособий, у них даже телевизора нет. Я обращалась в муниципалитет "Гольяново". Было заявление девочки с просьбой об оказании материальной помощи. Год назад дали продовольственный заказ — и все. Никто не занимается этими делами. Сама я помогаю чем могу. (Коптева Инна Дмитриевна.) — Один правозащитник ничего не сделает. Нужна хорошая служба по усыновлению. Добиться в органах попечения ничего невозможно. А очень многие хотели бы усыновить детей. (Надежда Тимофеевна, пенсионерка.) — Моему ребенку 11 лет, инвалид с детства, передвигается на костылях. Живу в общежитии. Жилье получают только дети из коммуналок. Надо уравнять в правах всех детей-инвалидов. (Ирина, 32.) — Около года работал в Москве — бесплатно! — детский музей-театр "Волшебный букварь". Сначала в Раменках, потом по детским садам, наконец, в музее Островского на Тверской. Уникальный музей для детей нынче — бомж... (Джеванширова Жанна Аркадьевна, 60 лет, пенсионерка.) — Обязательно нужен правозащитник. В нашем подъезде живет молодая семья с годовалым ребенком. На ночь, наверное, куда-то уходят, ребенок кричит иногда до четырех ночи. На наши замечания молодая мать отвечает: мой ребенок, что хочу, то с ним и делаю. (Татьяна Николаевна, 55 лет, инженер.) — У меня 7 детей. Я благодарна Зинаиде Драгункиной, депутату гордумы, за то, что она поднимает этот вопрос. Проблема защиты детей на сегодняшний день вопиющая. Права детей попираются на каждом шагу. По телевидению поднимаются вопросы пенсионеров, еще кого-то, а о детях молчат. Возглавить правозащитное движение, на мой взгляд, нужно многодетной матери, которая сама прошла через многое. А пусть в помощниках будут юристы, врачи и педагоги. (Троицкая Татьяна Ивановна, 45 лет, домохозяйка.)



    Партнеры